20 лет спустя. Как живется фигурантам дела Старовойтовой 

20 лет спустя. Как живется фигурантам дела Старовойтовой
Галина Старовойтова

Причастными к гибели Галины Старовойтовой следствие считает 13 человек. Реальные сроки получили четверо. Троих продолжают искать, но скорее по инерции. Зато на подходе - Владимир Барсуков.

Расследование убийства лидера «Демократической России» не завершено. По-прежнему неясен заказчик преступления, хотя бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко указал на Владимира Барсукова. Его защита предполагает, что обвинение предъявлено будет и дело передадут в суд в обозримом будущем.

Галину Старовойтову расстреляли поздно вечером 20 ноября 1998 года в подъезде 91-го дома на набережной канала Грибоедова. Как установил суд, подготовка к ее ликвидации велась несколько месяцев. Большинство причастных – выходцы из города Дятьково Брянской области, сотрудники охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский», подручные прапорщика ГРУ Юрия Колчина.

Подозреваемых Федеральная служба безопасности искала четыре года, первые задержания прошли в конце октября 2002-го, хотя список фигурантов чекисты обозначили почти сразу после гибели Старовойтовой. Например, считающийся соисполнителем убийства Олег Федосов, двоюродный брат Колчина, был объявлен в розыск 23 ноября 1998-го. По версии следствия, именно он, переодетый в женское платье и парик, открыл стрельбу из югославского пистолета-пулемета Agram 2000, но оружие после двух выстрелов заклинило. В голову Старовойтовой попала одна из двух пуль.

photo_2018-11-20_11-29-17.jpg

Судьба 51-летнего Федосова остается неясной. Он числится в списке физлиц, в отношении которых имеются сведения о причастности к терроризму. Но в федеральном розыске МВД уже не значится.

Статус беглеца не особо мешал Федосову жить. В июне 1999 года он стал соучредителем компании «Петростройинвест». До конца 2002-го свободно путешествовал между Петербургом и Брянском по паспорту на свое имя. По альтернативной версии – билеты покупали сторонние лица для имитации, а самого Федосова якобы нет в живых. По данным «Фонтанки», УФСБ Петербурга и области прекратило розыск Федосова 21 ноября 2012 года – через четырнадцать лет после преступления.

Установленными, но не пойманными остаются еще два человека – выходец из Ленинграда Сергей Мусин и Евгений Богданов. Они тоже внесены в «террористический» список Росфинмониторинга.

Обвинение в посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля устояло в суде в отношении только двух человек. Приговор был вынесен в июне 2005 года. Юрий Колчин получил 20 лет строгого режима. С учетом времени ареста он отбыл 16 лет. В 2016-м подавал на условно-досрочное освобождение, но ему отказали.

Колчину 50 лет. Он выбрал затворнический образ заключения. Через защитника передал, что категорически возражает против интервью и воспоминаний. Просил не сообщать колонию, в которой содержится.

«Он старый, больной человек, для него дело поросло плесенью», – сказала «Фонтанке» адвокат Евгения Ласточкина.

Соисполнитель убийства 49-летний Виталий Акишин тоже признан виновным в посягательстве. Он получил больше Колчина, 23,5 года колонии, из-за покушении на помощника Старовойтовой Руслана Линькова, который сопровождал женщину из аэропорта к дому.

Знаковым для обвинения был подсудимый Алексей Воронин.

«Может, пожалею, когда выйду на свободу и увижу ствол киллера. Но сейчас не жалею, что дал показания», – говорил Воронин перед приговором.

Подсудимый признавал свое и говорил о роли других. Его эпизоды по участию в прослушке и незаконном обороте оружия прекратили по давности. Он вышел на свободу после приговора. Последнее упоминание о Воронине, по информации «Фонтанки», датировано 2006 годом. Он нашел работу в небольшой коммерческой организации. На данный момент о нем тоже нет никаких сведений.

Юрий Ионов был оправдан в посягательстве на государственного деятеля за непричастностью. Уголовное дело о прослушке прекращено по сроку давности. Ионову 51 год. Знакомые говорят, что у него все хорошо.

«После освобождения сразу купил «Мерседес», к нему перешла часть корпоративного бизнеса», – вспоминают они.

Ионов в настоящее время возглавляет созданную супругой фирму, ее годовой доход превышает 40 млн рублей, указано в СПАРК. К воспоминаниям мужчина не расположен.

– И что вас сподвигло мне позвонить? – спросил он корреспондента.

– Двадцатилетие убийства Старовойтовой.

– Ну не по адресу. Занимайтесь другими, хорошо?

Масштаб дела накрыл 54-летнего уроженца Ленинграда Павла Стехновского. В 1990-х он устроился в охранное предприятие Колчина, исполнял мелкие поручения.

«С фигурантами был действительно знаком, но членом ОПГ не выглядел, – рассказала о нем давняя подруга семьи. – После убийства Старовойтовой уехал в Бельгию».

В Брюсселе, как следует из приговора, Стехновский работал в частном хозяйстве по производству сельхозпродукции. Подавал документы на получение вида на жительства. В декабре 2004 года его экстрадировали. Присяжные оправдали Стехновского в посягательстве, а за причастность к незаконному обороту оружия он получил два года лишения свободы и сразу вышел. Вернулся в Бельгию и там живет.

Вместе со Стехновским судили еще одного беглеца. Вячеслав Лелявин был задержан в июне 2004 года. Посягательство ему тоже не доказали, но за пособничество в убийстве (он неоднократно подвозил подельников к дому Старовойтовой) дали 11 лет.

Освободился Лелявин предположительно в 2015 году, зарегистрировался индивидуальным предпринимателем. Его бизнес связан с торговлей и грузоперевозками.

Основной процесс по делу Старовойтовой вела Валентина Кудряшова, нынешний зампредседателя Санкт-Петербургского городского суда. Она посчитала, что нельзя расценивать группу лиц, которых Колчин привлек к подготовке и осуществлению посягательства, именно как организованную группу. Обвинение не предоставило доказательств того, что все ее члены заранее объединились для убийства Старовойтовой.

- Помните ли самую острую реакцию на то, что вы посчитали недоказанным создание организованной группы?

– Какая реакция могла быть? Если она и последовала, то только после приговора, но мне об этом ничего не известно, – ответила «Фонтанке» Валентина Васильевна. – Со мной по этому поводу никто отношения не выяснял. Каждый ответил за то, что суд посчитал доказанным.

- Вам поступали угрозы? Вы наверняка изучали биографию Колчина и его окружения не только по материалам уголовного дела.

– Да ничего подобного. Между прочим, это было не единственное уголовное дело, которое в тот момент находилось в моем производстве, чтобы я посвящала ему всю свою жизнь.

- В двух словах портрет Юрия Колчина...

– Демагог. Ни на один вопрос не мог ответить просто и по существу. Многословен. В процессе вел себя спокойно, уверенно.

- Какую роковую ошибку совершили киллеры и организаторы?

– Сложно сказать. Я не смотрела с этой точки зрения. Насколько помню, не так и просто было их вычислить. Врагов у Старовойтовой было много. Родственники и сподвижники ее говорили, что она была человеком бескомпромиссным, открыто называла фамилии представителей криминальных структур в Государственной думе, называла партии, которые они представляли.

- Чем вам запомнился свидетель Жириновский?

– Тем, что ничего существенного не сказал. Говорил о своем отношении к демократам, о том, что ЛДПР – первая партия в России. Я не знаю, для чего его пригласили.

Последний на данный момент приговор по делу Старовойтовой вынесен в августе 2015 года. Бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, главным условием которого были показания на Владимира Барсукова как соорганизатора посягательства.

По данным «Фонтанки», Глущенко рассчитывал на то, что добровольное признание в причастности к убийству политика не будет оценено в реальное лишение свободы, так как к 2015 году срок давности вышел. Но Октябрьский суд применил новую редакцию 277-й статьи УК – «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», ее санкция предусматривала пожизненное лишение свободы. Вопрос о сроках давности по таким статьям решается судом. И суд решил их не применять, так как посчитал, что общественная опасность преступления и самого Глущенко не утрачены. Он получил 13 лет лишения свободы, с учетом предыдущего приговора за вымогательство – 17. Под арестом находится с 2009-го и через пару лет мог бы претендовать на УДО. Но в настоящее время Глущенко знакомится с материалами своего третьего дела, о тройном убийстве на Кипре.

Владимира Барсукова к уголовной ответственности за гибель Старовойтовой, по мнению его адвоката Сергея Афанасьева, привлекут.

«Смысл досудебного соглашения Глущенко – назвать заказчика, он и назвал, – рассуждает защитник. – Наивно полагать, что следствие ФСБ, связанное этим соглашением, остановится, хотя многие в этом сомневаются. Обвинение Барсукову пока не предъявлялось. Было несколько попыток допросить его, следователь из Петербурга приезжал в Москву. Барсуков отказывался. Полагаю, дело об организации моим подзащитным посягательства на жизнь Галины Старовойтовой будет направлено в суд. Другой вопрос – с какими доказательствами. Если мотивом преступления названо «решение прекратить государственную и политическую деятельность Старовойтовой путем ее убийства», то не вполне понятно, при чем тут Барсуков. Он вернулся в Россию незадолго до ее гибели, а до этого проходил длительное лечение за границей. Любопытно, с какой стороны ему мешала политическая деятельность погибшей?»

Афанасьев предполагает, что Старовойтову его клиенту предъявят после окончания процесса в Куйбышевском суде. Бывшего «ночного губернатора» обвиняют в организации преступного сообщества для рейдерских захватов в 2005 – 2006 годах. До Нового года рассмотреть не успеют, но и дело Старовойтовой последовательно продлевается. Последний раз – до 1 января 2019 года.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3

Актуальные сюжеты

Все сюжеты