«Его в дерьмо засунут»: друг Дрыманова боится возвращаться в Россию

«Его в дерьмо засунут»: друг Дрыманова боится возвращаться в Россию
Дмитрий Смычковский

Об этом рассказал приятель Смычковского коммерсант Виктор Иващенко.

«Решальщик»-коммерсант с криминальным прошлым Дмитрий Смычковский, передававший взятку первым лицам в Главном следственном управлении СКР по Москве, опасается за свою жизнь и не намерен возвращаться на родину. Об этом в среду, 19 ноября, рассказал на процессе над Александром Дрымановым, Михаилом Максименко и Алексеем Крамаренко приятель Смычковского коммерсант Виктор Иващенко. 

Первым сторона обвинения допросила заместителя Александра Дрыманова — Сергея Синяговского. Один из первых вопросов, который задал прокурор, касался карьеры свидетеля — седовласого мужчины в черном классическом костюме: 

— Максименко (экс-глава управления межведомственного взаимодействия и службы безопасности СКР. — «МК») помогал вам продвигаться по карьерной лестнице? 

— Нет, никогда, — уверенно ответил свидетель. 

Тем временем ранее в СМИ озвучивалась информация о том, что бывший работник прокуратуры из Краснодарского края был на волосок от увольнения и остаться на службе ему помог именно Максименко. Почему он это сделал, можно только догадываться. Но Синяговский, чей отец когда-то был мэром Новороссийска и являлся депутатом Госдумы, был давно знаком с Дмитрием Смычковским — еще до того, как устроился в Следственный комитет, так как оба «были из одного города». По словам Синяговского, все обвиняемые были знакомы с коммерсантом Смычковским: 

— Что их связывало? — спросил прокурор. 

— Затрудняюсь ответить. Думаю, что они просто общались, — уклончиво ответил свидетель, отметив, что Смычковский неоднократно бывал в здании управления СКР по Москве на Арбате. 

— Смычковский с Дрымановым общался?

— Да. 

— На какие темы? 

— Случайно если встречались, если Сан Саныч (Дрыманов. — Прим. авт.) заходил в мой кабинет, то они здоровались. 

Кроме Смычковского со Следственным комитетом также дружил еще один коммерсант Нурдин Тугуз по прозвищу Вася. С ним заместитель Дрыманова познакомился достаточно давно, когда еще жил в Краснодаре. Любопытно, что дружбе не помешало криминальное прошлое Тугуза — он был арестован по делу бывшего главы МВД Бурятии Виктора Сюсюры, которого обвиняли в причастности к контрабанде на 88 млн рублей. 

После перестрелки на Рочдельской улице Тугуз и Смычковский активизировались и стали интересоваться ходом расследования. 

— Летом 2016 года мы встретились с Тугузом и Смычковским на Арбате. Эта встреча была случайной, я шел на работу и увидел их в кафе, они сок пили. В общих чертах интересовались, что происходит. Никакой конкретики я не мог им рассказать, — рассказал свидетель, добавив, что Тугуз, кажется, был знаком с Андреем Кочуйковым — правой рукой вора в законе Шакро Молодого. 

Тогда же Смычковский рассказал Синяговскому, что собирается уезжать в Грецию на отдых. 

— Больше я его не видел, — заключил свидетель. 

Отдых у Смычковского, похоже, не удался. Новость о задержании заместителя руководителя ГСУ СКР по Москве Никандрова и остальных застала его как раз на Кипре. Оттуда он в панике позвонил своему другу Виктору Иващенко — второму свидетелю обвинения, которого заслушали во вторник. 

Заработавший своей непринужденностью сразу три замечания от судьи свидетель рассказал, что дружил с Синяговским (тот является крестным его сына), знал Васю. Благодаря этой дружбе познакомился с Крамаренко, Максименко (парился с ними в бане на даче у Синяговского). Время от времени вместе с Смычковским заезжал в Следственный комитет «поздравить ребят» то с профессиональным праздником, то с чьим-нибудь днем рождения. На одной из встреч в бане, примерно через месяц после перестрелки, по словам Иващенко, Тугуз спросил у Смычковского, может ли тот узнать что-нибудь о расследовании дела о перестрелке на Рочдельской улице. Интересовала Васю исключительно судьба представителей криминального мира — Кочуйкова и Романова. 

— Он обещал Смычковскому вознаграждение? — спросил прокурор. 

— Да нет! Они вообще в таких отношениях, что у Димки с Васей это невозможно! 

— Давайте без «Димки» и без «Васи», — попросил судья. 

Еще через некоторое время возбужденный Смычковский позвонил свидетелю и попросил встретиться с ним. Оказалось, что Смычковский побывал в Следственном комитете, где случайно встретился с заместителем Дрыманова — Денисом Никандровым. 

Смычковский рассказал, что, когда выходил из здания, встретил Никандрова, который ошарашил его новостью о том, что решен некий его вопрос. 

— Он спросил, что за вопрос. Тот ответил, что по перестрелке и с него миллион долларов! Я сам обалдел... Сказал ему: иди, напиши заявление в правоохранительные органы. Смычковский сказал, что лучше расскажет об этом Максименко. 

Через некоторое время Синяговский (по данным следствия, по совету самого Дрыманова) уехал за границу. Летом 2016 года Смычковский снова в панике позвонил своему другу: 

— Я был тогда в Европе. Мне набирает Смычковский и говорит: «Можешь прилететь на Мальту? Не могу говорить по телефону». Я прилетел через 10 часов, — рассказал свидетель. 

В лобби одного из отелей Смычковский и Вася, который также проводил свой отпуск, рассказали, что в Москве прошли задержания.

— Смычковский очень переживал, что теперь его в дерьмо засунут, так как ранее он ходил и спрашивал у всех о деле, — пересказал суть разговора свидетель. 

После греческих каникул Смычковский отправился в Великобританию, где сейчас, по некоторым данным, занимается бизнесом, связанным с ВИП-охотой. Впрочем, свидетель отметил, что Смычковский уехал в Англию только ради детей, которые там учатся: 

— Это я его заставил отправить детей в Англию, — несколько раз повторил свидетель. 

Впрочем, когда прокуроры зачитали его показания, данные на предварительном следствии, выяснилось, что Смычковский боится возвращаться в Россию и давать показания на Шакро Молодого. 

— Я раз пять предлагал ему приехать и дать показания. А он отвечает: я вернусь, и меня посадят ни за что в тюрьму, — уточнил Иващенко. 

Чуть позже прокуроры попросили в закрытом режиме огласить показания пятерых свидетелей и озвучили в основном женские фамилии. Прокурор отметил, что в показаниях есть информация «личного характера». Тем временем разволновавшийся Максименко предупредил судью, что многие свидетели «не подтверждают своих показаний».

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3