Генерал Никандров рассказал следствию ФСБ, как сотрудники СКР делили $1 млн от Шакро Молодого 

Генерал Никандров рассказал следствию ФСБ, как сотрудники СКР делили $1 млн от Шакро Молодого
Денис Никандров является главным свидетелем обвинения на будущем судебном процессе

Благодаря своим подробным и ценным для следствия показаниям приговоренный к 5 с половиной годам заключения Денис Никандров уже в 2019-м сможет выйти на свободу по УДО, так и не побывав в колонии.

Бывший замначальника ГСУ СКР по Москве Денис Никандров дал подробные показания об этапах передачи крупной взятки от «вора в законе» Захария Калашова его бывшему непосредственному руководителю Александру Дрыманову, а также другим фигурантам дела — начальнику ГУМВиСБ СКР Михаилу Максименко, его заместителю Александру Ламонову и бывшему руководителю следственного отдела по ЦАО Москвы столичного ГСУ СКР Алексею Крамаренко.

В материалах следствия с показаниями Дениса Никандрова, которые есть в распоряжении «Росбалта», кроме ключевых моментов о переговорах о взятке сотрудникам СКР за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец), детально расписывается дележ полученных офицерами денег.

В частности, в них сообщается, что уже после возбуждения в связи с перестрелкой 14 декабря 2015 года на улице Рочдельской в Москве столичным ГСУ СКР России двух уголовных дел — в отношении адвоката Эдуарда Буданцева по ст. 105 УК РФ (убийство), Андрея Кочуйкова и Эдуарда Романова по статье 213 УК РФ (хулиганство) и в отношении Кочуйкова и иных неустановленных лиц по статье 163 УК РФ (вымогательство) Никандров уже видел интерес руководства ГУ МВиСБ СК России в лице Михаила Максименко и его заместителя Александра Ламонова к информации по этим уголовным делам.

В первой декаде февраля 2016 года руководитель ГСУ СКР по Москве Дрыманов в своем служебном кабинете сообщил Никандрову, что уголовное дело о перестрелке на Рочдельской необходимо будет изъять из производства подразделения управления по расследованию особо важных дел (УРОВД) и передать в другой отдел под контроль Никандрова. После этого Никандрову было поручено Дрымановым через несколько месяцев, когда спадет ажиотаж, «скинуть» его в СУ по ЦАО. От объяснения причин Дрыманов уклонился. 

Александр Дрыманов

Максименко же, присутствовавший при одном из докладов Никандрова, категорически воспротивился рассмотрению действий Буданцева как превышения самообороны, настаивая на квалификации их как убийства. После этого между Максименко и Никандровым состоялся разговор, из которого последний понял, что Максименко на самом деле интересует не дело Буданцева, а дела Романова и Кочуйкова.

4 марта 2016 года Максименко у себя дома, куда он пригласил приехать Никандрова, в присутствии Ламонова попросил его поменять следователя по делу Кочуйкова, не объяснив причин, а в конце месяца поинтересовался о перспективах переквалификации их дела на статью о самоуправстве.

Михаил Максименко

В течение недели после этого разговора с Максименко к Никандрову в кабинет зашел Дрыманов и сообщил тому, что друг Максименко, предприниматель Дмитрий Смычковский интересуется передачей дела Кочуйкова и Романова в следственный отдел по ЦАО Москвы и после того, как фигурантам смягчат меру пресечения, готов заплатить за это $1 миллион. В апреле, уже после передачи дела в отдел Крамаренко, Дрыманов в своем кабинете шепотом сообщил Никандрову, что согласовал со Смычковским передачу Крамаренко 200 тысяч долларов из 1 миллиона, отметив, что «оставшиеся деньги»  заберут «чуть позже».

Алексей Крамаренко

На следующий день Дрыманов сообщил Никандрову, что Крамаренко получил от Смычковского 200 тысяч, но когда тот поехал забирать остальную сумму из места, где она хранилась, выяснилось, что там всего 400 тысяч. Позже выяснилось, что деньги забрал Максименко. В этот же день Дрыманов передал Никандрову его долю в мешке с логотипом Bosco. В итоге Никандрову и Дрыманову досталось по 200 тысяч долларов, такие же суммы, по словам Дрыманова, получили Максименко, Крамаренко и сам Смычковский.

На вопрос Никандрова по поводу доли Ламонова, поскольку генерал ранее видел его заинтересованность в итогах передачи дела, Дрыманов переадресовал его непосредственно к Максименко. Спустя неделю Никандров так и поступил, на что Максименко порекомендовал ему за Ламонова не переживать, поскольку «он и его ребята 500 штук уже получили».

На следующий день Никандров рассказал о состоявшемся между ним и Максименко разговоре Дрыманову, который, согласно показаниям Никандрова, остро отреагировал на существование второго взяткодателя и назвал Ламонова  «мошенником».

Александр Ламонов

Благодаря своим показаниям Денис Никандров останется в СИЗО «Лефортово» до окончания следствия и суда над тремя другими получателями взятки в $1 млн — Дрымановым, Крамаренко и приговоренным ранее к 13 годам строгого режима по другим эпизодам взяточничества Максименко.

Поскольку Никандров является основным свидетелем следствия, он должен будет выступить на процессе. К моменту оглашения приговора подельникам срок пребывания Никандрова под стражей превысит 3 года (генерал СКР был арестован 19 июля 2016 года), что при применении закона «год за полтора» составит более 4,5 лет и даст Никандрову право подавать прошение об условно-досрочном освобождении. По данным источника «Росбалта», оно будет обязательно удовлетворено, благодаря чему Денис Никандров окажется на свободе примерно в конце 2019 года.

Кроме желаемой свободы крайне выгодная для Никандрова сделка со следствием даст ему возможности избежать колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов, что грозило бы опасностью его жизни — за годы работы в Следственном комитете Денис Никандров прославился делами против сотрудников МВД и прокуратуры и, по словам собеседников агентства, отличался крайней жесткостью по отношению к подследственным.  

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3