После возбуждения уголовного дела против главы ФСИН Кузбасса заключенные ИК-44 заявили о пытках 

После возбуждения уголовного дела против главы ФСИН Кузбасса заключенные ИК-44 заявили о пытках
Константин Антонкин

В начале августа текущего года в отношении начальника УФСИН по Кемеровской области Константина Антонкина возбудили уголовное дело по подозрению в крупном взяточничестве.

Как рассказал представитель движения «За права человека» Юрий Галле, Антонкин был пойман с поличным, однако может избежать предусмотренного законом наказания. 

Напомним, ранее «Преступная Россия» сообщала, о многомиллионной взятке Антонкина в виде земли и отстроенной даче.

По словам правозащитника, уголовное дело в отношении Антонкина имеет прямую связь с сообщениями о пытках и издевательствах над заключенными в ИК-44, расположенной на территории города Белово в Кемеровской области.

Юрий Галле также добавил, что заключенные и их родственники многократно сообщали о том, что в ИК-44 издеваются над осужденными. Они писали коллективные письма в СКР и Генпрокуратуру, а также обращались в совет по правам человека при президенте. 

После того как они направили коллективную жалобу на имя генпрокурора Юрия Чайки, против сотрудников колонии было возбуждено четыре уголовных дела. Им инкриминировали избиение заключенных и взяточничество, однако обвинительный приговор суд вынес только по одному делу: начальник отряда Головачев был приговорен к 3 годам колонии общего режима.

Правозащитник отметил, что в УФСИН по Кемеровской области массово творится беззаконие, и эти уголовные дела — лишь «капля в море». При этом Галле добавил, прокуратура не предоставляет общественникам информации о ходе этих дел. 

«Подписи заключенных добывали всеми правдами и неправдами: люди их там в носках выносили, целая эпопея. Многие документы администрация «теряла», просто уничтожала. Большая часть подписавшихся потом была рассеяна по всей стране, по самым изуверским колониям. Кому-то почки отбили, кого-то покалечили. Один сейчас, по моей информации, лежит в коме. Некоторые потом отказались от своих подписей — понятно, что под пытками. Все это, конечно, делалось при покровительстве Антонкина», — рассказал Юрий Галле.

До 2016 года пост заместителя начальника ИК по безопасности и оперативной работе занимал Константин Носарев. Как сообщил правозащитник представителям СМИ, именно Носарев покрывал сотрудников спецназа «Кедр», которые в 2013 году похитили и избили правозащитника Алексея Дмитриева, работавшего над уголовным делом, в котором фигурировали должностные лица кемеровской ИК-5, где был убит заключенный.

«После этого Носарева из ИК-5 убрали, а через некоторое время мы заметили, что этот садюга оказался начальником другой колонии и там начал зверства и пытки», — добавил Юрий Галле.

По словам правозащитника, большая часть случаев с избиениями и пытками в колониях, связана с работой так называемых «секций дисциплины и порядка». В состав этих «секций» входят заключенные-активисты, которых администрация колонии наделяет широкими контрольными и распорядительными полномочиями. 

Несмотря на то, что с начала 2010 года объединения такого характера в российских колониях находятся под запретом, фактически они продолжают вести свою деятельность. В частности, заключенные из ИК-44 в коллективном письме сообщили, что такие активисты есть и у них. Они могут искалечить заключенного за жалобу на сотрудников колонии и запрещают даже приближаться к почтовому ящику.

Супруга одного из заключенных указала в заявлении, что ее мужа, Романа Малютина сотрудники ИК забили до смерти в январе прошлого года. При этом избитый мужчина был оставлен без медпомощи и пролежал в бессознательном состоянии на полу в коридоре несколько часов. Потом ему все же вызвали скорую и отправили в городскую больницу. Он умер в реанимации, не приходя в сознание. Примечательно, что родственников о случившемся не уведомили ни из колонии, ни из больницы.

В июне 2016 года пост заместителя начальника ИК по безопасности и оперативной работе вместо Носарева занял Александр Штойко.

По словам Юрия Галле, в отношении Штойко было возбуждено два уголовных дела, одно из них связано с коррупцией и избиением заключенного Дениса Газутдинова, однако он по-прежнему занимает в колонии руководящий пост. Что касается второго уголовного дела в отношении Штойко, то оно было возбуждено после публикации в Сети аудиозаписи его разговора с заключенным Дмитрием Курасовым, который был ответственным в колонии за строительство бараков. В записи слышно, как Штойко говорит о вымогательстве денег у зэков. 

Кроме того, Дмитрий Курасов записал видеообращение, в котором рассказал о коррупции в ИК. «Он пытался донести до этого садиста (Штойко), что бараки, которые приходится строить из мусора, без фундамента, могут в любой момент обрушиться. Курасов — профессиональный строитель, не хотел участвовать в этом будущем убийстве. А Штойко совершенно наплевать: трупы для этой колонии — норма. Только мне известны семь случаев за последние полтора года», — подчеркнул Юрий Галле. 

В настоящее время Дмитрий Курасов и поддержавший его Нацаев уже на протяжении 6 месяцев находятся в ШИЗО. При этом, у правозащитников нет возможности связаться с заключенными. 

До Курасова вымогательством денег у заключенных занимался Максим Сапко, однако после ссоры с администрацией ИК-44 и конфликтом с Штойко его отправили в карцер. На следующий день мужчина был найден мертвым. По словам Юрия Галле, жизнь Курасова также может быть в опасности.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3