Прерванный полет. За что «взяли» конструктора, разрабатывающего для Минобороны первый тяжелый беспилотник? 

Прерванный полет. За что «взяли» конструктора, разрабатывающего для Минобороны первый тяжелый беспилотник?
Незадолго до ареста Александр Гомзин написал письмо главе контрразведки России. В нем он обвинил доверенных лиц главы Татарстана в рейдерстве Фото: Преступная Россия

В Казани арестован Александр Гомзин, глава ОКБ имени Симонова. Это предприятие готовится запустить в серийное производство первый в России тяжелый беспилотник. Конструкторов столь высокого ранга не арестовывали со времен Сергея Королева. Гомзину инкриминируют хищение бюджетных денег, выделенных на разработку стратегического летательного аппарата. Но самое интересное, что за три месяца до ареста Гомзин написал письмо главе контрразведки России. В нем он фактически обвинил в попытке рейдерского захвата предприятия, получающего многомиллиардные контракты Минобороны РФ, доверенных лиц президента Татарстана Рустама Минниханова. Можно ли верить обвинениям арестованного конструктора? И может ли он оказаться прав, утверждая, что рейдеры хотели передать секретные разработки иностранным конкурентам?

Советский районный суд Казани арестовал до 10 июня Александра Гомзина, генерального директора и главного конструкторы ОКБ им. Симонова (ОКБ). Ему инкриминируют нецелевое использование 900 млн рублей, выделенных ОКБ в 2014 году в качестве субсидии на создание тяжелого беспилотника дальнего радиуса действия. В отношении Гомзина возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 285, ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), ч. 7 ст. 159 УК РФ (мошенничество с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в особо крупном размере).

Наша
справка

АО НПО «ОКБ им. М.П. Симонова» было основано как Опытно-конструкторское бюро спортивной авиации. Создавалось под руководством Михаила Симонова, ставшего в дальнейшем генеральным конструктором ОКБ Сухого, создателем семейства истребителей Су-27. На ОКБ были разработаны воздушные мишени на базе пилотируемых самолетов МиГ-19, МиГ-21, Миг-23, Л-29, мишени Ла-17ММ. В 2000 году предприятие возглавил Александр Гомзин, один из самых опытных и результативных конструкторов российской оборонной промышленности. Начиная с 2011 года ОКБ разрабатывает беспилотники по заказу государственных структур РФ. В их числе тяжелый «Альтаир» и военный аппарат «Зеница», который должен стартовать не с земли, а отделяться от боевых самолетов в полете. Экспериментальные модели обоих беспилотников демонстрировались еще в 2015 году на форуме «Армия» в Подмосковье. Летом 2017 года замминистра обороны РФ Юрий Борисов сообщал, что ОКБ создало опытный образец тяжелого ударного беспилотника, не уступающего «по своим характеристикам тем образцам, которые сегодня имеются на вооружении у армий мира». Аппарат должен был выйти на государственные испытания в 2018 году. В январе это года американский журнал National Interest высказал предположение, что появление тяжелого беспилотника может дать Москве значительное преимущество в разведке и позволит проникать за закрытые территории. «Более того, это поможет существенно увеличить потенциал российских неядерных стратегических средств сдерживания, решив проблему наведения на цель и эффективного нанесения удара», — заявил эксперт Центра военно-морского анализа Сэм Бендетта. 


Официальных заявлений о задержании и аресте Гомзина ни одна из правоохранительных структур не сделала. Однако вскоре информацию об аресте конструктора подтвердили в пресс-службе Советского райсуда Казани. Затем с подтверждением выступил также и.о. руководителя ОКБ Владислав Лачугин, ранее являвшийся заместителем Гомзина. Обвинения в его адрес Лачунин охарактеризовал как «абсурдные», а вменяемую сумму назвал «невозможной для предприятия». альтаир.jpg

Беспилотник «Альтаир» - одна из разработок ОКБ имени Симонова. Схема — Ведомости.

Все источники в руководстве ОКБ уверяют, что задержание Гомзина стало следствием рейдерского захвата предприятия. Аналогичной позиции придерживается и сам арестованный. Еще за три месяца до задержания, 18 января этого года Гомзин отправил письмо на имя руководителя контрразведки ФСБ России генерал-лейтенанта Владислава Меньщикова. В нем гендиректор ОКБ сообщает, что стал жертвой рейдерского захвата, и подробно описывает обстоятельства случившегося. 

rustam-minnixanov-zakazchik-aresta-gendirektora-okb-im--simonova-aleksandra-gomzina-2.jpg

rustam-minnixanov-zakazchik-aresta-gendirektora-okb-im--simonova-aleksandra-gomzina-3.jpg

rustam-minnixanov-zakazchik-aresta-gendirektora-okb-im--simonova-aleksandra-gomzina-4.jpg

rustam-minnixanov-zakazchik-aresta-gendirektora-okb-im--simonova-aleksandra-gomzina-5.jpg

По словам Гомзина, все началось в 2013 году, когда его познакомили с бизнесменом Рустемом Магдеевым, представив его как советника президента Татарстана. Ссылаясь на свои дружеские связи с Рустамом Миннихановым, а также с Ильдаром Халиковым, занимавшим на тот момент пост премьер-министра республики, Магдеев настоятельно посоветовал Гомзину провернуть сомнительную финансовую операцию. А именно: выкупить пакет из 301 865 обыкновенных именных бездокументарных акций ОКБ, принадлежащий Министерству земельных и имущественных отношении Татарстана на ОАО «Сокол-Инвест», владевшее контрольным пакетом ОКБ. Далее Гомзин должен был продать эти акции Магдееву. 

магдеев1.jpg

Рустем Магдеев

Гомзин пишет, что он не поддержал идею Магдеева. Заявил, что ранее уже пытался выкупить принадлежащие республике акции, но безуспешно. В ответ Магдеев заверил, что новая попытка будет успешной, поскольку в сделке заинтересованы первые лица Татарстана. 

По словам Гомзина, Магдеев объяснил ему, что является номинальным держателем целого ряда активов, принадлежащих Минниханову и Халикову, причем не только в России, но и за рубежом. Бизнесмен якобы вышел с предложением о передаче акции не по собственной инициативе, а по предложению президента Республики Татарстан. И если Гомзин откажется, его «ждут серьезные неприятности во взаимоотношениях с государственными структурами республики». Подтверждением слов Магдеева служило то, что на ряде встреч присутствовал лично Халиков. Да и предложение о передаче акций бизнесмен сделал конструктору в рабочем кабинете премьер-министра Татарстана. Поэтому гендиректор ОКБ вынужден был согласиться на сделку. 

минниханов.jpg

Президент Татарстана Рустам Минниханов

В октябре 2014 года госпакет акций ОКБ, перешедший к ООО «Сокол-Инвест», был отчужден в пользу некоего ООО «Фалькон-Эйр». По утверждению Гомзина, номинальными владельцами этого предприятия были сотрудники Магдеева, а фактическим — сам бизнесмен. Поэтому «как владелец блокирующего пакета акций ОКБ Магдеев получил возможность влиять на управленческие процессы конструкторского бюро». 

Утверждение Гомзина о том, что ООО «Фалькон Эйр» подконтрольно Магдееву, подтверждает, как минимум один факт. Генеральным директором компания является некий Рустем Сулейманов. Он же руководит и ООО «Открытые инвестиции», где 50%  принадлежит Магдееву. В этой фирме, кстати, в 2009 году 50% уставного капитала получила зарегистрированная на Кипре компания с ограниченной ответственностью «Блогверс Холдингс Лимитед».

халиков.jpg

Ильдар Халиков

Рассказ Гомзина косвенно подтверждает еще один факт. До того как в 2011 году ОКБ получило первый заказ Минобороны на создание беспилотника, финансовое состояние предприятия было катастрофическим, дело шло к банкротству. Госконтракт буквально спас ОКБ. Уже в 2012 году выручка предприятия выросла на 616,9% — с 126 млн до 907 млн рублей. В 2013 году выручка увеличилась на 97%, до 1,79 млрд рублей, а чистая прибыль — в 14,6 раза: с 9 млн до 131 млн рублей. 

И в том же году Министерство земельных и имущественных отношении Татарстана вдруг решило продать блокирующий пакет акций (25% плюс две акции) ставшего прибыльным предприятия за 35,3 млн рублей. Сложно представить, что подобное решение могло быть принято без ведома первых лиц республики или без их одобрения. 

В 2015–2017 годах Гомзин, по его словам, неоднократно убеждался, что Магдеева действительно связывают дружеские связи с Миннихановым и Халиковым. Эту часть рассказа главного конструктора подтверждают и публикации в местных СМИ. В середине двухтысячных Магдеев был известен как помощник тогдашнего премьер-министра и нынешнего президента республики Минниханова. С годами бизнесмен не растерял высокие связи. Так, в 2014 году президент Татарстана выложил в своем аккаунте в Instagram несколько фото с застолья, на котором выступал Михаил Боярский. В одном из запечатленных мужчин (с двумя медалями на пиджаке) жители Казани узнали Магдеева, а в мероприятии — его полувековой юбилей. 

магдеев2.jpg

Рустем Магдеев

А столичные журналисты выяснили, что человек, как две капли воды «похожий» на Магдеева, обитает в одном из самых дорогих микрорайонов Москвы — на «Золотой миле» между Остоженкой и Пречистенской набережной. Не удивительно, что в материалах о коррумпированности властей Татарстана Рустема Магдеева часто называют «личным кошельком Минниханова».

дракон.jpg

Радик Юсупов, он же Дракон

Если верить Гомзину, Магдеев является гражданином Кипра, имеет виды на жительство в Латвии и ОАЭ и владеет дорогостоящей коммерческой и жилой недвижимостью на территории этих стран, а также во Франции и Швейцарии. Более того, бизнесмен является доверенным лицом и еще одного человека — Радика Юсупова, одного из лидеров ОПГ «Севастопольские».

 Наша
справка

Радик Юсупов известен как один из лидеров преступной группировки «Севастопольские». Из-за своей чрезмерной жестокости и небывалой живучести Юсупов получил кличку «Дракон». В 1994 году Юсупов выжил после покушения, в ходе которого получил 8 огнестрельных ранений. В 2008 году его арестовали по обвинению в умышленном убийстве нескольких лиц, совершенном организованной группой способом, опасным для жизни многих людей (ст. 105 УК РФ). В 2010 году Юсупов был приговорен к 4 годам колонии, поскольку был признан причастным к одному покушению. Однако Дракон был освобожден в зале суда. Позже его арестовали повторно и при пересмотре дела приговорили к 8 годам колонии. В 2016 году Юсупов вышел на свободу по УДО. 

Гомзин уверяет, что в 2015 году Магдеев предпринял ряд попыток вымогательства, пытаясь получить 5 млн долларов США «за покровительство деятельности ОКБ на территории Республики Татарстан». Однако конструктор ответил отказом на все эти попытки. Тогда Магдеев решил действовать иначе и попытался внедрить в производственную деятельность в ОКБ аудиторскую компанию, которую полностью контролировал. В случае успеха эта компания получила бы доступ к технической документации, представляющей государственную тайну. Поэтому гендиректор ОКБ вместе с остальными сотрудниками «заблокировали» эту попытку, после чего между Гомзиным и Магдеевым начал разгораться конфликт.

окбсимонова.jpg

Гомзин рассказывает, что в мае 2015 года Магдеев пригласил его на открытие магазина «Графф» на Кипре. На мероприятии присутствовал и некий «крупный израильский бизнесмен». Магдеев представил его Гомзину как «одного из крупнейших поставщиков израильских военных разработок, в том числе беспилотных летательных систем», и настойчиво посоветовал российскому конструктору «войти с ним в кооперацию». Когда Гомзин отказался, отношения с Магдеевым стали еще более напряженными. Бизнесмен предпринял еще несколько попыток взять работу ОКБ под свой контроль, и вновь безуспешно. Тогда Магдеев решил продать свой пакет акций стратегического предприятия.

Любопытно, что Гомзин упоминает в своем рассказе ювелирный магазин «Графф» на Кипре. О работе этой «прачечной» по отмывке денег российских бизнесменов стало известно в начале этого года. Летом 2017 года Кипрский департамент регистрации юридических лиц зарегистрировал обременение на украшения компании Graff общей стоимостью более 60 млн долларов. В этом году решения об обременении появились в открытом доступе, и одна из фамилий, которая в них фигурирует, — Рустем Магдеев. Причем журналисты уверяют, что Магдеев вложил в Graff не собственные деньги, а средства, полученные все от того же Минниханова.

Летом 2017 года блокирующий пакет акций, принадлежащий «Фалькон Эйр», был отчужден в пользу компаний, аффилированных с Виктором Григорьевым. Этот крупный бизнесмен уже является собственником целого ряда предприятий, работающих в сфере ВПК. По словам Гомзина, новый бизнес-партнер предложил продать ему также часть акций ОКБ, принадлежавших ОАО «Сокол-Инвест», причем по цене значительно ниже рыночной. Взаимен Григорьев «пообещал покровительство и помощь во взаимоотношениях с Министерством обороны РФ». Гомзин согласился, как он пишет, «понимая необходимость дальнейшего развития проекта». Вскоре выяснилось, что на деле от Магдеева избавиться не удалось: как оказалось, бизнесмен действует совместно с Григорьевым, заинтересованным в установлении контроля над ОКБ. Осенью прошлого года Григорьев неоднократно подтверждал свои намерения на личных встречах с Гомзиным, но встречал отпор с его стороны. 

гомзин4.jpg

Сергей Шойгу, Рустам Минниханов, Александр Гомзин

Тогда бизнесмены-рейдеры, по словам гендиректора ОКБ, задействовали республиканских силовиков. В отношении Гомзина было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). К середине декабря гендиректор ОКБ стал фигурантом еще одного уголовного дела, возбужденного по той же статье. После чего Григорьев предложил Гомзину добровольно освободить должность генерального директора и передать ее доверенному лицу бизнесмена. Кроме того, Гомзин якобы должен был провести допэмиссию акций ОКБ на сумму 500 млн рублей. Это позволило бы компаниям, аффилированным с Григорьевым, получить полный контроль над работой стратегического предприятия и «доступ к научной и технической документации, представляющей государственную тайну». Взамен Григорьев пообещал прекратить давление как на самого Гомзина, так и на его сотрудников со стороны силовиков Татарстана. Гомзин уверяет, что ответил на все предложения категорическим отказом, после чего правоохранительные органы перешли к более решительным действиям.

Эту часть рассказа Гомзина частично подтверждают сообщения инсайдеров местным СМИ. Так, в начале октября УБЭП МВД по Республике Татарстан провело в ОКБ «следственные действия» и выемку документов. Гомзин после продолжительной беседы со следователем был отпущен. В конце марта силовики вновь наведались на предприятие. Источники сообщали, что, по версии следствия, неустановленное лицо обманным путем похитило деньги Минобороны РФ. Хищения связаны с исполнением контрактов по гособоронзаказу, содержащих государственную тайну. Однако сумму ущерба называли значительно меньшую — всего 12,2 млн рублей. Сейчас речь идет уже о 900 млн. Возможно, Гомзин действительно причастен к махинациям с этими бюджетными средствами. 

А может быть, главный конструктор беспилотников прав, уверяя, что стал жертвой рейдеров, действовавших при поддержке первых лиц Татарстана.


Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3