Сотрудников НИИ Минобороны по защите от биологического оружия обвинили в хищении 20 млн рублей

Сотрудников НИИ Минобороны по защите от биологического оружия обвинили в хищении 20 млн рублей
Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

По версии следствия, обвиняемые выписывали необоснованные премии при реализации госконтрактов.

Сотрудников Института микробиологии Минобороны (48-й ЦНИИ), в котором разрабатывался препарат против вируса Эбола, обвинили в хищениях 20 млн рублей на госконтрактах, сообщает РБК. По версии следствия, бывший главный бухгалтер ЦНИИ Сергей Лупин, экс-сотрудница финотдела Ирина Борисова, бывший руководитель планового отдела Сергей Лупин и бывший сотрудник планового отдела Алексей Якимов при реализации госконтрактов выписывали необоснованные премии с целью присвоить себе бюджетные средства. Дело сотрудников рассматривается в Солнечногорском гарнизонном военном суде.

Расследование хищений в 48-м ЦНИИ вели ФСБ России и военное следственное управление СКР по Ракетным войскам стратегического назначения. В настоящее время дело рассматривается по существу в суде. 

Институт микробиологии Минобороны расположен в закрытом городе Сергиев Посад-6, или, как называют его местные жители, Вакцина. ЦНИИ является головным разработчиком средств защиты от биологического оружия в России. В 1990-е годы его возглавлял генерал-майор и Герой России Александр Махлай, которого наградили за создание препарата для борьбы с лихорадкой Эбола. До 2013 года институт входил в структуру 33-го ЦНИИ Минобороны, который после отравления Скрипалей стал известен участием в разработке яда «Новичок». 

Закупки института указывают на то, что исследование вируса Эбола в нем продолжается. В конце 2017 года НИИ медицинской приматологии провел для ЦНИИ подготовку приматов для «сравнительных исследований протективности индивидуальных клонов антител, нейтрализующих вирус». 

Во вторник, 16 апреля, в суде был допрошен автор судебно-бухгалтерской экспертизы, на основании которой строится обвинение, Виталий Устинов. Он проанализировал финансовые документы института с 2006 по 2012 год и пришел к выводу о необоснованности выплат премий сотрудникам при реализации госконтрактов, в том числе контракта на выполнение работ по заказу ФСО, а также других проектов в рамках гособоронзаказа под шифрами «Пропуск», «Комбриг», «Полоска».

По словам Устинова, премии сотрудникам института должны были выдаваться в соответствии с внутренними документами НИИ. Институт же «раздавал премии направо и налево». Защита настаивала, что выводы эксперта ангажированы и не обоснованы, поскольку Устинов изучал первичные документы, предоставленные следствием. По словам одного из представителей обвиняемых, следствие предоставило не все документы: «часть просто была уничтожена».

Устинов, в свою очередь, утверждал, что документы были уничтожены по сроку давности, однако ему были предоставлены протоколы осмотров. 

По данным источника РБК, знакомого с ходом расследования, институт не обслуживался по казначейской системе, а финансировался через закрытую воинскую часть. Собеседник издания отметил, что уголовное дело в отношении сотрудников ЦНИИ было инициировано сотрудниками именно этой части.

В завершение заседания суда защита заявила о планах заявить ходатайство о рецензии экспертизы, проведенной в негосударственной структуре. Обвиняемый Лупин заявил, что адвокаты обратились к следователю с просьбой провести аналогичную экспертизу в государственных структурах: Минюсте, СКР, Минобороны, однако им было отказано.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3