Чего не сделаешь ради любви. «Вор в законе» Муха Люберецкий отрекся от титула из-за романа с чиновницей столичной мэрии

Чего не сделаешь ради любви. «Вор в законе» Муха Люберецкий отрекся от титула из-за романа с чиновницей столичной мэрии
Муха

Его положение в преступном мире компрометировало госслужащую.

«Вор в законе» Олег Мухаметшин (Муха Люберецкий) мог отказаться от титула из-за романа с чиновницей. Как рассказали специалисты, знающие текущую ситуацию в преступном мире, у Мухи уже несколько лет роман с чиновницей, которая сетует, что он ее компрометирует. Для нее и было сделано это громкое заявление. 

Напомним, в начале августа появилось видео, на котором «законник» заявляет сотрудникам полиции, что не является «вором в законе» и никогда этот статус не имел. 

Отмечалось, что в день своего «отречения» Муха собирался отправиться в Сочи вместе со своей женой, но был задержан сотрудниками МУР. Видимо, таким образом он решил не портить себе отдых и вместо заключения под стражу и преследования по ст. 210.1 УК РФ (занятие высшего положения в преступной иерархии) закрыть эту тему.

Тем более, что, по данным телеграм-канала «ВЧК-ОГПУ», супруга Мухаметшина (известный также под фамилией Дегтярев) уже давно работает в мэрии — когда-то под руководством Владимира Ресина, в строительном блоке, а после его ухода — в команде Сергея Собянина. 

В апреле 2019 года президент России Владимир Путин подписал закон об уголовном наказании для лиц, занимающих высшее положение в преступной иерархии. Максимальное наказание по нему предусматривает от 8 до 15 лет лишения свободы и штраф в 5 млн рублей. За создание или руководство преступным сообществом предусмотрено от 12 до 20 лет лишения свободы, а за участие в «сходках» — аналогичные сроки со штрафом в 1 млн рублей. Любые преступления, совершенные «ворами в законе», наказываются лишением свободы на срок от 15 лет до пожизненного.

Тем не менее отречения именно Мухи Люберецкого в преступном мире мало кто ожидал. «Коронованный» еще в 1994 году и некогда состоящий в клане Деда Хасана, он всегда считался идейным «вором», который придерживался всех традиций. Как рассказал «КП» криминалист Михаил Игнатов, долгое время работавший в силовых структурах, возможно, с возрастом он просто устал «играть в тюрьму», решил встретить старость, попивая чаек и нянча внуков. В любом случае добровольное «сложение полномочий» лучше, нежели лишение статуса решением «сходки».

В то же время, по мнению специалиста по уголовно-арестантской культуре, журналиста Александра Сидорова, за подобные заявления с «законником» могут расправиться его «товарищи». В их среде никакие отречения не приветствуются. Тем более письменные. Не говоря уже о видео. Тем более, что в первую очередь «вор» должен сначала уведомить об этом «воров». Потом — полицейских, если спросят. Но не наоборот. 

Кроме Мухи, все точки над «i» решил расставить и российский предприниматель Амерхан Муцоев, который недавно через суд опроверг статус «вора в законе». Ранее СМИ назвали Муцоева «вором в законе» на основании милицейской карточки оперативного учета, которая оказалась в распоряжении журналистов. Сообщалось, что в криминальных кругах он был известен как Мори.

Активно также борется против того, что бы кто-то называл его лидером «Cолнцевской» ОПГ, бизнесмен Сергей Михайлов, ранее известный как Михась. 

Несмотря на это, едва ли происходящее можно назвать общей тенденцией, так как все эти отречения в долгосрочной перспективе ни от чего не спасают. Как отметил Игнатов, еще с советских времен ведется большая картотека, в которой перечислены все занимающие «высшее место в криминальной иерархии» — где и за что сидел, связи с другими преступными лидерами, кто и когда «короновал». 

При этом, по словам эксперта, одной только борьбой с «законниками» всех проблем с криминалом не решить. Помимо них есть и обычные преступные группировки. Например, в 90-е «воры в законе» вообще были отодвинуты на второй план.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3