Гадание на Таро. Сможет ли авторитетный «законник» перекроить «воровской» мир? 

Гадание на Таро. Сможет ли авторитетный «законник» перекроить «воровской» мир?
У Таро есть все шансы стать «вором» №1 в России Фото: Преступная Россия

Несмотря на успешно прошедшие выборы «местоблюстителя» трона главного «вора» страны, криминальный мир, похоже, стоит на пороге нового витка конфронтации кланов. В то время как Шакро Молодой надолго «заехал» в места не столь отдаленные, на свободе скоро окажется один из главных его оппонентов — Тариел Ониани, который и сам не прочь заменить Калашова, причем навсегда.

Не все еще забыли, что помимо раскрученного в последнее время средствами массовой информации «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой) тихо досиживает свой срок и другой мастодонт «воровского» мира — Тариел Ониани (Таро). И если в стане сторонников Шакро разброда и шатаний особо не наблюдается — в эти сложные для него времена все объединились вокруг своего лидера, то вот чуть поодаль бродят настоящие хищники, готовые в любой удобный момент разрушить криминальную империю, доставшуюся Шакро в наследство от «патриарха» преступного мира Аслана Усояна (Дед Хасан).

«Воровской» статус сидящего сейчас в одной из самых строгих колоний «Черный дельфин» вместе с пожизненно осужденными серийными убийцами и террористами Таро воспринимается не всеми, и уж точно никем из ныне поддерживающих Шакро Молодого и принимавших участие в выборе ему замены на время его долгой (9 лет и 10 месяцев) отсидки. Напомним, 27 марта Никулинский районный суд Москвы признал Калашова виновным в вымогательстве 8 млн рублей у владелицы ресторана Elements в Москве.

При выдвижении на место Шакро влиятельного славянского «законника» Олега Шишканова (Шишкан/Олег Раменский) было учтено мнение многих авторитетных «воров» — Василия Христофорова (Вася Воскрес), Мераба Гогии (Мелия), которым также нашлись места держателей «общака», Юрия Пичугина (Пичуга), который до момента своего ареста сам рассматривался в качестве кандидата на место Шакро. 

Олег Шишканов (Шишкан)

Олег Шишканов (Шишкан)

Сообщалось также, что участие в голосовании должны были принять Алексей Петров (Петрик) и Сергей Аксенов (Аксен). Свое мнение о новом «воре в законе № 1» собирался высказать и Михаил Воеводин (Миша Лужнецкий), большую часть времени проводящий в Швейцарии, Владимир Тюрин (Тюрик), тоже долгое время являвшийся фаворитом среди претендентов на «трон», Андрей Мироедов (Мирыч), Эдуард Асатряна (Эдик Осетрина), родственники Калашова — братья Шалва и Давид Озмановы и глава «греческого» клана Лаша Шушанашвили (Лаша Руставский). В общем, слово было предоставлено всем более-менее влиятельным «законникам». Всем, кроме тех, кого клан последователей Деда Хасана не считает достойными для выбора главного «вора» страны. А зря — несмотря на кажущуюся отстраненность Ониани от происходящих в «воровском» мире событий, для многих он остается авторитетом и имеет мощную поддержку как в России, так и за рубежом. И в условиях изменившейся ситуации все эти люди могут активизировать свое противостояние сторонникам Шакро Молодого. Тем более, что сидеть Таро остается всего каких-то пару лет. А после его освобождения едва ли кто-то даст гарантии, что вставший на замену Шакро Молодому Шишкан сможет справиться с возложенной на него ответственностью. Уж слишком высоки амбиции Ониани — выше, нежели просто возращение себе «доброго» имени.

Уже история

Но так было не всегда. И повернись история по другому, вероятно, Таро сегодня был бы бесспорным кандидатом на замену Шакро, если бы и вовсе — сам не занимал главный «воровской» трон.

Тариел Ониани родился в 1958 году на западе Грузии в поселке городского типа Лентехи. В тюрьму он попал уже в 17-летнем возрасте. А через три года его «короновали» в присутствии 12 «воров». Еще пять «законников» дали свое письменное согласие. На сегодня в послужном списке «вора» Таро по меньшей мере восемь судимостей за вымогательство, разбои и кражи.

Тариел Ониани (Таро)

В 1980-х Таро обосновался в Москве, где возглавил влиятельную «кутаисскую» группировку. А в начале 90-х эмигрировал в Европу: жил сначала во Франции, затем в Испании, где вроде как занимался строительным бизнесом. В 2003-м туда же перебрался и Захарий Калашов. На праздновании его дня рождения в роскошном отеле Montiboli, расположенном на побережье Аликанте, Дедом Хасаном, Таро и многими другими влиятельными «законниками» было решено наладить каналы для «отмыва» доходов, полученных преступным путем, вкладывая их в покупку недвижимости в курортных районах Испании.

Ответственным был назначен Шакро Молодой. В числе прочих в работе «прачечной» участвовал и Таро — на его имя десятками приобретались дорогие особняки.

Дело ладилось, пока в 2005 году испанские правоохранительные органы не начали одну из крупнейших в Европе полицейских операций под названием «Оса», которая проводилась с использованием бронетранспортеров и вертолетов. Более 400 полицейских провели порядка 50 обысков в различных районах Испании, где находились объекты Ониани. Самому «законнику» удалось скрыться.

Бежать пришлось и Калашову, он был задержан только в мае 2006 года в ОАЭ, после чего экстрадирован в Испанию. Летом того же года суд в Мадриде приговорил его к семи с половиной годам лишения свободы и штрафу в 20 млн евро. Калашова признали виновным в отмывании незаконно полученных средств и создании преступной группировки. Позже приговор испанского суда был пересмотрен в сторону увеличения срока до 9 лет.

В свою очередь Ониани полагал, что контролировать денежные потоки теперь поручат ему, однако Усоян решил по-другому и назначил управлять построенной не им одним бизнес-империей Лашу Руставского (кроме того, Лаша был признан одним из лидеров тбилисского воровского клана, а его родной брат Кахабер Шушанашвили возглавил преступные группировки, орудующие в Европе). Все это, конечно же, категорически не понравилось Ониани — терять сотни миллионов долларов, вложенных в зарубежную недвижимость, ему крайне не хотелось.

Вернувшись в 2006 году в Россию, Ониани развил активную деятельность, не желая уже считаться с интересами «тбилисцев». При поддержке ряда влиятельных «законников» он решает взять под свой контроль активы арестованного Шакро Молодого, а также пытается завладеть преступным бизнесом на юге России. Это, в свою очередь, заставило напрячься уже Деда Хасана — во-первых, Краснодарский край еще со времен развала Советского Союза являлся его вотчиной, а во-вторых, приходилось держать ответ за своего земляка и помощника Шакро Молодого.   

Впрочем, формально Усоян обставил все так, будто враждовал с Ониани не он, а непосредственно Шушанашвили, который был вынужден встречаться с Таро и держать перед ним ответ за все происходящее. Ничем хорошим это, как правило, не заканчивалось. И в конце концов во время одной из встреч Лаша Руставский и Таро обвинили друг друга в сотрудничестве со спецслужбами и других нарушениях законов криминального мира и чуть было не подрались. В общем, стало понятно, что война, разделившая многих «воров в законе» на два противоборствующих лагеря, была неизбежна.

Лаша Шушанашвили (Руставский)

Лаша Шушанашвили (Лаша Руставский)

Помимо Япончика, Пичуги, Шушанашвили и Шакро Молодого на сторону Усояна встали также Дато Кутаисский, Вася Воскрес, Вагон, Алфасон, Дато Краснодарский, Мамука, Чебурашка, Костя Шрам, Гия Гальский и многие другие. Таро поддержали Мераб Сухумский, Рамаз Дзнеладзе (Рамаз Кутаисский), Кухилава (Антик), Гия Сван, Ахмед Сутулый, Тимоха Гомельский и еще ряд главным образом грузинских «законников».

Значит, война

В апреле 2008 года Дед Хасан, Пичуга и Япончик поставили под сомнение «воровской» статус Ониани и его сторонников — Мераба Джангвеладзе, Александра Тимошенко (Тимоха Гомельский) и Дмитрия Галеева (Галей). Пичуга входил в ближайшее окружение «патриарха», а Япончик, помимо того, что после своего возвращения из США был обязан Усояну поддержкой (в том числе финансовой), встал против Ониани еще и по своим личным мотивам.

Юрий Лужков и Георгий (Гела) Церцвадзе (в центре)

Отбывая в конце 80-х — начале 90-х годов срок в спецтюрьме № 2 города Тулуна, Япончик поссорился там с очень влиятельным в Иркутской области «вором в законе» Ильей Симонией (Махо), другом Ониани, поэтому выбор клана его врагов стал для него очевидным.

В ответ на это Ониани, заручившись поддержкой других «воров», добивается «развенчания» Лаши Руставского. Естественно, стороны не согласились с решениями относительно друг друга, в результате чего конфронтация только нарастала.

Последней попыткой как-то разрешить конфликт стала собранная Ониани летом 2008 года глобальная «сходка» на теплоходе на Пироговском водохранилище. Но приглашенные Япончик и Дед Хасан туда не пришли, да и все остальные собравшиеся обсудить ничего не успели — всех накрыл спецназ.

В ноябре 2008-го на приближенного к Таро коммерсанта Георгия (Гелу) Церцвадзе в Москве было совершено покушение. Нападавшие расстреляли бизнесмена из окна автомобиля и скрылись с места происшествия. Церцвадзе получил огнестрельные ранения грудной клетки, брюшной полости и бедра, однако ему удалось выжить. Правда, после этого он навсегда остался прикован к инвалидному креслу. Церцвадзе управлял легальным бизнесом Ониани, был на короткой ноге с тогдашним мэром столицы Юрием Лужковым и некоторое время занимал должность советника посольства Грузии в РФ.

На следующий год на западе Москвы был застрелен представитель Усояновского клана, уроженец Сочи Алик Миналян, известный в криминальных кругах как Алик Сочинский. Следом за ним — «вор в законе» Андрей Голубев по прозвищу «Скиф» и «авторитет» Александр Корсаков (Корсак). Правда, есть мнение, что это могли быть и внутриклановые разборки — Миналяна подозревали в растрата «общака», а Голубев и Корсаков могли пасть жертвами войны с «уралмашевскими».

Тем не менее за этим последовало одно из самых громких преступлений в новой истории криминальной России. 28 июля 2009 года в Москве на выходе из ресторана «Тайский слон» на Хорошевском шоссе в живот был ранен Япончик.

Сам Ониани к тому моменту был задержан и арестован по обвинению в похищении грузинского бизнесмена. Адвокаты предлагали за его освобождение 15 млн рублей, но суд оставил его под стражей.

Андрей Голубев (Скиф)

Видя такой оборот дела, Дед Хасан экстренно собирает «сходку» из более 30 «воров» прямо в «Матросской Тишине», где составляется «прогон» о полном «развенчании» Таро. Свою последнюю подпись ставит и Япончик, умерший спустя несколько месяцев после этого от перитонита.

18 марта 2010 года во французском Марселе киллеры с третьей попытки «достают» соратника Мераба Сухумского, «вора в законе» Владимира Джанашию (Ладо). Несмотря на оказанную медицинскую помощь, он скончался в одной из городских больниц. СМИ отмечали, что в последние месяцы Ладо находился на осадном положении, поскольку охота за ним началась практически сразу после покушения на Япончика. По данным испанских следователей, за устранением Ладо стояли люди Кахабера Шушанашвили.

10 мая 2010 года в Греции был застрелен Малхаза Кития по прозвищу Махония, которого считали вероятным организатором покушения на Иванькова.

А спустя две недели там же неожиданно умер «вор в законе» Лаврентий Чолакидис (Лева Ставропольский, или Лева Грек). Он был соратником Япончика и другом Деда Хасана. Причиной смерти криминального «авторитета» стал оторвавшийся тромб, однако в эту версию поверили не все. Этот «авторитет» помог переезду в Грецию нескольких влиятельных представителей криминального мира, в том числе Лаши Шушанашвили. Кроме того, Чолакидис управлял несколькими «бригадами киллеров», которые занимались устранением представителей клана Ониани.

В июле 2010 года Тариела Ониани осудили на 10 лет. Вследствие чего многие стали считать, что противостояние Деду Хасану он проиграл, однако вскоре стало понятно, что это мнение было ошибочным. 

16 сентября того же года в Москве было совершено покушение на самого Усояна. Киллер поджидал «вора в законе» возле дома его сына Нодари на Тверской улице. «Авторитет» получил три огнестрельных ранения в живот, однако выжил.

Параллельно с этим клан Ониани начинает осуществлять попытки восстановления его «воровского» статуса. Мераб Сухумский с помощью своего брата Левона, проживающего в Тбилиси, провел переговоры с крайне уважаемым 85-летним «законником» Георгием Чиковани (Гоги) — единственным из «воров», остававшимся тогда в Грузии на свободе, чьи решения беспрекословно принимались другими мафиози. Братья Джангевладзе попросили Чиковани рассудить ситуацию, возникшую с Ониани. И тот встал на их сторону, в результате чего в 2011 году, в то время когда Ониани находился в кемеровском ИК-29, на свет появилось новое послание для тюрем, в котором «воровские» полномочия Таро восстанавливались. А кроме того, вводился мораторий на «коронацию» ставленников Усояна. Помимо самого Гоги «прогон» подписали несколько десятков «криминальных генералов», в том числе старейшины криминального мира Амиран Эбралидзе (Амиран Ланчхутский) и Гурман Чикаберидзе (Чика). Также свои автографы под посланием поставили Мераб Сухумский, Тимоха Гомельский, Ахмед Сутулый, Джемал Хачидзе (позже переметнувшийся на сторону Деда Хасана) и многие другие. Война продолжалась.

Георгий Чиковани (Гоги) (крайний слева)

Георгий Чиковани (Гоги) (крайний слева)

В августе 2011 года в одном из баров Бельгии по приказу Мераба Сухумского были жестоко избиты и получили множественные ножевые ранения родственник Калашова «вор в законе» Давид Озманов (Дато Краснодарский) и «авторитет» Роман Манукян, входившие в клан Деда Хасана. А в Москве в собственном автомобиле был убит подполковник МВД Тамаза Брои по кличке «Тамазик», являющийся главным связующим звеном между МВД и Дедом Хасаном. Этот земляк Усояна (Брои родился в Тбилиси в семье курдов-езидов) служил в Межрегиональном центре по охране перевозимого имущества Главного управления вневедомственной охраны МВД и нередко захаживал в штаб-квартиру Усояна.

В свою очередь, вернувшийся в 2011 году из Америки «вор в законе» Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский) пытался инициировать новую «сходку» с участием Деда Хасана, на которой бы тот смог объяснить свой конфликт с Ониани, а также недавнюю «коронацию» сразу пяти человек, которая якобы прошла с нарушением установленной процедуры. Однако вместо этого старательно избегающий подобных сборищ еще с середины 90-х Усоян подослал к Бадри «разобраться» новоиспеченного чеченского «законника» Гилани Седого. А вскоре Когуашвили и вовсе попал в Бутырку, где вслед за этим прошел «прогон» о его «развенчании» без всяких на то оснований. Свои подписи под «малявой» поставили такие подконтрольные Усояну «воры», как Гела и Гизо Кардавы, Шамиль Смолянский, Гия Гальский, Дуяке, Роланд Шляпа и другие.

Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский)

Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский)

В апреле 2012 года в Москве был застрелен «авторитет» Ильгар Джабраилов (Данабаш), отвечавший в клане Хасана за контакты с определенными людьми в спецслужбах и правоохранительных структурах. Также он был «смотрящим» за рынками и овощными базами Москвы.

Наконец конфликт достиг своего пика и, по данным итальянской полиции, в сентябре 2012 года Мераб Сухумский, представители других кланов, также враждовавшие с Дедом Хасаном — Ровшан Джаниев (Ровшан Ленкоранский), Джемал Микеладзе (Джемо) и участвующий в беседе по телефону Ониани, — договорились ликвидировать Аслана Усояна.

16 января 2013 года во дворе ресторана «Старый фаэтон», расположенного во флигеле Центрального дома литераторов (Большая Никитская улица, 55), Усоян получил смертельное ранение в голову, после чего скончался в реанимации Боткинской больницы.

Война по наследству

В 2010 году Грузия подала в Минюст Испании запрос о выдаче Захария Калашова для уголовного преследования. На родине он был заочно приговорен к 18 годам тюремного заключения за похищение человека и организацию незаконного вооруженного формирования. В октябре 2014-го испанский суд решил, что вместо экстрадиции в Грузию «законник» будет выдворен в Россию. Причина этого окончательно не ясна, но по одной из версий, таким образом испанцы отблагодарили российских правоохранителей, пообещавших помощь в раскрытии преступного сообщества в Испании. Еще более удивительно то, что по прибытии в Россию Калашов не отправился досиживать свой срок, а был отпущен после непродолжительной беседы с силовиками. 

Возвращение Калашова в Россию

Возвращение Калашова в Россию

Возвращаясь в Россию, едва ли Калашов жаждал крови своих врагов. Скорее даже наоборот — он предпринял ряд шагов, что бы замирить всех противников и выступить неким гарантом их безопасности в обмен на всеобщее признание. Первым делом (в 2015 году) он лишил «воровского» статуса сразу дюжину «законников», а затем на крупной «сходке» в Ереване наложил бессрочный запрет на пополнение разрозненных воровских семейств за счет новых «коронаций», чем ослабил их положение.

Тем не менее войны окрепнувших за время отсутствия Шакро Молодого кланов продолжились. Самый яркий пример — вражда «законников» Надира Салифова (Гули) и Ровшана Джаниева, приведшая в итоге к гибели в 2016 году последнего. Впрочем, тогда это никак не отразилось на укреплении позиции самого Шакро, чего не скажешь о нынешней ситуации.

Надир Салифов (Гули)

Надир Салифов (Гули) 

Теперь Гули, пользующийся огромным авторитетом среди азербайджанской диаспоры, активно проявляет себя не только в России, но и на Украине, в Турции и странах Европы. Из-за чего уже нажил себе новых врагов в лице чеченцев — «законника» Азиза Батукаева и «авторитета», бывшего европейского партнера Ровшана Ленкоранского — Хамзата Гастамирова (Шейх Хамзат). Их представители регулярно угрожают Гули и провоцируют на вооруженное противостояние. Если к ним прибавить еще одного чеченского «вора в законе» Ахмеда Домбаева (Ахмед Шалинский), который должен скоро освободиться, то может получиться новая весьма влиятельная сила. 

Сам же Гули пока не спешит вступать в какие-либо коалиции. С проживающими в Турции (где после освобождения находится и сам Салифов) членами «мегрельского» клана братьями Кардава он держится на расстоянии, позволяя себе редкие общения лишь с мегрельским «аксакалом» Мерабом Мзарелуа (Дуяке). Это несмотря на то, что при их участии был «коронован» брат Салифова Намик.

Хамзат Гастамиров (Шейх Хамзат)

Хамзат Гастамиров (Шейх Хамзат) 

В начале года он также принимал у себя в доме греческую делегацию в лице убитого недавно Гайоза Звиададзе (Гия Кутаисский) и Заала Махароблидзе (Глехович). Встреча прошла в теплой душевной обстановке, но не более того.

Не идет на сближение он и с, казалось бы, самым выгодным для себя союзником — Мерабом Джангвеладзе. После своего освобождения из итальянского ареста в апреле 2016 года тот тоже переехал в Турцию. Однако, по некоторым данным, их партнерству помешали подозрения Гули, что готовившееся на него прошлогоднее покушение не обошлось без Мераба Сухумского. По крайней мере, сторонники Салифова полагают, что Джангвеладзе мог знать о нем. 

Впрочем, в последнее время редкое покушение на какого-либо «законника» за границей не связывают с Мерабом Сухумским. Взять хотя бы недавнее убийство близкого к Шушанашвили Гии Кутаисского, которое могло стать ответом Джангвеладзе на переход к нему его сторонников — Георгия Нижарадзе (Гия) и Гочи Алпаидзе (Алфасон). В то же время разговоры об этом, даже если они ничем не обоснованы, могут свидетельствовать о том, что средства для силового решения каких-либо проблем у Джангвеладзе имеются. Не будем забывать, что в 2012–2013-х годах он стал «крестным» для более 20 «воров».

Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский)

Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский)

Укрепить позиции Таро могли бы и освобождающиеся в этом году «кутаисцы» Бадри Когуашвили и Рамаз Дзнеладзе. Правда, несмотря на авторитет, едва ли они выступят против Шакро Молодого, которому обязаны восстановлением своих «воровских» статусов.

Стоит также принимать во внимание и то, что помимо общепризнанных врагов у последователей клана Усояна всегда существовали и другие, все это время держащиеся в стороне и не заявляющие открыто о своих претензиях на главный «воровской» трон, но в то же время обладающие достаточной силой для влияния на ситуацию.

Ну и самое главное — так уж повелось, но стать «номером один» в криминальном мире России может лишь «законник», находящийся на территории страны и при этом на свободе. А положение многих из вышеописанных «воровских» тяжеловесов к этому не предрасполагает. Российское гражданство Джангвеладзе было признано незаконным, когда он еще был в Италии. Кроме того, ему запретили въезд в страну. Шушанашвили также был лишен российского гражданства в 2005 (по другим данным, в 2008) году. Теоретически прибыть в страну он может, однако, по данным некоторых источников, как только Лаша пересечет границу, он окажется под стражей. Гули же находится в розыске и заочно арестован в России по обвинению в вымогательстве и организации похищений людей. Так что — путем исключения — остается лишь Таро. Если только от него самого не захотят избавиться российские силовики. Впрочем, по данным нашего источника, Ониани всерьез нацелился на «воровской» олимп, и с большой долей вероятности ему удастся его занять. А раз так, то ждать каких-либо действий от него осталось не долго.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3