Как «законники» держат удар после принятия «антиворовских» поправок  

Как «законники» держат удар после принятия «антиворовских» поправок
«Вору в законе» Коле Томскому первому предъявили обвинение в «занятии высшего положения в преступной иерархии» Фото: Преступная Россия

Использование 210-й статьи («Организация преступного сообщества и участие в нем») стало в последнее время больше касаться бизнесменов, делая их таким образом членами, а то и главами ОПС. При этом за три прошедших месяца после принятия поправок обвинение за «Занятие высшего положения в преступной иерархии» зафиксировано лишь одно — в отношении «вора в законе» Коли Томского. В целом же надежд на то, что эти новшества хоть как-то повлияют на «воровское» движение в России, нет никаких.

Во время очередной «прямой линии», прошедшей в четверг, 20 июня, президент Владимир Путин призвал Госдуму и экспертов пересмотреть ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества и участие в нем») в отношении бизнеса. Сейчас, по его словам, под нее можно подвести совет директоров любой компании. Ранее уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов предложил и вовсе отказаться от применения ст. 210 УК РФ. Омбудсмен заявлял, что статью необходимо дополнить примечанием о непривлечении по ней лиц, проходящих по статьям о мошенничестве. 

По словам Титова, статью 210 УК в последнее время все чаще вменяют в качестве дополнительного состава по уголовным делам об экономических преступлениях. «Признаки «преступного сообщества» при этом обусловлены обычной деятельностью коммерческой организации, а сообщество (иначе говоря, банда, поскольку статью 210 вводили именно для противодействия бандитизму) может состоять из директора, бухгалтера и водителя», — подчеркнул омбудсмен.

Законопроект, запрещающий возбуждать против бизнесменов уголовные дела по статье 210 УК подготовил председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Напомним, что именно по этой статье обвиняются экс-министр Михаил Абызов и миллиардер Зиявудин Магомедов. Им грозит до 20 лет лишения свободы. 

абызовсуд.jpg

Михаил Абызов

Тем временем с момента принятия поправок в этот «антиворовской» закон прошло уже почти три месяца. Напомним, 1 апреля президент подписал закон, принятый по его же предложению Госдумой, об ужесточении уголовного наказания для «воров в законе». Действующую ст. 210 УК дополнили новой ч. 1.1. За создание или руководство преступным сообществом предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, то же самое ждет и участников «сходок». Лицу, занимающему «высшее положение в преступной иерархии», грозит до 15 лет. 

Первой реакцией на поправки стала как обычно медийная — в СМИ сразу же появилось множество предположений и гипотез того, как будет выглядеть работа правоохранителей в связи с новшествами и как поведут себя собственно те, на кого они направлены, — «воры в законе».

По мнению экс-начальника криминальной милиции органов внутренних дел РФ, адвоката по уголовным делам Евгения Харламова, в первую очередь давление начнут оказывать на уже отбывающих наказание преступников. Действительно, «раскрутить» уже находящихся в заключении криминальных лидеров гораздо проще. По словам эксперта, дела, возможно, будут подгонять под нужную статистику, добиваясь от осужденных необходимых показаний.

Так же пессимистично был настроен и конфликтолог, «гангстер на пенсии», писатель Михаил Орский, считающий, что впереди представителей криминального мира ждут «невыносимые условия». 

По данным «Росбалта», «авторитеты» и «законники» восприняли новый закон всерьез и на время «заморозились»: сменили номера, отказались от встреч. 

Михаил Орский

Михаил Орский

Тревожность в преступной среде подтверждает и Орский. Однако, по его мнению, «новый закон направлен против «беловоротничковой» преступности, расхитителей политической собственности». Недаром первыми случаями проявления новой политики в отношении криминала стали дела против экс-министра «Открытого правительства» Михаила Абызова, сенатора Рауфа Арашукова и экс-замминистра культуры Григория Пирумова.

Напротив, адвокат Дмитрий Аграновский отмечал, что закон вряд ли повлияет на ситуацию в стране и на деятельность криминальных авторитетов. По его мнению, уже имевшиеся санкции за такие преступления были достаточны. И скорее всего, ни для общества, ни для организованной преступности ничего не поменяется, зато можно будет заявить, что «мы ужесточили борьбу с преступностью», — отметил правозащитник.

Тем не менее если поначалу «законники» отреагировали на новые поправки более-менее сдержанно, то позже стали появляться сообщения об отъезде некоторых «законников» за границу, которые связывали именно с принятым законом. Так, по данным издания «Росбалт», из Подмосковья в Турцию перебрался «вор в законе» Олег Пирогов (Циркач). Там же сейчас находится Рамаз Дзнеладзе (Рамаз Кутаисский), которого после освобождения из колонии должны были депортировать, но он сумел на некоторое время остаться в Москве. «Законники» Гурам Чихладзе (Квежоевич) и Георгий Калашян (Котик Младший) отправились в Израиль. Руслан Гегечкори (Шляпа Младший) после освобождения переехал на Кипр, где сейчас как раз развернулся клан, руководимый его отцом — Роландом Гегечкори (Роланд Шляпа) и Мерабом Мзарелуа (Дуяке). Еще несколько мафиози переместились в Болгарию.

Олег Пирогов (Циркач)

Олег Пирогов (Циркач)

В основном Россию покинули наиболее уязвимые «криминальные генералы», которые могут в любой момент оказаться за решеткой. Участившиеся в последние годы аресты и возбуждения дел по 210-й статье оказали на многих свое воздействие.

Но все лидеры так называемого «славянского» крыла — Тюрик, Шишкан, Петрик, Аксен и Вася Воскрес остаются в России. Их отьезд спровоцирует риск потерять контроль над тем, что приносит доход. А этого только и ждут зарубежные конкуренты — за контроль над российским «общаком» уже второе десятилетие идет хотя и вялая, но вполне очевидная борьба, и ныне правящий «воровской» клан будет до последнего защищать свои позиции. 

Как уже предполагалось ранее, определять «вора в законе» прямым вопросом, является он таковым или нет, никто не собирается — это не юридическое обоснование. Поэтому оперативники спрашивают их скорее для формальности. При этом «вор» вправе промолчать, но отказываться от титула напрямую не может — это дурной тон. Тем более, что он ни на что не влияет — если его задержали, то значит, доказательная база уже собрана и избежать срока можно будет, только если сдать своих сообщников. Поэтому теперь «законникам» придется если не уезжать из России, то ложиться на дно или искать себе надежную «крышу», которая даст гарантии неприкосновенности. 

Гаврил Юшваев Петрик и Шишкан

Петрик и Шишкан (сидят 4-й и 5-й)

По данным Znak.com, якобы из-за усилившегося давления силовиков выборы «вора в законе № 1» в России отложили как минимум до 2024 года, то есть до президентских, а то и до 2026-го, когда на свободу должен будет выйти Шакро Молодой и необходимость в новом «главном воре» вообще отпадет. Как пишет издание со ссылкой на источник в криминальной среде, провести их раньше не дадут власти, занявшие в последнее время жесткую позицию по отношению к ОПС и их лидерам.

Стоит при этом напомнить, что летом прошлого года лидером криминального мира, хоть и номинально, был избран «законник» Олег Шишканов (Шишкан). При этом сообщалось, что Василий Христофоров (Вася Воскрес) и Мераб Гогия (Мелия) могут сохранить за собой обязанности по сбору средств в «общак».

Первым, кому «подводят» именно «Занятие высшего положения в преступной иерархии» (ст. 210.1 УК РФ), стал задержанный в конце мая «вор в законе» Николай Кузьмичев (Коля Томский). Правда, выбор пал на него не потому, что он является каким-то самым опасным представителем «воровской» семьи — ранее не судимый Кузьмичев даже в своем родном Томске серьезного влияния не оказывал, просто местные силовики решили таким образом проявиться в исполнении президентских поправок.

Коля Томский (внизу в центре)

Коля Томский (внизу в центре)

Ну а теперь, когда начало положено, по мнению экспертов, подтянутся и другие субъекты федерации. Томск стал в этом плане показательным — теперь наличие «вора в законе» в том или ином регионе становится показателем неэффективной работы правоохранителей.

Однако что касается «воров в законе», влияющих на ситуацию не только в отдельных регионах, но и в стране в целом, то, по мнению источников «Росбалта», среди силовиков, скорее всего, реализация новых поправок превратится в очередное показательное выступление с задержанием нескольких «законников». Проще всего в этом случае будет с теми из них, кто по старинке лично контролирует группы борсеточникв, налетчиков, форточников, ломщиков и т.п. Но даже если и эта категория представителей высшей преступной иерархии покинет Россию, это никак не повлияет на деятельность их подопечных. Современные средства связи позволяют легко управлять всем процессом дистанционно. Поэтому многие из подобных «законников» уже находятся за границей — главным образом в Турции и Европе. Наиболее показательный в этом плане пример «вора в законе» Надира Салифова (Гули), который, не появляясь в России, смог через своих эмиссаров не только взять под контроль большинство овощных рынков, где преимущественно трудятся выходцы из Азербайджана, но и существенно расширить зону своего влияния. 

гули.jpg

Гули

В то же время можно ли все это считать хотя бы созданием видимости борьбы с организованной преступностью в стране? Ведь «воры в законе» — это не только конкретные люди. Это целый социальный институт, который, помимо самих «законников», включает в себя еще и тех, кто следует понятиям, таким образом поддерживая всю систему. Вспомним, что некогда в Грузии они чуть ли не заменяли собой официальную власть, не способную на тот момент удовлетворить потребности общества. Соответственно, при ослаблении легальных социальных институтов, которые гарантировали бы людям безопасность и отвечали бы на их запрос на справедливость, роль теневых «гарантов» может возрасти.

То, как крепнет и распространяется «воровское» движение, недавно было продемонстрировано в орловской колонии № 2. В Сеть попали скандальные кадры непротокольной жизни заключенных на зоне. На них во дворе колонии заключенные собрались вокруг накрытых в честь Пасхи столов. Один из осужденных говорит, что банкет организовал «вор в законе» Арсен Ереванский (Арсен Мкртчян). Перед трапезой, которой могли бы позавидовать даже многие простые обыватели, зэки кричали: «Христос Воскресе! Жизнь ворам!». 

Как считает специалист по уголовно-арестантской культуре Александр Сидоров, известный как Фима Жиганец, это не иначе, как демонстрация силы «воровского» мира на фоне принятия закона о «криминальных авторитетах» — мол, «вы нас пытаетесь задавить, но у вас ничего не получится». Подобные фуршеты и пиры, по словам Сидорова, укрепляют связи в «воровском» мире, напоминают заключенным, что те не останутся без помощи. Тем более, что сейчас пронести и провезти в закрытое учреждение ФСИН можно все что угодно. Так что подобное в будущем мы увидим еще не раз, и едва ли ситуация изменится благодаря новым законам — руководить из заключения можно с помощью различных средств связи — интернета и телефонов, что не является проблемой на зоне, считает эксперт.

Все это показывает, как в целом построена система, в которой действуют не законы, а понятия. В том числе и среди правоохранителей и сотрудников тюрем и колоний. На фоне этого говорить о планомерной борьбе с «законниками» кажется несколько преждевременным. 

О разном отношении к осужденным, обладающим связями, влиянием и средствами, и остальным указывают многочисленные факты. К примеру, отбывающий наказание бывший мэр Ярославля Евгений Урлашов недавно пожаловался на представителей окружения Шакро Молодого, которые себе позволяют немного больше, чем положено, что причиняет неудобства остальным осужденным. И это никак не пресекается администрацией колонии.

Или вспомним недавний скандал с криминальным «авторитетом» Вячеславом Цеповязом, когда в СМИ просочились фотографии, на которых осужденный за массовое убийство в станице Кущевской Цеповяз, отбывающий 20-летний срок в колонии в Амурской области, жарит шашлык и ест крабов и красную икру. 

Вячеслав Цеповяз в колонии строго режима

Вячеслав Цеповяз ест крабов в колонии строго режима

Зато все рвение по исполнению наказания в своем понимании фсиновцы проявляют в отношении простых осужденных, не имеющие каких-либо покровителей на воле. 

Летом 2018 года «Новая газета» опубликовала видео пыток в ярославской ИК № 1. 18 сотрудников колонии избивали дубинками одного из осужденных — Евгения Макарова. События на видео произошли еще в 2017 году,  и Макаров о них сообщал, однако уголовное дело о превышении полномочий с применением насилия в отношении сотрудников колонии возбудили только после публикации видео. Через месяц после обнародования первого ролика «Новая газета» опубликовала еще один — на нем были запечатлены издевательства сотрудников колонии над другими осужденными.

Опять же первой реакцией системы ФСИН был не поиск участников этих пыток среди своих сотрудников, а поиск тех, кто «слил» это видео журналистам. В логике представителей власти читалось: пытать можно, подставлять своих нельзя. Тем не менее сейчас по этому делу обвиняемыми проходят 14 сотрудников ярославских колоний. 13 из них арестованы, еще один, замначальника ИК № 1 по воспитательной части Иван Калашников, из-за болезни помещен под домашний арест.

То же самое и с применение 210-й. То, что Шакро Молодой не просто «вор в законе», а «вор» № 1, за последние годы узнали все, даже очень далекие от криминальной жизни люди. И тем не менее, даже несмотря на то, что на суде и следователь,  и представитель гособвинения не раз называли его «вором в законе», доказать это следствие не смогло. Никулинский районный суд Москвы в прошлом году признал Калашова виновным по пунктам «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство, совершенное с применением насилия организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере).

Шакро Молодои

Шакро Молодой

Зато можно проследить, в какую сторону стало дрейфовать правоприменение 210-й в современных условиях. На прошлой неделе участник движения «За права человека» из Ульяновска Игорь Топорков заявил, что сотрудники ФСИН угрожают ему уголовным делом. По словам Топоркова, ему позвонил мужчина и сказал, что хотел бы встретиться с активистом и предоставить информацию о системе Управление Федеральной службы исполнения наказаний. Топорков предложил встретиться прямо у себя дома. Однако домой к нему пришли сотрудники ФСИН и вместо информации, заявили, что хотят поговорить о другой правозащитнице — Анне Малиновской. Топоркову сказали, что он поставляет ей информацию, касающуюся системы УФСИН,  и пригрозили, что в случае если они не оставят их в покое, то «можно использовать» статью 210 УК — «Пособничество «ворам в законе». То есть таким образом, широкая трактовка закона, особенно в части «преступное сообщество», под которую можно подводить любую группу, где больше одного человека, становится своеобразной заменой «народной» 228-й статьи («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств»), которая, как мы знаем, зачастую применяется просто для расправы с неугодными. 

И если реальный «вор в законе», которому грозит 210.1, задержан всего один, то среди бизнесменов и чиновников их огромное множество. Вероятно, что выделение в отдельный пункт наказания для лица, занимающего «высшее положение в преступной иерархии», является попыткой отделить именно «законников» от всех других участников «преступных сообществ», но это никак не исправляет положения дел с подведением под данную статью бизнесменов. 

Магомед и Зиявудин Магомедовы

Магомед и Зиявудин Магомедовы 

Помимо уже известных Абызова, братьев Магомедовых и отца и сына Арашуковых, только за три последних неполных месяца был задержан ингушский активист Або Добриев. 7 апреля с него сняли подозрения в нападении на силовиков во время протестов в Ингушетии, однако в тот же день его задержали по новому уголовному делу, сообщил «Кавказскому узлу» адвокат Шерип Тепсаев. По данным телеграм-канала «ФортангаORG», Добриева подозревают в причастности к преступному сообществу (210 УК РФ).

7 мая суд в Самаре арестовал на два месяца четырех подозреваемых в загрязнении нефти, которая по трубопроводу «Дружба» поставлялась через Белоруссию в Украину и в Европу. Странам-импортерам пришлось отказаться от российских поставок из-за высокого содержания хлора в нефти. По версии следствия, преступное сообщество из шести человек похитило «черное золото» на сумму не менее миллиона рублей и попыталось скрыть это с помощью примесей. При этом помимо ст. 215.3 УК РФ (приведение в негодность нефтепровода группой лиц по предварительному сговору) и ст. 158 УК РФ (кража), им так же вменяется и ст. 210 УК РФ.

А в начале июня стало известно об обвинении по этой же статье, предъявленном бывшим топ-менеджерам ПАО «Тольяттиазот» (ТоАЗ) Владимиру и Сергею Махлаевым. В СКР считают, что финансовые операции в интересах членов ОПС проводились через Тольяттихимбанк. Басманный суд Москвы уже арестовал председателя правления банка Александра Попова по обвинению в участии в ОПС. «Выведенную прибыль они размещали на депозитах офшорных компаний в этом финансовом учреждении под высокие процентные ставки, приобретались векселя АКБ «Тольяттихимбанк» с начислением процентов, чтобы создать иллюзию легального происхождения денег», — говорится в сообщении «Уралхима», поступившем в РБК. 

Владимир Махлай

Владимир Махлай

Это, естественно, лишь малая часть обвиняемых «опээсников», но уже понятно, что речь здесь не идет о людях в наколках, поддерживающих «воровской» уклад и «решающих» вопросы криминала. Вот и получается два мира — два Шапиро: в одном случае власти заявляют о борьбе с организованной преступностью, а в другом получается, что под статью просто «подтягивают» тех, кого удобно.

P.S. 

Накануне депутат Госдумы Рифат Шайхутдинов внес в нижнюю палату проект закона, предлагающий запретить дополнительную квалификацию правонарушений в сфере бизнеса по 210-й статье. 

«Предлагается внести в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, предусматривающие установление запрета дополнительной квалификации по статье 210 УК РФ действий лиц, подозреваемых или обвиняемых в отдельных преступлениях, совершенных в сфере предпринимательства», — говорится в пояснительной записке. 

Как отмечает автор проекта, «сложившаяся и широко распространенная практика применения органами предварительного следствия и судами статьи 210 УК РФ демонстрирует необоснованность предъявления обвинения в ее совершении в отношении данной категорий лиц».

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3