Крах империи Вити Пана 

Крах империи Вити Пана

«Вор в законе» Виктор Панюшин, известный в криминальной среде как Витя Пан, находится в бегах — летом 2017 года он и его подручные стали фигурантами уголовного дела по 210-й статье УК РФ (oрганизация преступного сообщества). На днях стало известно, что, помимо этого, Следственный комитет России завел в отношении «законника» уголовное дело по статье о высшем положении в преступной иерархии. Ранее источники сообщали нам о том, что «дело» Вити Пана в родной вотчине по-прежнему живет, на сегодняшний день он продолжает дистанционно контролировать ряд предпринимателей и получать прибыль от ряда теневых сфер бизнеса.

Благополучным положение Панюшина сейчас не назовешь. Тотальная зачистка силовиками крупных криминальных фигур страны, невозможность личного контроля ситуации и положение беглеца не позволяют «законнику» расширять свое присутствие и увеличивать обороты. В лучшем случае по ряду позиций удается сохранить «статус-кво» и временно остановить тенденции распада «хозяйства».

И на все это наложились последствия кадровых ошибок преступного авторитета, приведших в итоге к разброду и шатанью в его «пастве» и нежеланию многих представителей «воровского хода» выполнять указания удалившегося от эпицентра событий лидера. О том, как же именно начинался внутренний развал традиционного уголовного уклада в Курской области и какие действия Панюшина наряду с явными ошибками способствовали этому процессу, нам рассказали источники.

New Project  копия.jpg

С «офицерским составом» группировки Вите Пану традиционно не везло: назначаемые им «положенцы» и «смотрящие» по разным районам через некоторое время либо начинали саботировать указания «центра», либо открыто вели собственную игру, нацеленную на подрыв могущества Пана. Отголоски одного из таких конфликтов, стоившего «главному преступнику» региона потери всего боевого крыла банды, мы подробно описывали в материале «Уголовники укрылись в УМВД, что стоит за делом «вора в законе» Вити Пана».

pan1.jpg

pan2.jpg

Особняк Панюшина 

Тогда редакция «Преступной России» подробно рассказала о том, как возникшая у курских уголовников междоусобица, активно подогреваемая утрачивающими силу, но претендующими на первые роли братьями Игорем и Эдуардом Яковлевыми, превратилась в, по сути, детективную историю, закончившуюся серьезными разборками, попытками убийства окружения Панюшина, похищением незадачливых убийц, их пытками и последующим арестом обеих сторон конфликта. То есть налицо явная ошибка вожака уголовно-преступной среды, не сумевшего вовремя распознать угрозу и задавить «бунт на корабле», так сказать, в зародыше.

Точно известно, что подручные многократно докладывали Виктору Панюшину о настроениях мятежных братьев и о том, что от решительных мер тех удерживает только явное неравенство сил. Предупреждали «вора» и о том, что Яковлевы могут-таки нанести неожиданный удар, имеют для этого нескольких (как минимум двух) киллеров и, напав внезапно, способны уничтожить как самого Пана, так и его окружение. Предупреждали… Вот только «законник» не спешил с превентивными действиями, надеялся решить дело миром, успокоить назревающий нарыв, погасить конфликт переговорами. Ошибка? Безусловно. И причем явная.

vityapan.jpg

Был и другой просчет, когда Виктор Панюшин не сумел вовремя подчинить себе или ликвидировать развивающееся ОПС Дмитрия Волобуева, породив тем самым в области еще один привлекательный для многих представителей криминалитета центр сил.

Мог ли он справиться с этими вызовами своему могуществу? Да, конечно. На начальном этапе вполне. Стоило лишь осознать масштаб угроз и начать принимать меры, в первую очередь организационные. Поменять или по крайней мере «перетасовать» свой ближний круг, сделав ставку не на многократно судимых «урок» классического типа, а по примеру иных авторитетов активнее привлекать к себе людей, не запятнанных судимостями или же мыслящих по-иному, нежели побывавшие за решеткой «блатные». Людей, способных предвидеть зарождающуюся проблему и заблаговременно ее предотвращать. Среди «каторжан», обожженных тюрьмой, таких людей найти сложно. Брать кого-то со стороны Панюшин не стал. Даже более того, допускал внутри «свиты» различного рода интриги и подсиживания, беспощадно расправляясь с теми, кто вызывал сомнение в лояльности, и даже зачастую не давая им возможности исправить ошибку и загладить вину.

Как, собственно, и произошло с одним из его подручных, Иваном Полищуком по кличке «Ваня Гнутый». Это, даже по мнению правоохранителей, был единственный человек, способный в перспективе распутать узел противоречий между бандитскими сообществами Курской области и каким-то странным образом умевший находить точки соприкосновения и сглаживать углы дипломатическим путем, а при необходимости не чурающийся крови, знающий (хотя бы шапочно) большинство преступных авторитетов страны и ближнего зарубежья, имеющий способность преподнести окружающим ту картину, которую они хотели видеть.

New Project.jpg

Ваня Гнутый

И все же он не сумел забраться на самый верх преступной иерархии Черноземья и войти в узкий круг «воров в законе». Хотя и довольно близко стоял к «коронации» и даже назначался самим Панюшиным «положенцем» по городу Курску. Так что же помешало ему встать во главе местного криминала? С одной стороны, это стечение обстоятельств. С другой — недальновидность Пана. А с третьей — причудливое переплетение интриг конкурентов и собственные неблаговидные поступки.

Началось падение стремительно взлетающего авторитета с того, что Пан, созвавший одну из «сходок» в Московской области, был вместе со всеми прибывшими задержан борцами с организованной преступностью при поддержке сил СОБРа. Сам он не пострадал, а вот кое-кто из гостей влип в крупные неприятности и даже был арестован. Естественно, вопросы «урегулирования» этих неприятностей легли на организатора слета, то есть на Панюшина. Что следует понимать под термином «урегулирование»? Да ту самую денежную премию, принесенную в высокие кабинеты влиятельным чиновникам, с тем чтобы уголовное преследование попавшихся «воров» было прекращено. Ситуация для российского МВД, к сожалению, вполне обычная и едва ли не повседневная.

Вопрос о том, кто будет делать основной «взнос», тоже не стоял, и Витя Пан помчался в Курск, чтобы уладить трудности при помощи денег «общака». «Касса» находилась тогда на попечении Ивана Полищука, и внезапно потребовавший финансы Пан не смог получить от Гнутого требуемую сумму.

В том, куда именно тот дел недостающие средства, мнения источников «Преступной России» расходятся. Кто-то говорит, что проиграл в автоматы и в подпольных казино. Кто-то — что вложил куда-то и то ли прогорел, то ли не успел получить прибыль. Так или иначе, факт невозможности произведения «положенцем» единовременной выплаты остался бесспорным. И именно это наряду со вмешательством одного старого недоброжелателя едва не стоило Гнутому жизни и на корню сгубило его дальнейшую «карьеру». Далее события развивались так.

Гнутый, в принципе, мог набрать требуемую сумму и принести ее «боссу», но, естественно, не сразу и не за один день, а получив деньги частями от крупных предпринимателей, из числа тех, что регулярно вносил часть доходов в «воровскую кассу». Но здесь в дело вмешался тот самый недоброжелатель, коим был старинный недруг Полищука — водитель Виктора Панюшина по имени Александр Дегтярев и по прозвищу «Рыльский». Он сумел убедить Пана перекрыть проштрафившемуся «положенцу» эту лазейку, в результате чего бизнесмены, чьи пороги Гнутый обивал, заранее получившие от «законника» инструкцию «денег не давать», действительно ничего не дали.

Такой поворот мог стать для Гнутого роковым, и действительно, почти стал, поскольку по распоряжению Панюшина его погрузили в автомобиль и повезли в отдаленное место убивать. Казни Полищук избежал чудом. За него перед Панюшиным похлопотали авторитеты из Октябрьского района Курской области, имеющие в криминальных кругах немалый вес и значимое слово. Деньги освобожденный и от плена, и от статуса «положенца» Полищук позже вернул.

photo_2019-11-01_10-16-53.jpg

Александр Дегтярев, Рыльский

Витя Пан, собрав требуемый «чемодан» альтернативными путями, свои проблемы также разрешил, но вызвал внутри уголовного сообщества области первую волну нестабильности. По ряду причин многим значимым фигурам теневого сектора скоропалительная расправа над Полищуком и лишение его возможности исправить проступок пришлись не по нраву. Что породило в ранее стабильном коллективе возрастающее напряжение и желание многих вести самостоятельную игру. И эти процессы Панюшин так в итоге и не смог остановить.

Компромиссной фигуры на роль «положенца», которая устраивала бы большинство «состоящих в теме» персонажей, у «вора в законе» в колоде не нашлось. Кто-то (как тот же Игорь Яковлев по прозвищу «Зэк», ставший потом основным противником Пана) отвергался сразу. Кто-то, как, например, побывший некоторое время в роли «положенца» Юрий Костин по кличке «Костяра», не обладал для такого «поста» достаточной гибкостью и навыками дипломата. Иные тяжеловесы местного преступного мира, вроде «заслуженного» ветерана бандитского ремесла по имени Олег Звягинцев (Алей), и вовсе не желали себе такой чести вместе с прилагающейся к ней головной болью.

Все это и многое другое в конечном счете если и не разрушило одно из ключевых ОПС Черноземья, то надолго выбило его членов и самого Пана из игры.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3