Он сел при Сталине: автобиография Толика Кирилла

Он сел при Сталине: автобиография Толика Кирилла
Анатолий Кириллов Фото: Кадр: mihailti / YouTube

Анатолий Кириллов (Толик Кирилл) начал воровать еще ребенком в 1940 году. Всю жизнь он провел в ожидании арестов и освобождений: бродяжничал, сидел, был амнистирован по случаю смерти Сталина, снова воровал и снова сидел. Жил в одном бараке с легендой воровского мира Васей Бриллиантом и был знаком с Япончиком. Кириллов скончался 30 января, не дожив четыре дня до 85-летия, — и перед смертью успел рассказать свою историю.

Авторские изложения и лексика в тексте сохранены — рассказ Кириллова приведен без купюр. Так как текст изложен характерным арго, в скобках приведены пояснения.



«Первый кошелек украл в 7 лет»

Я родился 3 февраля 1933 года в городе Боровичи Новгородской области. Не закончил ни одного класса. Первый кошелек с 33 рублями украл в 7 лет, в 1940 году, во время Советско-финской войны, когда мама послала за хлебом. «Тридцатки» [купюры в 30 рублей] еще красные были. Попал в детдом в Вологде, где били и не кормили днями. Сбежал. Жил под Череповцом.

Там же схватили и отправили в Ярославль, в такой же детдом. В 1944 году из Ярославля перевезли в Самарканд, откуда сбежал через полтора месяца. В 12 лет вернулся в Боровичи.

20 февраля 1945 года сел за «карман» [карманную кражу] по статье 162 «В» [УК РСФСР]. В «кармане» были карточки [продовольственные]. Тогда за «карман» давали по году. А за карточки бывало и по пять [лет]. Смотря какой суд. Потому что оставляешь людей голодными. Дали «двушку» [два года лишения свободы]. Пришел [сел] в Ковров, станция Федулово [исправительное учреждение, ныне — исправительная колония №7]. Освободился 31 мая 1945 года. Была амнистия кому до трех лет [лишения свободы]. В том же году — 14 ноября — снова сел по статье 162 «В» еще на один год. Пришел [сел] в Осташково, озеро Селигер, Нилова пустынь [колония для малолетних преступников]. 

18 января 1949 года пришел [сел] на «крытую» [тюрьма, где заключенных содержат в камерах, а не в бараках, как в колонии] «малолетку» [для малолетних осужденных] в Белозерск [одна из трех открывшихся после войны тюрем для малолетних преступников], где из 30 малолеток было 8 «фраеров» [людей, не имеющих отношения к блатному миру], остальные воры, только у 9 было по «десятке» срока [10 лет лишения свободы], у всех остальных по «четвертаку» [25 лет]. На «малолетке» ворами начинали называть в 12-13 лет. В 1950 году с Белозерска вывезли в Шексну [Шекснинская детская трудовая колония]. 27 марта 1953 года (в возрасте 20 лет) освободился по амнистии по случаю смерти Сталина. 

«Вдвоем зарезали бригадира»

24 июня 1953 года сел в Питере за «указ» [часть 2 статьи 2 указа Президиума Верховного Совета СССР от 04.06.1947 года — «Разбой, соединенный с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, а равно совершенный шайкой либо повторно»] на 15 лет. Из Питера одним этапом шло 450 воров, подсаживались в Риге. Пришли в пустую зону. Выходили на работу, подсыпали пути на Котлас [ремонт железнодорожного полотна]. Тогда бригадиры были ворами.

В 1954 году c 26-й шахты [шахта № 26 треста «Сталиногорскуголь» в городе Сталиногорск, ныне — Новомосковск, Тульская область] пришел на Мульду [железнодорожная станция за полярным кругом в Коми, к западу от Воркуты], где было 7 «спецов» [колоний особого режима]. В одной верхней зоне находилось 600 воров, в том числе много старых колымских, как Хлюст [вор в законе (ВВЗ) Иван Левин] и Чапаенок [ввз Владимир Бабушкин, также известный, как Вася Бриллиант], и в нижней около 300. 

На Мульде жил с Бриллиантом в одном бараке, но в разных секциях, около столовой. В «семье» Бриллианта было 7 воров, в том числе Еж Ванька [ввз Иван Ежов], Кошель Ванька [ввз Иван Кошелев] и Витька Золотяк [бывший вор в законе (бввз — лишенный воровского титула) Виктор Лючин]. Бриллиант из них был самым молодым.

В 1955 году с Мульды разгоняют. Пришли [сели] с Бриллиантом на 29 зону (...) около Воркуты. Первым c концами свалил [сбежал] Монгол Санька [бввз Геннадий Карьков], который в 1970 году судился за «разгоны» [вероятно, имеется в виду 15-летний срок, который Карьков в 1972 году получил за разбой]. Cледом Чиж Генка [ввз Геннадий Чижов], тоже с концами (...). Третьим бежит Бриллиант и двое «четверташников» [осужденных на 25 лет]. 

23 апреля 1958 года судился на Воркуте, снова за «указ». Вдвоем зарезали бригадира. Тогда впервые попробовал «план». Дали 20 лет с отбыванием первых пяти в тюрьме. В 1958 году встречался в «Крестах» [СИЗО в Санкт-Петербурге] с Джабой [бввз Джаба Иоселиани], когда шел [был этапирован] в Старую Руссу [белорусская тюрьма]. Джаба шел с «крытой» [тюрьмы] Выборга в Ухту на «восьмерку» [исправительно-трудовая колония №8 в Ухте]. Вместе с Джабой шли Леха Лезгин, Витька Замок и Юрка Крошка [воры в законе]. 

«Признали "особым"» 

С 1958 года был в «крытой» в Старой Руссе. Тюрьма на 350 человек, в камерах по пять человек. Сидел в одной камере с Васькой Очком [ввз Василий Петров]. «Хозяином» [начальником тюрьмы] был майор Степанов. За это время в тюрьму пришло 60 воров, выехало только 12, в том числе: Очко, Стропила [ввз Владимир Стекольников], Ромка, Гурам Арутюнов [ввз Гурам Кобулетский], Женька Митинский, с которым вместе были на Воркуте.

3 марта 1961-го меня признали «особым» [ООР — особо опасный рецидивист]. 17 июня 1962 года после «крытой» пришел в Мехреньгу на Пуксоозеро [поселок в Плесецком районе Архангельской области], где было шесть «особых» [колоний особого режима], на 1-й северный [Мехреньгский исправительно-трудовой лагерь]. Воры в основной массе находились на 14-м [исправительно-трудовая колония особого режима №14]. На 1-м было 8 человек, в том числе Володька Лысый [ввз Владимир Терентьев]. 

11 сентября 1962 года ударил скобой [стальная крепежная деталь] бригадира с Вышнего Волочка и помощника культорга [организатора культурных мероприятий]. Хотели осудить, но потом дело прекратили, дали год «одиночки» [одиночной камеры] и отправили на 14-ю [ИТК-14], где находились Говнюк [ввз Юрий Стаханов], Швейка [бввз Анатолий Панкратов], Очко (...), позднее с «крытой» пришел Юрий Палыч [ввз Юрий Кашинцев].

В 1965 году с «семерки» [исправительно-трудовая колония особого режима №7] с Мехреньги 108 человек шестью партиями ушли на Колыму, в том числе в последней, шестой, партии Малина [ввз Виктор Максимов].

22 августа 1965 года пришел на зону Омчак [лагерь особого режима поселка Омчак, Тенькинский район Магаданской области]. В зоне находилось два вора, в том числе Миша Дурак [ввз Михаил Куянец]. (...) «Чифирил», заворачивая в самодельную кружку половину 250-граммовой плиты [упаковка прессованного чая]. Через два-три месяца заболел и скоропостижно умер в центральной больнице в Сусумане [город в Магаданской области].

Я сам тогда уже сидел в следственном в Магадане за новое преступление — 9 сентября 1965 года вместе с Володькой Женихом зарезали завбаней [заведующего баней] Молдована, который избил его близкого. Дали 8 лет [максимальный в то время срок по статье 108 «Умышленное тяжкое телесное повреждение» УК РСФСР 1960 года], поглощенные [сложенные с] предыдущим приговором, в том числе «пятеру» «крытого». Вместе с нами судился вор Серега Прыщ [Сергей Хлесткин], который в резне участия не принимал.

«Отсидел без выхода 33 года» 

С 10 на 11 января 1967 года я пришел в «крытую» [тюрьму] Тобольска, где было пять воров, в том числе курский Витька Зверев по кличке Балденок, харьковский Псих Васька [ввз Василий Якименко], который имел 10 лет «крытого», и питерский Мишка с 25 годами «крытой». С Психом 20 дней просидел в одной камере, пока не утянули в изолятор и место не заняли. Псих пришел в Тобольск в декабре 1966 года под Новый год с Верхнеуральска [тюрьма Т-1], откуда часть [заключенных] вывезли в Тобольск, а часть — в Златоуст [тюрьма СТ-2], где «особых» [колоний] не было. Сидел в одной камере с Эдиком Зверем [бввз Эдуард Микиртумов], Айкасом [ввз Айк Месропян] и два с половиной месяца с Малиной. В то же время в Тобольске находился Хасан [ввз Каликата], который в 1953 году был под высшей мерой (...). Когда тюрьма переполнилась, два раза по сто человек, в том числе и Айкаса, отправили во Владимир [тюрьма «Владимирский централ»]. В Тобольске вместе с Шуриком Казанцем порезали «мусоров». В 1967 году дали расстрел, потом заменили на 15 лет.

2 августа 1969 года пришел во Владимир. «Хозяин» [начальник тюрьмы] был подполковник Завьялов, «кум» [начальник оперативной части] Фролов. Когда узнали, что судился за «мусоров», кинули к морально нечистоплотной публике, а там один из «лохмачей» [активистов исправительно-трудового учреждения] меня узнал — и потому не тронули. Кинули к Юрке Говнюку в 86 камеру на первом трехэтажном корпусе [во Владимире два старых корпуса — №2 и №4, а №1 и №3 построены в 1947 году]. Там же в это время находился Сиська [бввз Лев Генкин].

В 1971 году последний раз судился во Владимире на 15 лет. Cидел в одной камере c Цацо [бввз Александр Бандзеладзе], три месяца с Вахо [ввз Вахтанг Дарцмелидзе], полтора месяца с Василием Бузулуцким [ввз Вася Бузулуцкий]. Потом с Володей Горбатым [ввз Владимир Жуков], Лоло [бввз Трчнак Сукиасян] и Киевским [ввз Виктор Василенко]. В это же время во Владимире находились Швейка, Мордвин [ввз Александр Кутилин], Куркуль [ввз Яков Васильев], а также воры с Иоссера [исправительно-трудовая колония на территории Коми]: Валька Ингуш [ввз Валентин Ханиев], Шахтер [ввз Александр Мартынченко], Славка Москвич и Гобсек [ввз Владимир Молодцов]. 

1 апреля 1974 года кинули к Юсупу [ввз Юсуп Чениев] и Бриллианту, с которым просидел 1 год 8 месяцев в пятой камере в подвале. Потом с Бриллиантом сидели Цыпленок [ввз Анатолий Лукьянов] и Славка Рыжий [ввз Станислав Смирнов]. 20 января 1976 выехал c Владимира на Харпы [ИК-3 в поселке Харп на Ямале]. C Харпов ушел на «семерку» [ИК-7] в Ангарск, где пробыл 4 года. Сидел в одной камере с Чахоткой [ввз Николай Сушков] и месяц с Рафиком Багдасаровым [ввз Рафаэл Багдасаров] и Донцом. С Ангарска ушел на Вихоревку [ИК-25 в поселке Вихоревка]. С Вихоревки в Порт Ванино [главная дальневосточная пересылка, Хабаровский край]. С Порт Ванино на Убинку [ИК-13 в Новосибирской области], где пробыл 8 месяцев. В 1982 году встречал Писо [ввз Валерьян Кучулория] на пересылке в Кирове, когда шел с Убинки в Мурмаши [ИК в Мурманской области]. Писо тогда сел во второй раз.

Когда был в Мурмашах, три раза получал переводы от Вахо Дарцмелидзе, дважды по 300 рублей. С Мурмашей на Онегу [ИК-16 в городе Онега, Архангельская область], где встречался с Треской [ввз Валентин Коптяев]. Освободился 12 мая 1986 года с Коми, с Княжпогоста [лаготделение №4], отсидев в общем без выхода 33 года 7 месяцев 26 дней, включая 16 с половиной лет в «крытой» [тюрьме].

«В день покушения на Шакро был с ним»

В 1990 году, когда умерла моя мать, Вера Степановна, я приехал в Москву и жил у трех вокзалов (...), потом — в Валентиновке [дачный поселок, ныне входящий в черту подмосковного города Королев], у Малины. Встречался там с Красюком [ввз Владимир Мазуркевич], Полтавой [ввз Владимир Дрибный], Бешеным [бввз Павел Морев] и Ушатым [ввз Борис Комин, влиятельный криминальный авторитет, ныне проживающий в США].

Также я встречался с Японцем [ввз Вячеслав Иваньков, «патриарх» преступного мира], который приезжал с Балдой [ввз Владимир Быков] и Дельцом [ввз Виталий Борисов]. На «сходках» Малине всегда первому давали слово. В день покушения на Шакро Молодого [ввз Захарий Калашов] в июне 1993 года был вместе с ним [вероятно, здесь ошибка; машину Шакро обстреляли из автомата на Рублевском шоссе в июне 1994 года; вор в законе тогда был тяжело ранен в грудь и руку]. 

В июле 1994 года встречался с Шакро Старым [ввз Шакро Какачия, не является родственником Захария Калашова] на похоронах Сереги Горбатого [ввз Сергей Степунин]. 

В июне 1994 года был вместе с Коржом [ввз Александр Кочев, который провел в лагерях больше полувека] и Очком, когда последнего зарезали в Ялте. Встречался в Харькове у Коржа с Вадимом Тумановым [старатель и друг Владимира Высоцкого, который много рассказывал артисту о знаменитом авторитете Корже].

Навещал с Петрухой Орским [ввз Петр Козлов] в больнице на Каширке [Каширское шоссе в Москве] Вахо Дарцмелидзе, у которого перед смертью случился инфаркт. В Иркутске встречался с Бойцом [ввз Сергей Бойцов, застрелен 20 февраля 1999 года в Москве]. Потом был на сорок дней у него на могиле, где познакомился с Джемом [ввз Евгений Васин, лидер дальневосточного ОПС «Общак», одной из крупнейших банд 1990-х]. 

В 2003 году я перестал красть. Начал получать пенсию. До этого 13 лет не получал.

***

30 января 2018 года Анатолий Кириллов скончался в деревне Вязьмино Владимирской области, не дожив до 85-летия четыре дня.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3

Актуальные сюжеты

Все сюжеты