«Воров в законе» будут сажать с помощью секретных свидетелей 

«Воров в законе» будут сажать с помощью секретных свидетелей
Коля Томский (внизу в центре)

Эксперты считают, что, отработав такую методику на представителях криминалитета, силовики возьмутся и за простых россиян.

За три месяца действия нового закона о «занятии высшего положения в преступной иерархии» (ст. 210.1 УК РФ) было возбуждено лишь одно уголовное дело по новой статье — против не самого влиятельного «законника» Николая Кузьмичева (Коля Томский). 

По словам адвоката и писателя, автора книги «Замурованные» Ивана Миронова, которые приводит Ura.ru, проблема закона в том, что он может трактоваться очень широко. При желании правоохранительных органов этот закон можно будет подвести практически к любому: больше трех собрались, о чем-то поговорили — уже «сходка».

Так же легко будет подвести и состав преступлений. В настоящий момент в стране сформирован институт секретных свидетелей, причем практически по всем категориям уголовных дел. Это означает, что берется любой гражданин, следователь засекречивает его данные, ему присваивается псевдоним, на суде он дает показания с измененным голосом, а самого его никто не видит. При этом достоверность данных, которые предоставляет такой свидетель, проверить невозможно, соответственно, неизвестно откуда у него та или иная информация. Между тем секретных свидетелей, по словам Миронова, сейчас используют во многих делах — для усиления доказательной базы. А некоторые дела полностью строятся на таких показаниях. 

Иван Миронов

Иван Миронов 

Это абсолютно никем не контролируемый инструмент, который следователи могут легко использовать в своих целях — просто надиктовывая показания такому «свидетелю». Причем оспорить их в суде, как правило, невозможно. Поэтому предъявить человеку обвинение в том, что он занимает высокий пост в преступной иерархии, не так и сложно, отметил адвокат.

Но принимался этот закон вовсе не для того, чтобы избавить общество от криминальных «авторитетов» и «воров в законе», а для того, чтобы заставить их идти на более тесное сотрудничество — под угрозой уголовного преследования. Поэтому сначала некоторых «законников» начнут выжимать из России, а часть будут склонять к сотрудничеству.

В законе также есть и коррупционная составляющая — ведь размытость формулировки «преступное сообщество» позволяет применить ее к любой группе. Недаром проблема преследования бизнесменов по 210-й статье («Организация преступного сообщества и участие в нем») поднималась на недавней «прямой линии» президента Владимира Путина. То есть в законе уже заложена почва для вымогательства взяток со стороны следователей и оперативников, которые вольны применять этот закон или нет. Кроме того, эту норму, по словам эксперта, вполне могут использовать и сами представители криминала как инструмент конкурентной борьбы между группировками. Однако сдавать друг друга «воры в законе» едва ли будут. В их среде такое не прощают. 

При этом, как отмечает Миронов, схожий закон оказался вполне эффективным для Грузии, откуда за последние 10 лет уехали почти все «законники». Однако главное его отличие от нашего в том, что он более конкретный. Кроме того, наши «воры», по мнению адвоката, никуда не поедут, так как не знают английского языка или какого-либо другого, имеют совсем иную ментальность и не готовы к эмиграции подобного рода. Большинство скорее предпочтут сесть в тюрьму, нежели уехать из России.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3