14-летние наркоторговцы: как дети попадают за решетку

14-летние наркоторговцы: как дети попадают за решетку

Известный екатеринбургский адвокат Сергей Колосовский рассказал в своем ЖЖ о массовых посадках несовершеннолетних россиян, пойманных на сбыте наркотиков.

ОК-информ выяснял, почему это стало реалией XXI века.

По словам Колосовского, на этой неделе к нему обратились три человека с одинаковой проблемой: сыновей задержали при «закладках» синтетических наркотиков. В двух случаях парням грозит лишение свободы на срок от 10 до 15 лет в колонии строгого режима, в третьем - от 5 до 10, поскольку мальчику 16 лет. При этом он только устроился «на работу» и успел сделать всего одну «закладку».

Явление стало массовым

«Поговорил со знающими людьми из соответствующего управления - действительно, явление стало массовым. Молодежь и их родители понакупили гаджетов и живут в виртуальном мире. В этом мире им предлагают немного подработать - взять пакетик в пункте «а», разложить на 10 маленьких и развезти в 10 точек. Там еще система контрольных заданий, премий и т.п. Молодежь это воспринимает как игру. А влетают, как правило, на 3-4-й попытке, и - здравствуй, зона!» - написал адвокат.

Согласно Сводным статистическим сведениям о состоянии судимости в России, за наркотики (статьи 228 - 234.1 УК РФ) в 2016 году осуждено 103 671 человек. Из них к реальному лишению свободы приговорены 44 395 человек, условно осуждены 36 886, оправданы 38 человек, то есть 0,04%.

Он напомнил, что сегодня можно защитить в суде убийцу, а за сбыт наркотиков сажают беспощадно. При этом дети, которые устраиваются работать «закладчиками», или, как их чаще называют - «кладменами», порой даже не осознают, что это противозаконно, считая всякие «смеси» и «соли» вполне легальным товаром, а их родители ничего не замечают. Ну, зарабатывает ребенок через интернет, но ведь и учится при этом хорошо, и ведет себя адекватно, и выглядит нормально, то есть сам - явно не наркоман.

Но незнание закона не освобождает от ответственности, а потому Колосовский рекомендовал родителям провести разъяснительные беседы со своими детьми о рисках таких заработков. Реакция на его пост в ЖЖ была бурной, с кучей комментариев, лайков и перепостов в разных соцсетях.

Детям платят по 40 тысяч в неделю

На самом деле екатеринбургский адвокат - не первый, кто забил тревогу по поводу массовых посадок несовершеннолетних за работу из интернета.

«Интернет-магазины предлагают детям до 14 лет совершенно легально поработать курьерами, которые разносят так называемые «закладки»», - говорил в октябре на заседании рабочей группы по девиантному поведению несовершеннолетних Руслан Титов, возглавляющий движение «Stop 228». Это движение объединяет людей, чьи близкие получили несправедливые тюремные сроки по антинаркотическим статьям.

Большинство «кладменов» - несовершеннолетние, которых вовлекают в грязную работу по расфасовке и распространению наркотиков обещаниями больших и легких денег и даже карьерного роста.

«Каждый день в соцсетях в друзья к молодежи стучатся люди, которые предлагают им работу «закладчиками». Часто это бывают симпатичные девушки. Если вы нажмете на их фотографии, то прочтете, что работать надо по два часа в день, а платят за это от 40 тысяч в неделю. Далее вы переходите на указанный канал в Telegram, где вам объясняют все детали», - рассказал Руслан Титов.

По его словам, в последнее время объявления о такой работе все чаще ориентированы на подростков до 14 лет. Связавшись с «работодателями» в мессенджере, будущие «кладмены» присылают им фото документа, подтверждающего их возраст, а дальше получают адреса с первыми «закладками», которые надо перепрятать. Деньги за свою работу они получают так же через интернет.

«Как правило, «закладчиками» становятся ребята из неблагополучных семей либо дети родителей, которые все время заняты на работе. Даже если у взрослых есть время на своих детей, они не всегда замечают, что ребята где-то подрабатывают. Ведь занятость - минимальная», - объяснил Руслан Титов.

Он рассказал, что такая работа для подростков распространена во всех регионах. В Москве с этим посложнее, поэтому ребята из столицы порой едут в провинцию на заработки. Работодатели им даже жилье снимают. Там же, вдали от дома, их и ловит полиция. 

Пушечное мясо наркомафии

Лидер движения «Stop 228» сомневается в том, что дети не знают, что они распространяют. Но им внушают, что это все легально. Они видят в интернете сайты, на которых продают смеси и соли, думают, что все законно, раз бизнес поставлен на поток. Причем полноценные интернет-магазины наркотиков успешно функционируют не только в так называемом «даркнете» («дарквебе»), но и в легальном сегменте рунета. Там же и объявления о «горячих» вакансиях встречаются.

Срок от 3 до 5 лет лишения свободы в колонии строго режима по антинаркотическим статьям в 2016 году получили 14 256 человек, от 5 до 8 лет - 6 741, от 8 до 10 лет - 4 663, от 10 до 15 лет - 3 782. Для сравнения, за убийства и другие насильственные преступления в прошлом году на срок от 10 до 15 лет сели 2 197 человек.

«В школах детям рассказывают о вреде употребления наркотиков, но не говорят об ответственности, которая неминуемо наступает за их распространение, не объясняют, что смеси и соли, которые раньше продавались в ларьках, сегодня приравнены к тому же героину. Вот они и попадают за решетку на 10 лет», - говорит Руслан Титов.

А ловят детей если не на первой «закладке», то спустя две недели после начала работы «кладменом».

«Детей сливают их же работодатели, которых крышуют правоохранители. Я не верю, что «закладчиков» вычисляют спецслужбы, следящие за интернет-активностью. Потому что в этом случае они бы сажали и тех, кто обеспечивает молодежь работой. Но закрытия интернет-магазинов наркотиков - случаи единичные. Если их блокирует Роскомнадзор, на следующий день они открываются по новому адресу и тут же начинают активно рекламироваться в соцсетях и мессенджерах», - говорит Руслан Титов.  

По словам адвоката Ирины Хруновой, специализирующейся на делах о наркотиках, «если еще 5-7 лет назад мы в приговорах видели сроки в 7 или 8 лет лишения свободы, то сейчас этого практически не осталось. В последние годы мы не встречаем сроков наказания меньше 9-10 лет».

Он подчеркивает, что «закладчики» - это пушечное мясо для наркодилеров, на выручку им никто и никогда не придет. Для собственной подстраховки они организуют общение с «закладчиками» через мессенджеры или специальные приложения - так, чтобы в случае задержания «кладмена» концы не привели к реальным распространителям отравы. В итоге дети мотают десятилетние сроки на зоне, а те, кто представляет реальную угрозу для общества, - гребут деньги лопатой.

А что делать?

Возникает логичный вопрос: «А что делать?». У Руслана Титова есть на него ответ. По его мнению, во-первых, нужно гуманизировать антинаркотические статьи, смягчить наказание и снизить сроки впервые осужденным, пересмотреть ответственность для лиц, больных наркоманией, но главное - «вывести показатель раскрываемости преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в отдельную графу, где за показатель считать изъятое наркотическое вещество в виде активного вещества в смеси, а не по количеству уголовных дел».

«К сожалению, сотрудники МВД по-прежнему работают по «палочной системе». Есть масса примеров, когда для увеличения показателей своей работы они подкидывали наркотики гражданам - и те отправлялись за решетку на долгие годы. А руководствуются полицейские постановлением Дмитрия Медведева № 385, в котором утверждена раскрываемость по тяжким и особо тяжким статьям до 2020 года», - говорит Руслан Титов.

Половину осужденных за наркотики в 2016 году составили люди до 30 лет. В категории от 18 до 24 лет их 22 018 человек, от 25 до 30 лет - 23 295 человек.

Он также предлагает изменить постановление правительства № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ». В нем надо выделить активное вещество из смеси, считает активист.

«Если в 1 кг сахара добавить 1 г наркотика, то судить будут за 1 кг наркотической смеси. Наказывать надо за реальный наркотик, а не за непонятную смесь», - пояснил Руслан Титов.

Но «наверху» проблемы 14-летних наркоторговцев пока не видят. Зато в пятницу, 13 октября, в Госдуме предложили снизить до 12 лет возраст уголовной ответственности за особо тяжкие преступления. К особо тяжким преступлениям, напомним, относится сбыт наркотиков в крупном и особо крупном размерах, за которые массово судят юных «закладчиков».

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3