Битва трансаэровцев. Деньги лопнувшей авиакомпании ищут банки, следователи и судьи 

Битва трансаэровцев. Деньги лопнувшей авиакомпании ищут банки, следователи и судьи
Фото: Преступная Россия

Забытый многими авиаперевозчик «Трансаэро» призраком бродит по канцеляриям судов и СКР. У компании все еще много дел, точнее два — одно о банкротстве, второе уголовное. Кредиторы, конкурсный управляющий и следствие ищут бесследно пропавшие миллиарды. И пока ВТБ пытается привлечь к субсидиарной ответственности экс-владельцев, следствие привлекло бывшего главбуха «Трансаэро» Андрея Ковалева к уголовному делу.

Дебет с кредитом сошлись в СИЗО 

Авиацию бросить непросто, особенно когда ей помогают следственные органы. Топ-менеджмент разорившейся компании «Трансаэро» она даже загнала в СИЗО, чтоб не сбежали. Недавно под замком и надежной охраной оказался бывший главбух компании Андрей Ковалев. Долгое время он выступал свидетелем в уголовном деле о невыплате зарплат сотрудникам «Трансаэро», растрате в особо крупном размере и злоупотреблении полномочиями с тяжкими последствиями. Чтобы представить тяжесть последствий, достаточно услышать пару цифр: задолженность по зарплате превышала 400 млн рублей, а похищено из тонущей компании 1,3 млрд рублей. 

Напасть на след этих денег возбудившему дело СКР не удается с марта 2017 года. Следуя народной мудрости «деньги к деньгам», силовики рассчитывают на профессиональную память Ковалева на цифры. Тем более, что документы, по мнению следователей, безвозвратно уничтожены. По версии следствия, Ковалев сообразил на троих с экс-гендиректором «Трансаэро» Александром Бурдиным и арбитражным управляющим Михаилом Котовым.

трансаэро.jpg

Мозговой штурм так увлек трех комбинаторов, что часть средств они вывели вполне официально — через премии себе любимым. Не секрет, что участники рынка «похоронили» «Трансаэро» сразу после отзыва у той летной лицензии. И только руководство не падало духом. С ноября 2015 года спасатели признанной банкротом авиакомпании регулярно мотивировали себя. За три года работы Бурдин получил 22 млн рублей, Ковалев — свыше 21 млн рублей. Еще 9 топ-менеджеров компании получали гонорары и бонусы поскромнее, но за три года в общей сложности накопилось порядка 120 млн рублей. 

Другие схемы также не отличались изяществом. Это аренда складов, на которых хранились 113 автомобилей компании за баснословные 500 млн рублей и продажа тех самых авто за бесценок. Можно не сомневаться, что это лишь верхушка айсберга, но у Бурдина от таких подозрений расстроилось здоровье. Нервы расшатались после первого же допроса, и с 2018 года бывший гендиректор «Трансаэро» поправляет его на водах европейских курортов. На родине Бурдин арестован заочно, что никак не отражается на его самочувствии. 

бурин.jpg

Бывший генеральный директор «Трансаэро» Александр Бурдин

котов.jpg

Арбитражный управляющий Михаил Котов

Нервы Котова оказались крепче. Их даже можно назвать железными, ведь арбитражный управляющий прибыл на допрос по первому зову и не с пустыми руками. Котов пришел с двумя коробками бумаг, доказывающих его невиновность. Как более опытный в правовых вопросах арбитражный управляющий наследил куда меньше. Премий не брал, некоторые сделки Бурдина показательно оспаривал и даже на допрос демонстративно прилетел из солнечной Италии. Но дурная слава Михаила Котова прилетела раньше. 

Под Грефом секретно

Чем может прославиться арбитражный управляющий? Разумеется, управлением тонущими в долгах компаниями. Котов управлялся с ними как никто. За его плечами 29 успешных банкротств. Да, банкротство может быть успешным, если смотреть с правильной стороны. С правильной стороны в котовских банкротствах обычно стоит Сбербанк. За что Котов даже получил говорящее прозвище — «гриф Грефа».

сбербанк.jpg

Некоторые его банкротства прошли настолько успешно, что Михаил Котов о них из скромности умолчал. Тут и «Павловскгранит», и корпорация «Энергомаш», но самым главным «кейсом» Котова стало банкротство «Иж-авто». Арбитражного управляющего буквально поймали за руку, которой он ежемесячно изымал у завода-банкрота «лишние» 700 тыс. рублей. Поймали, кстати, не кредиторы, что было бы логично, а налоговики. Кредиторы же, и первый — Сбербанк, обвинили ФНС в политическом давлении на скромного управляющего. Когда он успел влезть в политику, не смогли объяснить ни любитель лекториев Греф, ни президент Удмуртии Александр Волков. Исчезнув из одной СРО (саморегулируемая организация) арбитражных управляющих, Котов вскоре воскрес в другой и взялся за старое. Теперь уже в «Трансаэро». 

Наша
справка

Компания «Трансаэро» была крупнейшим частным авиаперевозчиком России, занимая 20% рынка. Основанная в 90-х компания пережила кризисы 1998 и 2008 годов. Многие связывали эту устойчивость с поддержкой «Трансаэро» главой МАК Татьяной Анодиной — матерью одного из совладельцев, Александра Плешакова. В числе покровителей перевозчика называли также Евгения Примакова. 

В последние годы компания вела агрессивную экспансию на рынке авиаперевозок, используя в основном демпинг и кредитование. Несмотря на то, что финансовые показатели «Трансаэро» падали несколько лет, проблемы у перевозчика начались спустя несколько месяцев после смерти Примакова. Попытка продать активы частной компании S7 не удалась, а процедура банкротства вылилась в уголовное дело с миллиардными хищениями.



К денежным потокам авиаперевозчика Котов припал усилиями все того же Сбербанка. Согласно действующим правилам, арбитражного управляющего назначает кредитор, первым подавший заявление о банкротстве. У закредитованной «Трансаэро» претендентов на первое место было хоть отбавляй. Но первым стал кредитор всея Руси Сбербанк, всего на минуту опередив Альфа-банк. Недооценив увлечение Германа Грефа высокими технологиями и искусственным интеллектом, «альфовцы» усмотрели в этом откровенное жульничество, но изменить решение уже не смогли. 

На манеже все те же

Не удивительно, что Сбербанк остается едва ли не единственным крупным кредитором «Трансаэро», который полностью удовлетворен ходом банкротства. Не зря в Сбербанке увлекаются лекциями восточных гуру. Сохранить спокойствие, когда из задолжавшей тебе свыше 17 млрд рублей компании крадут в шесть рук, — это нужно уметь. Впрочем, руки-то свои. Да и фокус с исчезновением миллиардов исполняется не впервые. Скоро Котова объявят не то жертвой заговора, не то политзаключенным. И все «грифы» будут довольны.

Среди довольных и давний партнер Сбербанка «Аэрофлот». Если кто-то и «вынес» из этого банкротства больше «Аэрофлота», то только экс-владельцы Плешаковы. Достаточно вспомнить, при каких обстоятельствах «Трансаэро» лишилась летной лицензии. А ведь дело было накануне сделки по продаже компании Владиславу Филеву. Деликатно промолчим о том, кому не нравилась идея делить рынок с крупным частным перевозчиком. Заметим лишь, что гендиректором «Трансаэро» тогда был Дмитрий Сапрыкин, некогда работавший под началом Виталия Савельева. 

сапрыкин.jpg

Дмитрий Сапрыкин 

Одним из достижений Сапрыкина стал отзыв летной лицензии, ставшей для «Трансаэро» контрольным выстрелом. Кто же получил маршруты пикирующего перевозчика? Все тот же «Аэрофлот». Методы управления уже успели удивить следователей. Они несколько удивились, против кого дружили Сапрыкин и глава Росавиации Александр Нерадько, когда дружно уменьшили сумму субсидий «Трансаэро» с 1,095 млрд рублей до 485 млн рублей. А главное, где потерялись сэкономленные 600 млн рублей? Однако интерес следствия к сыну экс-главы департамента жилищной политики и жилищного фонда правительства Москвы Петра Сапрыкина быстро улетучился. 

Оживает интерес к Сапрыкину прямо на наших глазах, но уже в арбитражном суде. Конкурсный управляющий «Трансаэро» Алексей Белокопыт пытается привлечь мажорного топ-менеджера Сапрыкина к субсидиарной ответственности. Изложенных Белокопытом фактов хватило бы для возбуждения уголовного дела. Помимо необъяснимой отмены рейсов еще ликвидной «Трансаэро» (что в итоге и стало поводом отзыва лицензии), Сапрыкин в принципе занимал должность гендиректора незаконно. Он не только не прошел программу подготовки госинспекторов в сфере авиации, обязательную аттестацию и, чтоб уж триумфально завершить начатое, не уведомил Росавиацию о своем назначении. Хотя последнее выглядит как раз логичным. 

66.jpg

Супруг Плешаковы 

К субсидиарной ответственности могут быть привлечены и бывшие собственники «Трансаэро» Ольга и Александр Плешаковы, которые обанкротились, но не обеднели. Бескрылые банкроты порхают по миру силами зарубежных авиаперевозчиков, останавливаясь то в США, то на Лазурном Берегу, то в солнечном Азербайджане. Понаблюдав за географией их визитов, главный кредитор «Трансаэро» ВТБ решил, что супруги путешествуют на миллиарды, причитающиеся банку. А это без малого 250 млрд рублей. Тем более, что в бухгалтерской отчетности компании нашлись исправления, вписанные задним числом. Так что у бывшего главбуха Ковалева в ближайшее время ожидается настоящий бенефис. 

Ходатайство ВТБ суд рассмотрит 18 июня. Если его удовлетворят, у банка есть реальный шанс превратить в банкротов самих Плешаковых. И все благодаря американскому правосудию, обязавшему любителей приписок Плешаковых раскрыть зарубежные активы. Скупой платит дважды.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3