Король обнала против коррумпированного полицейского. Кто выиграет в этой схватке? 

Король обнала против коррумпированного полицейского. Кто выиграет в этой схватке?
Обвиняя высокопоставленного полицейского во взяточничестве, томский бизнесмен Кривошеин сам попал под уголовное дело Фото: Преступная Россия

В Томске продлен домашний арест главному свидетелю обвинения по делу бывшего начальника регионального УЭБиПК Константина Савченко Андрею Кривошеину. Бизнесмен планировал доказать, что высшие полицейские чины вынуждали местных предпринимателей давать им взятки за «покровительство», но неожиданно сам стал фигурантом дела о незаконной банковской деятельности. Следователи считают, что Кривошеин возглавлял большую подпольную «империю» по «отмыванию» денег. Кто кого теперь топит – экс-полицейский опального предпринимателя или наоборот?

Еще несколько месяцев назад предприниматель Андрей Кривошеин гордо нес знамя борца за справедливость, воюющего с полицейской коррупцией. В ходе этой борьбы летом 2016 года потерял должность начальник томского областного УМВД Игорь Митрофанов. Теперь же разобраться, кто в этой истории злодей, а кто герой, становится все сложнее. 

Прошлой зимой экс-начальник томского УЭБиПК Константин Савченко был задержан по подозрению в получении взятки почти в миллион рублей. 22 января суд постановил избрать обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу. Пообещав бизнесмену уладить любые вопросы со всеми проверками, начальник УЭБиПК стал обладателем трех смартфонов iPhone 5S общей стоимостью более 100 тыс. рублей, получил скидку на Toyota Highlander в 612,5 тыс. рублей, а также дополнительное оборудование и аксессуары для кроссовера на сумму 177 тыс. рублей. По подсчетам следователей, общая стоимость подарков и услуг, полученных Савченко от Кривошеина с октября 2013-го по декабрь 2015 года, составила 913 тыс. рублей. Дело было возбуждено по материалам оперативно-разыскной деятельности областного УФСБ. Следствие велось полгода, объем материалов уголовного дела составил 11 томов. В начале августа дело Савченко было передано в областной суд. Слушания идут частично в закрытом режиме из-за изучения сведений, составляющих гостайну. В качестве свидетеля по делу Савченко проходит бывший глава УМВД по Томской области Игорь Митрофанов. Свою вину экс-начальник Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции до сих пор не признает. 

Митрофанов

Бывший глава УМВД по Томской области Игорь Митрофанов

В чем же обвиняют самого Андрея Кривошеина? По версии следствия, в период с начала 2012 года по конец 2014 года томский предприниматель, используя ряд подконтрольных юридических и физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, осуществлял незаконную банковскую деятельность без регистрации в качестве кредитной организации и без получения специального разрешения (лицензии). Проще говоря, Кривошеин возглавлял большую подпольную империю по отмыванию денег, а бизнес с автокомплексом «РемАвто» был лишь легальным прикрытием этой империи. За несколько лет он зарегистрировал несколько фирм-однодневок, через которые проводил незаконные банковские операции на сумму 487,6 миллиона рублей и получил лично доход почти 10 миллионов, что является особо крупным размером. По инкриминируемой статье «Незаконная банковская деятельность», Кривошеину грозит до 7 лет лишения свободы. Суд счел, что Кривошеин может оказать давление на свидетелей, и поместил его под домашний арест. И это только начало расследования, хотя суммы, которые прошли через фирмы Кривошеина за последние пять лет, скорее всего, куда более значительные.

Это предположение подтверждают сведения, обнародованные адвокатами Константина Савченко на одном из судебных заседаний по делу экс-полицейского. По данным защиты, с обнальной деятельностью главного свидетеля обвинения было связано несколько фирм − ООО «Меридиан», ООО «Импульс», ООО «Искра» и ООО «Сибмед». Только за 2014 год через эти фирмы, аффилированные с ИП Андрея Кривошеина, прошло около 3 миллиардов рублей. В компаниях отсутствовала требуемая по закону бухгалтерская документация, приходные кассовые ордера, счет-фактуры на оказанные услуги. Впоследствии многим из этих компаний были доначислены по налогам десятки миллионов рублей.

По другим данным, через счета ИП «Кривошеин А.А.» только с 2012 по 2014 годы, предположительно, со счетов фирм-однодневок, контролируемых им же (в договорах на «интернет банк клиент» содержался его телефон, либо телефон его бухгалтерии) прошли суммы порядка 7 миллиардов рублей. Из них 6,2 миллиарда были им сняты со счета своего ИП наличными или переведены на личные счета в банки. При этом с личных счетов эти средства перечислялись крупными суммами, в основном, физическим лицам. Вот список только нескольких компаний, которым делится «Новотомск»:

1. ООО «Строительная компания» − 517 миллионов рублей (Приморский край);

2. ООО «Бизнес строй-НН» − 140, 2 миллиона рублей (Нижегородская область);

3. ООО «Кипрей» − 128 миллионов рублей ( г.Москва);

4. ООО «ПРОФИТ» − 211,9 миллиона рублей ( г.Москва);

5. ООО «Оконные технологии» − 8,1 миллиона рублей;

6. ООО «Асинонефтесклад» − 12,8 миллиона рублей;

7. ЗАО «Газсервис» − 17,7 миллиона рублей;

8. ООО «Сибтрансавто» − 3 миллиона рублей;

9. ООО «ТИЗ сервиз» − 5,8 миллиона рублей;

10. ООО «Геосибпроект» − 9 миллионов рублей.

За 2015 год через эти фирмы, по материалам закрытых налоговых проверок, прошли еще более впечатляющие суммы, около 10 миллиардов рублей. Что опять же подтверждает предположение − фирма «РемАвто» была лишь прикрытием более серьезной деятельности томского бизнесмена.

Что интересно, информация об «империи обнала» вскрылась на суде по делу Константина Савченко. В Томске уже открыто говорят, что процесс над экс-борцом с коррупцией больше похож на процесс над самим Кривошеиным. Ведь то, что пострадавший от полицейского произвола предприниматель сам «поимел» десятки людей на сотни миллионов, − факт очевидный. Большинство экс-сотрудников Андрея Кривошеина, вызванные судом в процессе над Савченко, рассказывали не про обвиняемого, а про нюансы обнальной деятельности бывшего начальства и про то, как их самих заставляли открывать фиктивные фирмы, через которые и обналичивались деньги. И уже не подлежит сомнению, что показания многих свидетелей сработали против самого Кривошеина уже в его уголовном деле. А некоторые даже послужили поводом для возбуждения самого дела.


Нелегальную схему, поставленную на поток, подробно раскрыл один из исполнителей-обнальщиков Евгений Семенов, который после оглашения свидетельских показаний в зале суда написал заявление в Следственный комитет. По его утверждению, лично через него и таких сотрудников как он, поставленных во главе фирм-однодневок, Кривошеин обналичил более 20 миллиардов рублей. Причем, за свои услуги по обналу, в зависимости от суммы, брал с заказчика от 2% до 4%. Семенов – это именно тот менеджер «РемАвто», который продавал автомобили Савченко и покупал новый для его жены. Он устроился на работу в «РемАвто» в 2011-м году, но был знаком с Андреем Кривошеиным еще со школы. В августе 2012-го работодатель предложил ему открыть ИП для удобства в работе. Документы на регистрацию ИП подали в Северске, после чего Семенова попросили открыть счета в банках и оформить карты с максимальным снятием наличных. Кстати, реальную деятельность это ИП не вело ни дня. Бумаги на оформление фирмы подготавливала бухгалтерия «РемАвто», печать и электронная подпись Семенова как индивидуального предпринимателя тоже находились в бухгалтерии, а на ее сотрудниц была оформлена доверенность, позволяющая от имени новоявленного бизнесмена вести дела и представлять его во всех органах. 

Периодически к Семенову поступали обращения от Кривошеина − где, когда и в каком объеме нужно снять деньги. После чего привезти наличку в бухгалтерию «РемАвто». Без составления каких-либо документов деньги передавались бухгалтерам, которые складывали наличку в сейф. С трех имеющихся у него карт Семенов снимал до 750 тысяч рублей в день. По его данным, это же было основной работой всех созданных по указанию Кривошеина фирм. А таковых, только по его подсчетам, имелось около 10, включая и общества с ограниченной ответственностью. 

Сотрудничество с Кривошеиным начало вызывать у Семенова вопросы только после одной из поездок в Москву. Там, действуя по разработанному боссом плану, исполнитель снял 30 миллионов рублей и передал нужным людям, после чего снял еще 33 миллиона, чем привлек внимание службы безопасности банка. Тех очень интересовало, откуда у недавно основанного ИП такие большие деньги. В доступной форме Семенову разъяснили, что это смахивает на противоправную деятельность и может повлечь серьезные проблемы. Вернувшись в Томск, Семенов сообщил Кривошеину, что подобная работа его больше не интересует, и он хочет закрыть ИП. А чуть позже налоговая инспекция доначислила ИП Семенов несколько десятков миллионов рублей недостающих налогов. На квартиру наложили запрет на отчуждение, арестовали машину и поставили Семенова на ежемесячную пеню. Естественно, что за решением этих проблем Семенов обратился к работодателю и инициатору регистрации ИП. Кривошеин обещал разобраться, но вместо этого уволил проблемного сотрудника. И теперь тот не может никуда устроиться на работу официально − любого томского работодателя попросту шокирует размер исполнительного листа, который придет вслед за приказом о его трудоустройстве. 

Практически идентичные патовые ситуации еще у нескольких экс-подчиненных Кривошеина – за налоговые долги открытых на них фирм-однодневок на каждом из них висит долг от 30 до 45 миллионов рублей. 

Первые претензии к империи Кривошеина у государства возникли уже 2014 году, когда ФНС устроила внеплановую проверку в северской компании «Меридиан» (компания в тот период уже шла под банкротство). Налоговики сначала предъявили «Меридиану» 18 миллионов рублей доначисленных налогов, а потом начали это делать и в отношении связанных с фирмой ИП. Так, по кругу связанных ИП было доначислено по НДФЛ более 100 миллионов рублей. И повисли они на плечах людей, работавших на томского обнальщика, – Кривошеин от этих долгов самоустранился. Возможно, что инициирование уголовного дела против полицейского – это месть бизнесмена за то, что покровители в погонах отказали ему в решении возникших финансовых проблем. 

Савченко

Экс-начальник томского УЭБиПК Константин Савченко

Сам же Савченко считает, что его оговор со стороны Кривошеина продиктован элементарным страхом. Страхом, что может повторить судьбу своего конкурента в обнальном бизнесе Ильи Беккермана, которого в свое время сдал правоохранительным органам. С 2015 года Беккерман находится под стражей по уголовному делу по ч. 2 ст. 172 «Незаконная банковская деятельность». Для этого бизнесмена проблемы с законом и перспектива пойти под суд, в отличии от Андрея Кривошеина, возникли уже не в первый раз.

Еще в 2012-м году в УБЭП полиции Томской области, которым руководил Константин Савченко, поступила информация, что практически ежедневно один и тот же человек приходит в отделения «Промрегионбанка» (банк обанкротился в 2016-м году) и снимает со счетов различных юрлиц крупные денежные суммы. Также этот человек подписывает банковские распорядительные документы по дальнейшему перечислению денежных средств на счета иных лиц. При этом представителей самих юрлиц в банке никто ни разу не видел. По результатам полицейской проверки были собраны материалы, которые послужили основанием для возбуждения около 400 уголовных дел по статьям 186 УК РФ (изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг) и 187 УК РФ (неправомерный оборот средств платежей). Этим человеком были зарегистрированы юридические лица на граждан, которые даже не догадывались, что они осуществляют предпринимательскую деятельность и на них имена открыты банковские счета в «Промрегионбанке». Эти люди даже не знали, что они снимали деньги и переводили их, подписывая банковские документы. 

Естественно, у оперативников возник ряд вопросов к рядовым сотрудникам и руководству банка − как такое стало возможным. Выявленные нарушения в «Промрегионбанке» и привлечение лица к уголовной ответственности стало первым практическим опытом в выявлении незаконных способов обналичивания денежных средств. А первым лицом, привлеченным к уголовной ответственности за подобное, стал томский предприниматель Илья Беккерман. Осужден он был условно по двум уголовным делам, ушедшим в суд в 2012-м и в 2014 годах. Список фирм, при участии которых Беккерманом проводились операции по обналичиванию средств, стал известен из постановления арбитражного суда, куда обращался уже он сам, чтобы отменить решение налоговых органов о совершении им налогового преступления.

Илья Беккерман

Илья Беккерман

Согласно судебным протоколам, «из анализа представленных в материалы дела документов (экспертных заключений, копий чеков и т. д.) усматривается, что сумма обналиченных Заявителем денежных средств составила за период 2009−2011 годы сумму 206 115 500 руб., а именно:

1. В 2009 году в размере 32 795 000 руб., в том числе по организациям:

- ООО «Старт» в размере 1 485 000 руб.;

- ООО «ТехПромСнаб» в размере 31 310 000 руб.

2. В 2010 году в размере 67 517 500 руб., в том числе по организациям:

- ООО «Старт» в сумме 6 726 500 руб.;

- ООО «Каскад» в сумме 21 080 000 руб.;

- ООО «Континенталь» в сумме 11 930 000 руб.;

- ООО «Юниверс» в сумме 2 400 000 руб.;

- ООО «Такелаж-сервис» в сумме 25 381 000 руб.

3. В 2011 году в размере 105 803 000 руб., в том числе по организациям:

- ООО «Континенталь» в сумме 2 300 000 руб.;

- ООО «Юниверс» в сумме 9 960 000 руб.;

- ООО «Галлон» в сумме 6 500 000 руб.;

- ООО «Такелаж-сервис» в сумме 87 043 000 руб.

Так как фирмы-однодневки, через которые Беккерман проворачивал свои операции по обналичиванию под 4%, были зарегистрированы до 2011 года, а уголовная ответственность по статье 173.1 «незаконное образование юридического лица» и 173.2 «незаконное использование документов для образования юридического лица» была введена только в декабре 2011 года, то этих обвинений Илье Беккерману избежать удалось.

А в мае 2015 года по представленным материалам УЭБиПК, которые собирались почти 9 месяцев, Следственным управлением УМВД по Томской области было возбуждено первое уголовное дело по 172-й статье. В июне 2015-го уже по другим материалам было возбуждено второе дело по той же статье. И фигурантом одного из этих дел при непосредственной поддержке Андрея Кривошеина стал Илья Беккерман. На тот момент, по утверждению Савченко, информации, что и сам Кривошеин непосредственно причастен к обналу, у полиции не было. Но, уверяет он, шла работа в отношении лиц, которые тем или иным образом соприкасались финансово с Кривошеиным. Савченко не исключает, что бизнесмен предполагал, что рано или поздно выйдут и на него, и решил сработать на опережение.

Кривошеин

«Обнальщик» Андрей Кривошеин 

Кто теперь кого топит – экс-полицейский опального предпринимателя или наоборот – разобраться практически невозможно. Хотя в их случае есть конечная инстанция – суд. Если до оглашения свидетельских показаний Кривошеин однозначно в глазах общественности был героем и жертвой одновременно, то сейчас они с Савченко явно на одной скамье. Ведь в то, что Кривошеин годами мог проворачивать масштабные финансовые махинации без силовой поддержки, верится с трудом. Бизнес по обналу – проблемный и всегда требует прикрытия. И участие в этом прикрытии и Савченко, и Митрофанова − вполне допустимый вариант.

Защита Кривошеина уверена: уголовное дело против него – это своеобразная уловка, отвлечение внимания на другой объект. Елена Сурда (а адвокат она не только у Кривошеина, но и у сданного им полиции годом ранее конкурента-«обнальщика» Беккермана) считает, что арест ее подзащитного − ничто иное как «надежда на то, что наш подзащитный займется решением возникших у него проблем и отступит от той деятельности, которую он до настоящего момента вел. А деятельность, на самом деле, благородная − он действительно боролся с коррупцией в Томской области».

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3