Сбербанк против нефтяника. Экс-владельца Антипинского НПЗ заваливают новыми обвинениями  

Сбербанк против нефтяника. Экс-владельца Антипинского НПЗ заваливают новыми обвинениями
Экс-владелец Антипинского НПЗ обвинил Сбербанк в доведении до банкротства, чтобы завладеть предприятием

Создатель крупнейшей в России частной нефтеперерабатывающей компании Дмитрий Мазуров продолжает находиться в СИЗО. Бывший генеральный директор Антипинского НПЗ Геннадий Лисовиченко покинул пределы России и объявлен в международный розыск. Производство на Антипинском НПЗ возобновлено с новым собственником и на давальческом сырье. А уголовное дело в отношении Мазурова и Лисовиченко прирастает новыми эпизодами и статьями. Зачем понадобилось выдвигать дополнительные обвинения в адрес бизнесменов, уже потерявших завод, и при чем тут Сбербанк?

Дмитрий Мазуров в 2004 году основал Группу компаний «Новый поток» (New Stream Group). В том же году приобрел комплект готового нефтеперерабатывающего завода под Тюменью, выставленный на продажу Российским фондом госимущества. Мазуров стал единственным участником торгов, заплатив за лот 10 млн долларов. После покупки основал частный Антипинский нефтеперерабатывающий завод в пригороде Тюмени. Построить НПЗ Мазурову помогал нынешний мэр Москвы Сергей Собянин, занимавший на тот момент пост губернатора Тюменской области. Собянин поручил выделить участок для строительства предприятия и помог с подключением к магистральному нефтепроводу. В 2008 году Мазуров привлек в бизнес новых партнеров — Владимира Калашникова, близкого знакомого Сергея Собянина, и Николая Егорова, однокурсника президента Владимира Путина, соучредителя адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Путин, Собянин, Филлипенко

Президент Владимир Путин, губернатор Тюменской области Сергей Собянин, губернатор ХМАО Александр Филлипенко (2001 год)

Основанная Дмитрием Мазуровым Группа компаний «Новый поток» (New Stream Group) являлась крупнейшим в России нефтепереработчиком, независимым от основных вертикально интегрированных нефтяных компаний. В 2015 году Сбербанк выдал Антипинскому НПЗ кредит на $100 млн, $29 млн из которых в итоге так и не получил обратно. Всего банк предоставил заводу кредиты на $2,9 млрд, личные поручительства по которым давал Мазуров, потому что банк «не сомневался в успешности бизнеса».

Но с января 2018 года Антипинский НПЗ в Тюмени столкнулся с серьезными финансовыми трудностями, закупки нефти периодически приостанавливались. «Новый поток» отрицал наличие проблем, однако уже в сентябре 2018 года Сбербанк стал владельцем «золотой» акции завода. В ноябре 2018 года новым генеральным директором Антипинского НПЗ был назначен Максим Андриасов. В апреле 2019 года предприятие полностью прекратило производство. В мае Антипинский НПЗ попросил признать себя банкротом. В мае Мазуров перестал быть собственником Антипинского НПЗ, принадлежащие ему акции перешли к Сбербанку: банк стал владельцем 100% акций холдинговой компании Vikay Industrial Limited, владевшей 80% акций Антипинского НПЗ, принадлежавших Дмитрию Мазурову и Владимиру Калашникову. Владельцем еще 20% предприятия остался юрист Николай Егоров. Тогда же завод был взыскан Сбербанком как залог по кредиту.

Антипинский НПЗ

Антипинский НПЗ

В июне Сбербанк сообщил, что собственником 80-процентного пакета НПЗ стала компания «Сокар Энергоресурс», в которой 40% принадлежит самому банку, а 60% — кипрской Socar Russia Investments Ltd. Последней владеют зарегистрированная на Британских Виргинских островах компания и Фарид Джафаров, глава российской «дочки» азербайджанской государственной нефтегазовой госкомпании Socar. 13 июля Мазуров был задержан в аэропорту Шереметьево. Ему инкриминировали совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). Вторым фигурантом дела стал бывший генеральный директор Антипинского НПЗ Геннадий Лисовиченко. 15 июля Тверской суд Москвы заключил Мазурова в СИЗО на два месяца, до 12 сентября».

А через три дня после этого производство на Антипинском НПЗ возобновилось на давальческом сырье. Тюменский завод перерабатывает нефть, закупленную «Сокар Энергоресурсом», не имея права собственности ни на нефть, ни на нефтепродукты. Предприятие зарабатывает только на стоимости процессинга».

Максим Андриасов

Максим Андриасов

В конце июля Максим Андриасов, преемник Геннадия Лисовиченко на посту генерального директора Антипинского НПЗ, заявил, что в уголовных делах Мазурова и Лисовиченко могут появиться новые эпизоды. «Ситуация сейчас выглядит так, как будто мы вошли в темную комнату, светим фонариком и высвечиваем потихоньку новые факты. Мы не ждем, пока иллюминируем всю комнату и опишем все ужасные вещи, которые происходили, а выявили факт, например, продажи по заниженным ценам, — написали заявление. Я уверен, что у следственных органов гораздо больше возможностей по выявлению таких эпизодов, чем у нас. Думаю, новые факты еще будут в скором времени высвечиваться», — так образно описал ситуацию Андриасов.

Прогноз генерального директора, поставленного на предприятие Сбербанком, начинает сбываться. К уголовному делу, возбужденному в отношении Мазурова и Лисовиченко по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество), добавились новые эпизоды и обвинения. Так, 19 июля СУ СК РФ по Тюменской области сообщило, что Лисовиченко стал фигурантом еще одного уголовного дела. Бывшего гендиректора Антипинского НПЗ заподозрили в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями).  По версии следствия, подозреваемый заключил заведомо невыгодный договор купли-продажи имущества завода, причинив предприятию ущерб на сумму более 35 млн рублей.

Геннадий Лисовиченко

Геннадий Лисовиченко

Вскоре выяснилось, что заявление на Лисовиченко, ставшее основанием для возбуждения дела, написал Андриасов. Новый руководитель предприятия обвинил предшественника в том, что Лисовиченко искусственно создал долг Антипинского НПЗ перед сторонней коммерческой структурой и якобы в порядке взаимозачетов передал ей по заниженной стоимости подъездной путь № 12, который вел к предприятию. В результате был разрушен единый железнодорожный узел, и заводу пришлось арендовать железнодорожные пути за 3 млн рублей в месяц.

Андриасов рассказал, что Лисовиченко был заинтересован в невыгодной для завода сделке, так как предприятием, получившим железнодорожный путь, «на 50% владеет тесть Лисовиченко и один из топ-менеджеров завода». Новый гендиректор полагает, что путь был продан в счет «нарисованных» долгов Антипинского НПЗ. Поскольку это был единственный путь, по которому завод мог вывозить произведенный «вакуумный газойль — 180 тыс. тонн в месяц (это 30% всего производства нефтепродуктов)», работа НПЗ оказалась под угрозой. 

Антипинский НПЗ

Антипинский НПЗ

«В любой момент они могли заблокировать отгрузки — и все, миллиардные убытки. Мы сказали: так дело не пойдет. В результате — уголовное дело. И я уверен, что таких эпизодов всплывет еще много», — заявил Андриасов. А затем намекнул, с чем они могу быть связаны: «Все точки завода, с помощью которых можно было заблокировать деятельность Антипинского НПЗ, были выведены на компании, связанные с Мазуровым и его менеджерами».

С новыми претензиями в адрес Мазурова и Лисовиченко выступил и Сбербанк. Изначально банк обвинил бизнесменов в том, что при получении кредитов они ввели крупнейший банк России и, «возможно, другие банки» в заблуждение относительно финансового состояния предприятия. Бизнесмены скрыли, что у Антипинского НПЗ есть «крупные обязательства перед третьими лицами по поручительствам, предоставленным заводом, за компании Группы «Новый Поток», фактически подконтрольные Д.П. Мазурову». Вторая претензия Сбербанка состояла в том, что завод неоднократно заключал договоры «на нерыночных условиях с аффилированными лицами-посредниками, в том числе и по экспортным контрактам, вследствие чего предприятию нанесен существенный ущерб, а денежные средства в значительных размерах выводились за рубеж». Именно эти действия, как говорится в сообщении, опубликованном 15 июля на официальном сайте Сбербанка, довели завод до банкротства: ухудшили финансовое состояние Антипинского НПЗ и «привели в конце апреля 2019 года к остановке предприятия и высокому социальному напряжению в регионе». Поэтому Сбербанк обратился с заявлением в правоохранительные органы, чтобы Мазурова и Лисовского привлекли к ответственности за действия, «подпадающие, по мнению банка, под определение «мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой» — ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Дмитрий Мазуров

Дмитрий Мазуров

15 июля в Тверском суде Москвы судья озвучила сумму ущерба, нанесенную Сбербанку, по мнению следствия: «ПАО «Сбербанк» выдал кредит на 1 млрд 806 млн 700 тысяч рублей. Указанный кредит Мазуров вместе с неустановленными лицами распределил по своему усмотрению. ПАО «Сбербанк» данный кредит возвращен не был». Сбербанк был признан потерпевшим в деле, возбужденном при участии главы банка Германа Грефа, как следует из материалов, озвученных в суде.

31 июля, когда суд уже заключил Мазурова в СИЗО, правовое управление Сбербанка подало в следственный департамент МВД еще одно заявление. Банк попросил привлечь к ответственности Мазурова, Лисовиченко и «других лиц» за продажу части бензина и дизельного топлива по цене значительно ниже рыночной через компанию New Stream Trading. По мнению заявителей, в результате заводу был причинен ущерб в размере примерно 66 млн долларов.

Как утверждают заявители, New Stream Trading номинально владеет сестра Мазурова Ксения, но фактически трейдер принадлежит самому бизнесмену. Через эту структуру несколько лет часть продукции АНПЗ продавалась по цене намного ниже рыночной. В частности, Сбербанк попросил правоохранителей изучить контракт по продаже 0,87 млн тонн БГС по цене 444 долларов за тонну, хотя его рыночная стоимость, по мнению авторов заявления, составляла на тот момент 475 долларов. Общий ущерб от сделки представители Сбербанка оценили в 27 млн долларов. Еще один вызвавший подозрение у заявителей контракт — продажа той же компании 0,89 млн тонн дизтоплива «евро-5» по 450 долларов за тонну при средневзвешенной цене 494 доллара. Предварительный ущерб от сделки в заявлении оценен более чем в 39 млн долларов.

Дмитрий Мазуров

Дмитрий Мазуров в суде

Пресс-служба Сбербанка подтвердила информацию о подаче нового заявления. А источники в правоохранительных органах рассказали, что МВД России уже проводит доследственную проверку нескольких сделок, совершенных в 2017 году. Если предположения подтвердятся, то Мазурову и Лисовиченко будет предъявлено обвинение не только в мошенничестве, но также в незаконном выводе средств за границу, а возможно, и в организации преступного сообщества. Проверка признаков наличия ОПГ уже начата.

В первом заявлении Сбербанк просил привлечь Мазурова и Лисовиченко к ответственности не только по ст. 159 УК РФ (мошенничество в сфере кредитования), но также по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство предприятия), ст. 193 УК РФ (уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ), ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества и участие в нем). Возможно, по результатам рассмотрения нового заявления Сбербанку удастся достичь изначально поставленной цели.

Лисовиченко обвинения никак не прокомментировал. 22 июля следствие рассказало, что он предпочел покинуть Россию. Также выяснилось, что перед отъездом за границу бывший гендиректор Антипинского НПЗ пытался получить от завода «золотой парашют». 14 июня Лисовиченко подал заявление в Ленинский районный суд Тюмени, в котором потребовал 10 млн долларов в качестве премии за достигнутые предприятием к ноябрю 2018 года показатели и еще 1,9 млн долларов в виде штрафов и пеней. Однако попытка не удалась: 9 августа суд отказал Лисовиченко в удовлетворении иска.

Лисовиченко

Геннадий Лисовиченко 

Мазуров спасаться бегством или не стал, или не имел такой возможности. Он продолжает отстаивать свою версию событий на Антипинском НПЗ. Впервые бизнесмен озвучил ее за два дня до задержания, 11 июля, когда добровольно приехал в следственный департамент МВД и дал следователям подробные объяснения. По мнению Мазурова, предприятие последовательно довели до банкротства. А ключевую роль в этом сыграл Максим Андриасов, назначенный новым генеральным директором завода в ноябре 2018 года, вскоре после того, как Сбербанк стал владельцем «золотой» акции Антипинского НПЗ.

Как заявил Мазуров, новый гендиректор «на протяжении шести месяцев умышленно создавал основания для банкротства завода». Андриасов не пролонгировал кредиты других банков и не отгружал покупателям предоплаченные нефтепродукты, что привело «к серьезной тревоге трудового коллектива, кредиторов, поставщиков и покупателей завода». В результате производство на НПЗ остановилось, и «по инициативе Андриасова» завод инициировал собственное банкротство. По условиям договора со Сбербанком, в такой ситуации акции, принадлежавшие Мазурову, переходили Сбербанку как залог по кредиту. Поэтому Сбербанк и стал владельцем 100% акций холдинговой компании Vikay Industrial Limited, которой принадлежало 80% акций Антипинского НПЗ.

Бывший собственник Антипинского НПЗ настаивает, что реальных причин для банкротства не было, что понимал и сам Андриасов. До того, как подать заявление о признании завода несостоятельным, новый гендиректор якобы неоднократно сообщал аудиторам о платежеспособности предприятия. Такие же данные отражает и бухгалтерская отчетность завода. Поэтому, по мнению Мазурова, единственной целью банкротства было безвозмездного списать 80% акций АНПЗ в пользу Сбербанка. А чтобы Мазуров не мог вмешаться в ситуацию, Сбербанк инициировал уголовное дело в отношении него. Главной целью уголовного преследования было устранить бывшего собственника предприятия и лишить его «права на защиту и оспаривание противоправных действий».

Антипинский НПЗ

Антипинский НПЗ

Мазуров уверяет, что обвинения Сбербанка в получении кредитов с помощью подложных документов, использованные для возбуждения уголовного дела, не имеют под собой никаких оснований. Ведь сотрудники Сбербанка имели доступ ко всей кредитной документации, на протяжении шести лет контролировали все сделки НПЗ, а значит, знали о реальном положении дел на предприятии и всех его обязательствах.

Интересно, что бывший топ-менеджер Антипинского НПЗ подтвердил, что Сбербанк был в курсе займов, в сокрытии которых обвинили Мазурова. По словам инсайдера, они были необходимы, чтобы завод продолжал работать. Средства были взяты в кредит в Промсвязьбанке и МКБ, а общий объем займов источник оценил в 500 млн долларов.

Обвинения Сбербанка в том, что Антипинский НПЗ отгружал нефтепродукты по заниженной стоимости трейдеру New Stream Trading AG, входившему в ГК «Новый поток», Мазуров также считает надуманными. Он подчеркивает, что трейдер торговал нефтепродуктами завода в полном соответствии с условиями кредитного договора, «который прописал, согласовал и утвердил Сбербанк». Условия и правила, оговоренные в контракте, не нарушали ни Антипинский НПЗ, ни New Stream Trading AG. А значит, Мазурова нельзя обвинить в хищении средств завода за счет сделок по заниженной цене. По мнению бизнесмена, слабость этого обвинения осознавало и новое руководство предприятия, поэтому заранее подготовило почву, еще до банкротства начав распускать «слухи о хищении денежных средств», выделенных кредиторами для строительства завода. Хотя независимые аудиторы Alvarez & Marsal, привлеченные Сбербанком, «провели проверку и не подтвердили факты вывода средств».

На суде, определившем Мазурову меру пресечения, подозреваемый снова заявил, что не признает своей вины. Рассказывая о роли Сбербанка в банкротстве Антипинского НПЗ, бизнесмен придерживался той же версии событий, что изложил ранее следователям, но добавил в рассказ новые детали. Бывший владелец завода еще раз подчеркнул, что дела на предприятии шли неплохо: «Мы даже преодолели кризис 2015 года, когда долларовые кредиты по нам ударили, произошла внезапная убыточность завода, но мы это преодолели. В прошлом году, летом, запустив в работу последние установки по производству бензина, мы вышли на рентабельную деятельность».

Алексей Гренков

Менеджер Сбербанка Алексей Гренков

По мнению бывшего владельца, серьезные проблемы на Антипинском НПЗ начались лишь в сентябре 2018 года, когда Мазуров «под давлением топ-менеджмента Сбербанка» ввел представителей кредитной организации в совет директоров, «где их стало четыре из семи». Пользуясь численным преимуществом, менеджеры Сбербанка Алексей Гренков и Игорь Кондрашов «под угрозой остановки финансирования завода» назначили генеральным директором Андриасова, который привел предприятие к банкротству. Новый руководитель не только не отгружал покупателям нефтепродукты, но и продавал одну и ту же продукцию двум различным покупателям. Так, Андриасов дважды продал товар, предназначенный «дочке» ВТБ VTB Commodities Trading. «Возник конфликт у потребителей, после чего они обратились в суд Лондона, который запретил заводу заниматься экспортом продукции. Завод остановился, спустя две недели от сдачи положительного бухгалтерского баланса было подано заявление о банкротстве», — рассказал Мазуров.

Игорь Кондрашов

Менеджер Сбербанка Игорь Кондрашов 

Бизнесмен еще раз подчеркнул, что Андриасов действовал по указке Сбербанка и в его интересах: «именно Сбербанк допустил двойные продажи продукции, запрет на экспорт продукции». Целью всех этих действий было получить по искусственно созданным основаниям полный контроль над предприятием, а затем «привлечь другую компанию, чтобы перерабатывать нефть на этом заводе». По мнению Мазурова, то, что Сбербанк заново запустил производство, доказывает, что банк успешно добился поставленной задачи.

В суде Мазуров также заявил, что руководство Сбербанка «давит на следствие». Иначе следователи сразу поняли бы, что никаких оснований для возбуждения уголовного дела нет. «О каком мошенничестве идет речь, если у нас достаточно активов на балансе? Если запустить добычу на месторождениях в Оренбургской области, принадлежащих Антипинскому заводу, все кредиты будут выплачиваться», — удивляется бизнесмен.

О давлении на следствие заявила и ГК «Новый поток». 15 июля на сайте компании было опубликовано заявление о неправомерности уголовного преследования Мазурова. В нем сообщается, что 5 июля 2019 года следователь Следственного департамента вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении бизнесмена, «однако позднее данное решение было отменено». 11 июля Мазуров не только добровольно дал показания, но и «предоставил обширный пакет документов по всем интересующим следственные органы обстоятельствам». Однако готовность к сотрудничеству не была учтена. «В связи с резким изменением позиции следствия и последующим задержанием Д.П. Мазурова АО «Новый поток» предполагает возможность оказания давления на следственные органы со стороны недоброжелателей Д.П. Мазурова», — подчеркивается в сообщении.

После того как суд принял решение отправить Мазурова в СИЗО, ГК «Новый поток» выступила с заявлением, что считает уголовное преследование бизнесмена попыткой «заставить его отказаться от борьбы за Антипинский НПЗ», лишить «возможности защищать свои права и законные интересы под угрозой уголовного преследования». «Новый поток» приводит те же аргументы необоснованности обвинений, что и Мазуров. Первый: проверка независимой аудиторской компании Alvarez&Marsal не подтвердила вывода средств с завода. Второй: нефтепродукты трейдеру продавали не по заниженным ценам, а в полном «соответствии с условиями синдицированного договора кредитования, условия которого были прописаны, согласованы и утверждены ПАО «Сбербанк России».

Антипинский НПЗ

Антипинский НПЗ

А 18 июля ГК «Новый поток подтвердила еще одно утверждение Мазурова, что предприятие намеренно довели до банкротства, отстранив основателя завода от управления. «После назначения ПАО «Сбербанк России» нового менеджмента в АО «Антипинский НПЗ» выручка предприятия существенно снизилась, при том что завод после ввода в эксплуатацию установки производства высокооктановых бензинов «Евро-5» в сентябре 2018 года стал выходить на новые мощности с увеличением ЕBITDA до 30 миллионов долларов в месяц, что позволило заводу исполнять свои обязательства перед ПАО «Сбербанк России» и другими банками, а также перед иностранными покупателями продукции».

29 июля Мосгорсуд признал арест Мазурова законным, оставив жалобу защиты без удовлетворения. Мазуров участвовал в слушании по видеосвязи из СИЗО № 5 и в очередной раз заявил о своей невиновности: «Руководитель Сбербанка написал заявление министру, чтобы меня привлекли к уголовной ответственности, я видел этот документ. Я не понимаю, в чем меня обвиняют, буду защищать свое имя дальше».

Защитники бизнесмена отметили, что вопрос с теми или иными предпринимательскими контрактами должен быть рассмотрен в коммерческом, гражданско-правовом поле, а не в рамках уголовного дела. И в тот же день аналогичное заявление сделала ГК «Новый поток», напомнив, что «действующее уголовно-процессуальное законодательство запрещает применение стражи в качестве меры пресечения по делам, связанным с предпринимательской деятельностью».

Дмитрий Мазуров

Дмитрий Мазуров в суде

31 июля, когда Сбербанк обвинил Мазурова и Лисовиченко в продаже бензина и дизельного топлива по заниженной цене, бывший владелец Антипинского НПЗ уже был в СИЗО и не мог поделиться своей версией событий. Зато с комментариями выступила ГК «Новый поток». Компания заявила, что New Stream Trading, продавая продукцию Антипинского НПЗ, направляла свою выручку на завод для пополнения оборотных средств, а не выводила деньги за рубеж. По условиям кредитного договора, средства, полученные NST от продажи товаров Антипинского НПЗ, поступали на залоговые счета Сбербанка, а затем расходовались на строительство, закупку сырья и погашение процентов по кредитам. Это подтверждает тот факт, что в заявлении о банкротстве Антипинского НПЗ указана задолженность завода перед NST в размере 32,3 млрд рублей.

Также ГК «Новый поток» заявила, что указанная в заявлении Сбербанка цена в 444 доллара за тонну не соответствует действительности, а объемы поставок бензина и дизельного топлива превышали названные в документе цифры. Но это не так и важно, поскольку торговая маржа компании NST от продажи продукции Антипинского НПЗ соответствовала условиям кредитного договора со Сбербанком. А главное, трейдер каждый квартал направлял банку информацию о марже, которая никогда не превышала установленных кредитным договором параметров. Это еще одна причина, почему ГК «Новый поток» считает уголовное преследование Мазурова и Лисовиченко необоснованным и неправомерным.

Наблюдатели так и не пришли к единому мнению, зачем Сбербанку, уже забравшему Антипинский НПЗ у Мазурова, понадобилось еще и уголовное дело в отношении него. В комментариях звучали слова «устрашение соперника» и «силовое рейдерство». Новые обвинения банка в адрес Мазурова и Лисовиченко ставят еще больше вопросов. Андриасов заявил, что обращение к правоохранителям для них — «это всего лишь инструмент защиты своих прав и возврата ущерба». Но, возможно, прав Мазуров, когда уверяет, что главная цель уголовного преследования — устранить бывшего собственника и лишить его возможности защищаться. Это особенно важно сейчас, когда Герман Греф пытается получить льготы для Антипинского НПЗ. 

Константин Симонов

Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов

Как полагает директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, у влиятельного лоббиста Грефа хорошие шансы добиться для завода господдержки. Главное, чтобы бывшие собственники не вмешивались в процесс и не мешали вести переговоры c государством и новыми владельцами. «Зачем Socar ввязываться в эту историю — абсолютно неясно. Вот здесь возникает определенный мотив: Сбербанк не просто продает завод, он говорит — слушай, дорогой товарищ из Баку, мы пролоббируем тебе льготы, ты бери, отличный завод, мы тебе сейчас политически всю эту историю обеспечим, будешь на особых условиях работать. Я, кстати, не исключаю совершенно, что там могли какие-то еще и политические услуги Азербайджану предлагать в пакете с этой историей. Вот такой лоббизм по-российски. Вот такие схемы реализуются»», — резюмировал Симонов.


Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3