Битва за Москву: как генерал ФСБ Дорофеев зачищает свою территорию от главы Мосгорсуда Егоровой 

Битва за Москву: как генерал ФСБ Дорофеев зачищает свою территорию от главы Мосгорсуда Егоровой
Камчатский юрист поссорил генерала Дорофеева и судью Егорову Фото: Преступная Россия

Упоминаемый в связи с «делом Голунова» начальник УФСБ по Москве и Московской области Алексей Дорофеев начал практически открытое противостояние с главой Мосгорсуда Ольгой Егоровой. Что это — война силовых кланов или банальная попытка поделить обвиняемого в мошенничестве рейдера Кантемира Карамзина? Ограничивается ли все финансовым интересом или это последняя отчаянная попытка Дорофеева избежать ответственности, полагая, что его подставили? В этом разбиралась «Преступная Россия».

Спустя буквально пару дней после того, как стало известно о жалобе генерал-полковника Алексея Дорофеева на имя прокурора Подмосковья Сергея Забатурина на судей и «отдельных руководителей» Мосгорсуда, Верховный суд занял сторону главы УФСБ столичного региона. Напомним, в письме, о котором стало известно РБК, генерал заявил прокурору о возможном содействии московских судей рейдерским захватам, осуществляемых юристом Кантемиром Карамзиным. В итоге Верховный суд перенес рассмотрение апелляции на решение Черемушкинского суда, отменявшее уголовное преследование Карамзина, в Московский областной суд, косвенно подтвердив согласие с обвинениями Дорофеева.

Карамзин, напомним, был арестован в апреле этого года по обвинению в ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушении на мошенничество в особо крупном размере). Согласно следствию, с 2007 года он подделывал договоры займа, по которым впоследствии якобы не без помощи судей Мосгорсуда смог отсудить более 46 млн рублей.

Алексея Дорофеев

Алексея Дорофеев

Кантемир Карамзин (настоящее имя Артур Кокаев) — личность весьма одиозная. Свой трудовой путь он начинал в 90-х годах с работы продавцом на одном из рынков Камчатки. Затем в ходе приватизационных аукционов смог заполучить два гастронома. Позже стал директором ООО «Нобель Технолоджис» (Noble Technologies Limited), совладельцем ЗАО «Детектор лжи» и ООО «Камчатский медведь» (юрлица, состоящие из одного сотрудника), а также соучредителем ликвидированного ныне ООО «Международная лотерейная компания». 

Пытался пройти в Госдуму от Камчатской области, но безуспешно. Был руководителем избирательного штаба кандидата на должность губернатора Камчатской области предпринимателя Георгия Грешных, чья кампания сопровождалась многочисленными скандалами. 

Кантемир Карамзин

Кантемир Карамзин

Называет себя адвокатом, хотя Федеральная палата адвокатов России (ФПА) недавно специально выпустила официальное сообщение о том, что «известный на Камчатке юрист Кантемир Карамзин не имеет адвокатского статуса». Не нашли мы подтверждения его статуса и в адвокатских пaлатах других регионов.

Тем не менее Карамзин действительно ведет юридическую практику. Еще в начале 2000-х он отметился в судебных спорах с мэрией Петропавловска-Камчатского, а также с губернатором и начальником УВД Камчатки. Но всероссийскую славу ему принесло дело по выселению из московского офиса на Озерковской набережной Фонда Джорджа Сороса (институт «Открытое общество»). В деле Карамзин выступал на стороне канадского инвестора Марка Ричардса (Marc Richards), который поставил фонду условие — либо выкупить стоившее $1,4 млн здание за $15 млн, либо выметаться вон. Президент института Екатерина Гениева заявляла тогда, что договор аренды был подделан. Разбирательство длилось несколько лет, и в итоге суд постановил, что фонд может оставаться в здании на прежних условиях. 

в форме

Карамзин в форме несуществующих видов войск 

Нечто подобное, но более успешно Карамзин проделал и с ОАО «Военно-строительное управление г. Москвы» (ВСУМ) — крупным стратегическим предприятием, принадлежащим Министерству обороны. В конце 2008 года руководство ВСУМ обнаружило, что часть дочерних компаний управления, на балансе которых находились объекты недвижимости в Москве и Мытищах, переоформлены на другие фирмы, а затем перепроданы офшорам «Танзанит Холдингс Инк.», «Эй-Эм-Ар Интернэшнл Корпорейшн Лтд.» и Kithia Limited. Примечательно, что эти же компаний фигурировали и при попытке захвата здания на Озерковской набережной. 

Позднее Карамзин засветился в дележе девелоперских активов ООО «Фобос» и ООО «ИСК «Столица-Групп» и даже стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве, совершенном в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору. В обеих компаниях, связанных между собой общими учредителями, возник внутренний конфликт, в ходе которого одни собственники — братья Дмитрий и Алексей Барзановы — решили «кинуть» других. Но в итоге лишь сами лишились своих компаний, а Дмитрий Барзанов даже угодил в СИЗО. Выгодоприобретателем же вновь чуть было не стал Карамзин. Его подвел оказавшийся за решеткой Барзанов, рассказавший следствию, что специально сам нанял этого юриста для решения бизнес-конфликта. Во время обыска в офисе Карамзина следователи изъяли огромное количество фальшивых печатей, штампов и бланков судов, нотариусов и регистрирующих органов. Несмотря на это, в 2015-м Карамзин-Кокаев был оправдан все тем же Мосгорсудом.

Так юристу удавалось долго выходить сухим из воды, пока его интересы не пересеклись с главой АО «ДСК-1» Владимиром Копелевым. Стоит отметить, что жертв для своих афер Карамзин выбирал тоже не простых и, мягко говоря, не кристально чистых.

Владимир Копелев

Владимир Копелев 

Копелев работал в Домостроительном комбинате № 1 почти с момента его образования — с 1965 года, став в 1982 году гендиректором этой крупнейшей компании, построившей за все годы более 55 млн кв. м жилья в Москве и Подмосковье. В 1990-х, связанный с Лужковым, Копелев повторил судьбу «красных директоров», вдруг став миллиардером благодаря приватизации. Получив полный контроль над акциями комбината вместе с юристом ДСК-1 Игорем Пантелеевым, всю прибыль он выводил в офшоры, став к моменту выхода на пенсию, в 2008-м году, крупным собственником элитной недвижимости в Европе и Америке.

В середине 2000-х часть его акций за 50 млн швейцарских франков купили Ричардс и Карамзин. Сделка проводилась с уже известной компанией Noble Technologies Limited (правопреемник — швейцарская компания Kithia Limited), а деньги по договору поступили на счет швейцарского адвоката Копелева — Мартина Бухли. На них Бухли по поручению Копелева как раз и приобрел часть недвижимости, а также акции швейцарских компаний. Однако свои обязательства перед партнерами Копелев выполнять не спешил, и в 2010 году стороны расторгли договор от 2004 года о купле-продаже акций.

Согласно новому документу, Копелев признавал долг перед компанией Noble Technologies Limited в общей сумме 241 млн швейцарских франков, которая сложилась из оценки рыночной стоимости комбината на тот момент и процента за пользование деньгами, принятого по средней банковской ставке. Гарантийное обязательство, подписанное владельцем ДСК-1, обещало возврат денег с процентами в 2016 году. В разговоре со своим адвокатом Бухли, перевод которого оказался позднее доступен бывшим партнерам, Копелев признался, что пошел на расторжение сделки и крупные издержки, чтобы не возвращать деньги Карамзину и Ричардсу сейчас. 

ДСК-1

Через несколько лет он рассчитывал продать акции комбината намного дороже и покрыть все расходы с лихвой. Однако сам начал готовить схему укрывания имущества от кредиторов на случай судебного спора. Состояние его, по самым скромным оценкам, тогда составляло порядка 1 млрд швейцарских франков. В Лихтенштейне был создан семейный фонд Vladko, единственным бенефициаром которого являлся Копелев. А российское имущество оформлялось на компании по инвестиционным договорам уступки, чтобы в случае банкротства их не могли арестовать. 

Претензии же к нему Копелев объяснял происками неизвестных (?) мошенников, которые, по его словам, с 2004 по 2016 год оформляли фиктивные документы купли-продажи акций, используя чистые листы с его подписью. Он признавал, что в 2004 году заключил договор с компанией Noble Technologies Limited, согласно которому продал ей 4500 именных бездокументарных акций на сумму 21 млн долларов. Но в 2010 году партнеры якобы подготовили фиктивное соглашение о расторжении договора купли-продажи, и оказалось, что Копелев уже должен был вернуть 241 млн швейцарских франков (по курсу на 2016 год — более 15 млрд рублей). Так как деньги он в конечном итоге так и не перечислил, то в материалах возбужденного по его заявлению дела говорилось, что «преступление не было доведено до конца по не зависящим от мошенников обстоятельствам». 

Карамзин на заседании в суде

Карамзин на заседании в суде

Тем не менее Ричардс и Карамзин подали-таки иск на Копелева и в результате ожесточенной судебно-правовой войны выиграли спор. «Росарбитраж» признал Копелева и связанных с ним лиц несостоятельными по иску Kithia Limited и обязал выплатить кредиторам те самые 15 млрд рублей. В отношении Копелева была введена процедура банкротства.

На каком-то этапе судебной тяжбы Копелев обратился в Пресненский районный суд Москвы с заявлением об отмене явно неправосудного решения арбитража, но Kithia Limited обжаловала решение Пресненского суда в Мосгорсуде. Решение первой инстанции было отменено, и дело направили на новое рассмотрение. Как теперь считается, повлиять на это могли связи Карамзина с главой Мосгорсуда Ольгой Егоровой.

Все бы ничего, и эта история, наверное, так бы и продолжалась — Карамзин выигрывал бы суды, Копелев бы не платил, но в 2016 году он продал акции компании бенефициарам ОАО ФСК «Лидер», отцу и сыну Владимиру и Александру Ворониным. 

Владимир Воронин

Владимир Воронин

И вот когда суд арестовал акции «ДСК-1» и возникла угроза интересам уже новых владельцев, в дело вступили начальник УФСБ по Москве и МО Дорофеев и его подчиненный, руководитель Управления «М» полковник Сергей Натаров. Их фамилии позже назвал сам Карамзин.

Наша
справка

Генерал-полковник ФСБ Алексей Дорофеев окончил Ленинградский механический институт, потом ушел на службу в КГБ и работал в городских структурах управления госбезопасности Ленинграда и Петербурга. В 2005 году возглавил управление ФСБ по Карелии. Был снят с этой должности после массовых беспорядков в Кондопоге в 2006 году, но вскоре перебрался в Москву. В 2010–2012 годах Дорофеев возглавлял управление «М» ФСБ, которое впоследствии занималось операцией по разгрому ГУЭБиПК. В 2012-м возглавил главк ФСБ по столичному региону.

Тогда-то вновь и появился автор биографических книг о Путине («Владимир Путин. История жизни» и «Владимир Путин. Путь к власти») Олег Блоцкий, который еще в 2014 году инициировал дело против Карамзина, но так как единственным доказательством были показания самого заявителя, то все эти годы оно скиталось по разным следственным отделам, то прекращаясь, то вновь возобновляясь. Еще в 2007 году между Блоцким и Карамзиным был заключен договор беспроцентного займа, по которому юрист одолжил писателю $115 тыс. Причем, по утверждению Блоцкого, он вернул деньги, после чего, по версии следствия, у Карамзина «возник умысел на хищение средств в особо крупном размере», и юрист изготовил аналогичный подложный договор на сумму $200 тыс. С ним Карамзин обратился в суд с требованием о взыскании средств. Гражданский иск был передан в Черемушкинский районный суд, который вынес решение о взыскании денег с Блоцкого. Причем это решение было подтверждено Верховным судом. Тем не менее в апреле этого года расследование возобновилось. Проживающего в Майями Карамзина обманом выманили в Россию, где он и был задержан сотрудниками ФСБ. А чтобы исключить его связь со столичными судами, все слушания проходили в Балашихинском районном суде, а сам он был помещен в СИЗО Сергиева Посада. Его партнер Ричардс оказался умнее и посещать Россию ни под какими предлогами не стал.

Олег Блоцкий

Олег Блоцкий

Насколько это расследование касается дела Блоцкого, говорит тот факт, что за минувшие полгода практически не проводилось никаких следственных действий. Кроме того, по словам адвокатов Карамзина, все это время ему намеренно создавали невыносимые условия содержания и оказывали давление — постоянно обыскивали, заставляя полностью раздеваться, применяли физическую силу, отказывали в должной медпомощи (несмотря на то, что он страдает сахарным диабетом), не допускали адвокатов, а также не реагировали на просьбы о помощи, когда помещенный в одну камеру с юристом психически нездоровый заключенный угрожал убийством, избивал его, портил принадлежащие ему вещи. Кроме того, по словам Кармазина, 19 июля во время визита в изолятор сотрудников ФСБ, представившихся майором Ушаковым и полковником Ивановым (возможно, фамилии вымышлены), ему были нанесены побои, а в его адрес поступили оскорбления, помимо этого, использовались шантаж, вымогательство и угрозы убийством. В заявлении говорится, что высокопоставленный чин, с которым юристу дали поговорить по телефону, в оскорбительной форме пообещал, что Кантемир «сдохнет в тюрьме», ему «дадут 17 лет и добавят еще 6 обвинений», если он не отзовет из суда иски по ДСК-1». В итоге Карамзин даже обратился к президенту страны с просьбой повлиять на ситуацию.

В настоящее время по этим фактам по поручению Генпрокуратуры проводится проверка.

Защита Карамзина собирается вновь перетянуть его в Москву и намерена обжаловать постановление об изменении подсудности в Судебной коллегии Верховного суда. Адвокат Марина Громова указывает на многочисленные процессуальные нарушения и считает вынесенное судьей ВС постановление об изменении территориальной подсудности дела юридическим нонсенсом и попыткой ввести новую правоприменительную практику, а письмо генерала Дорофеева, послужившее катализатором процессов, голословным и необоснованным.

Тем более, что генерал ФСБ своими действиями уж слишком явно выступает в качестве заинтересованной стороны. Его рвение, по одной из версий, может быть связано с тем, что он таким образом защищает в том числе и свои активы. Якобы Дорофеев на этапе сделки с «Лидером» вложил свои личные деньги в покупку акций ДСК-1, причем сделал это через подконтрольный чекистам Россельхозбанк.   

По другой же версии, Дорофеев и Ко просто выполняют заказ. По данным «Собеседника», именно при его ведомстве действует известный в Москве так называемый «Бутик ФСБ» — место, где за очень большие деньги можно заказать уголовное дело против конкурента. Голову Карамзина оценили в $10 млн.

Теперь же, судя по всему, можно выдвинуть и третью версию — свою игру Дорофеев ведет еще и конкретно против Егоровой, пытаясь инициировать из простого «дела юриста Карамзина» целое «дело судей». Как отмечает адвокат Громова, «Карамзин стал пешкой в чужой игре».

 Наша
справка

Ольга Егорова является главой Мосгорсуда с 2000 года. Пройдя путь от секретаря, заведующей канцелярией и консультанта в Октябрьском народном (сейчас Гагаринский) суде Москвы до народного судьи и председателя судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда. По некоторым данным, на нынешнюю должность ее продвинула предыдущий председатель Мосгорсуда Зоя Корнева, близость Егоровой к которой неоднократно отмечала пресса. Дальнейшее встраивание во властную систему происходило, видимо, не без помощи ее мужа — генерал-лейтенанта ФСБ Сергея Егорова, скончавшегося в 2012 году. Последние годы жизни он работал заместителем начальника Академии ФСБ.


За прошедшие почти 20 лет за Мосгорсудом под управлением Егоровой окончательно закрепилось название «Мосгорштамп», отражающее положение, когда на исход дел влияли звонки «сверху» и появилось новое — «басманное правосудие». Еще лет семь назад председатель комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью и реформированием правоохранительных органов и судебно-правовой системы Анатолий Кучерена открыто призвал Егорову добровольно подать в отставку. А депутат Мосгордумы, член комиссии по законности и правопорядку Олег Бочаров недвусмысленно намекал на зависимость Егоровой, заявляя, что «именно Мосгорсуд играет особую роль в политической жизни. Через него будут проводить все выборные решения, выявится множество коллизий. В воле Мосгорсуда окажется одних допустить к предвыборной гонке, других — отвергнуть. Если на посту председателя будет не «наш» человек — например, из «другого» лагеря, последствия могут быть печальны. Допускать пилигримов сюда никак нельзя!»

Если вернуться к намекам Дорофеева на ее связи с Карамзиным, то прямых доказательств этого не представил даже сам глава УФСБ по Москве и Московской области. По некоторым данным, юрист занимался вместе с дочерью судьи конным спортом в одном и том же подмосковном клубе «Новый Век». Мы тоже нашли некую Егорову Анну Сергеевну в документах КСК как участницу различных соревнований среди любителей. 

Ольга Егорова

Ольга Егорова

А что Могосруд нередко занимал сторону более выгодную самой Егоровой и даже часто шел в противоречие с ФСБ — тому действительно ранее уже были свидетельства. Так, по словам правозащитницы Ольги Романовой, во время слушания дела о хищениях в Межпромбанке ныне беглого банкира Сергея Пугачева звучало немало громких фамилий представителей госбанков и банков, связанных с государством, нескольких чиновников и даже одной действующей судьи. Однако единственным обвиняемым стал гендиректор связанной с Межпромбанком компании «ОПК Девелопмент» Дмитрий Амунц, на которого и повесили пропажу 29 млрд рублей, приговорив его 7 годам колонии.

Как пишет Романова, несмотря на свой аппаратный вес, он оказался, пожалуй, самым «безопасным» из всего списка граждан, которые были в оперативной разработке ФСБ по делу. И меньше всех из списка проходивших по делу был причастен к банку. Зато Тверской суд Москвы вывел из-под ответственности несколько десятков высокопоставленных граждан, к которым, судя по всему, могли быть серьезные вопросы у нормальных правоохранительных органов.

Кантемир Карамзин и Дмитрий Песков

Кантемир Карамзин и Дмитрий Песков

По мнению Романовой, произошло это потому, что начальником правового управления Межпромбанка, а с 2003 года заместителем управляющего Межпромбанка по правовым вопросам работала некто Галина Аванесова. То есть все договоры банка, все схемы курировала именно она. Когда у банка и лично у Пугачева начались проблемы, она сменила место работы, став судьей в Мосгорсуде в составе судебной коллегии по гражданским делам. Но интереснее другое: под началом Галины Аванесовой в Межпромбанке много лет трудилась юрист Анна Сергеевна Головенко 1978 года рождения, в девичестве Егорова. Как сообщает Романова, свою карьеру у Пугачева дочь председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой закончила в должности начальника правового управления Объединенной промышленной корпорации (до этого — в Межпромбанке). А после того, как Пугачев уехал из России, она перешла в «Роснефть».

Анна Егорова

Предполагаемая дочь Ольги Егоровой Анна (справа)

Все это в свете ныне происходящего дает основания полагать, что Егорова действительно может являться представителем некого силового клана. Добавим сюда еще и предположение, высказанное телеграм-каналом «Незыгарь», о том, что к этой же группировке относятся миллиардеры братья Ковальчуки, так как именно через контролируемые ими (посредством Григория Березкина) СМИ — РБК и «Комсомольскую правду» — идет основной поток информации по делу Карамзина, который представляется там в виде жертвы.

По данным источника «Преступной России», Дорофеев, уже изрядно засветившийся в деле Голунова, видимо, не стал дожидаться следующего шага противников и сам нанес удар по оппонентам, «наехав» на руководство Мосгорсуда. Тем более, что генерал считает Москву своей территорией, а Егорова самa предоставила удобный повод для атаки.

митинг

Напомним, в расследовании журналиста «Медузы» Ивана Голунова Дорофеев упоминается как один из главных «крышевателей» предельно криминализированного похоронного бизнеса в столице и области. По крайней мере, источники издания подтвердили, что именно генерал стоял за назначением Артема Екимова главой московского ГБУ «Ритуал». 

А отец советника Дорофеевa, влиятельного силовика Марата Медоева — Игорь Медоев является близким другом фигуранта «списка Магнитского» генерала ФСБ Виктора Воронина, который до 2016 года возглавлял управление «К», отвечающее за контроль в банковской сфере. Владельцы банков неоднократно обвиняли Воронина в попытках рейдерского захвата их активов. Кроме того, с Ворониным хорошо знаком и Дорофеев: в конце 2000-х они вместе летали из Петербурга в Москву, в период с 2010 по 2012 год одновременно возглавляли управления СЭБ ФСБ.

Игорь Медоев

Игорь Медоев 

И здесь история отлично закольцовывается — Виктор Воронин в свое время попал в «список Магнитского», поскольку являлся инициатором возбуждения уголовного дела против руководителей фонда «Hermitage Capital», юристом которого был погибший в тюрьме Сергей Магнитский. Эти аналогии с нынешним делом Карамзина уже отметили многие — там юрист и здесь юрист, там был генерал ФСБ Воронин, здесь — Дорофеев, там был инвестор Браудер, здесь — Ричардсон. Правда, как замечает журналист РБК Максим Солопов, мутная история никак не оправдывает гибель «неопасного на самом деле ни для кого» гражданина России. А сейчас история грозит повториться вновь.

Виктор Воронин

Виктор Воронин 

Карамзин, так любивший разводить других, вдруг сам стал разменной монетой. Похоже, что теперь его судьба зависит от того, насколько далеко готов зайти Дорофеев. Тем более, если учитывать, что, по мнению генерала УФСБ, задержание Голунова и последовавший за этим скандал могли быть полностью инспирированы другой стороной для его дискредитации. В таком случае, по его представлениям, на кону сейчас не только деньги (неважно — те, что находятся в виде оспариваемых активов, или — в виде платы за заказ), но и как минимум его место главы столичного УФСБ.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3