Фазенда имени ФСИН 

Фазенда имени ФСИН
Фото: Преступная Россия

Уже в скором времени заключенные колоний Ленинградской области смогут попробовать себя в новой роли и освоить нелегкий фермерский труд. ФСИН собирается заняться выращиванием овощей и фруктов на принадлежащих колониям землях. Несмотря на перспективность идеи, в обществе возникает логичный вопрос — а не станут ли осужденные героями сериала «Рабыня Изаура».

Терпение и труд

Управление федеральной службы исполнения наказаний по Петербургу и Ленобласти вышло на финишную прямую со своей идеей помощи фермерам. Перед майскими праздниками главный инженер УФСИН Дмитрий Новосельский обсудил с президентом «Торгового Дома фермеров и сельскохозяйственных товаропроизводителей Ленинградской области и Санкт-Петербурга» нюансы контракта о сотрудничестве. Похожий договор ФСИН заключил с Центром развития и поддержки предпринимательства Петербурга в ноябре 2018-го. Сотрудничество, по мнению специалистов исполнительной системы, обещает быть продуктивным. Фермеры получат возможность использовать дешевую рабочую силу и не бояться лихих визитов инспекторов различных мастей, а ФСИН в перспективе обеспечение госзаказом и занятость осужденных.

инженер.jpg

Главный инженер УФСИН Дмитрий Новосельский (второй справа)

За идею плодотворного в прямом смысле слова использования земель, принадлежащих колониям в качестве сельхозугодий, активно ратует бывший губернатор Петербурга, сенатор Валентина Матвиенко. Не так давно на парламентских слушаниях в верхней палате парламента Валентина Ивановна заявила, что «труд осужденных можно использовать в рамках государственного и муниципального заказа». По ее словам, пенитенциарным учреждениями необходимо расширять альтернативные подходы к использованию труда осужденных с учетом специфики учреждений уголовно-исполнительной системы». 

матвиенко.jpg

Валентина Матвиенко 

Совместный бизнес с фермерами — это практически находка для всей исполнительной системы в целом. Себестоимость конечного продукта в итоге выходит на 20% экономичнее за счет низкой оплаты труда. К тому же никто эту самую оплату труда проверять не будет, да и условия самого труда тоже. В тюрьмы такие проверяющие инстанции практически не ходят.

Пока что речь идет об освоении небольших участков земель, до 10 гектаров. На таких площадях можно не только выращивать овощи, но также заниматься птицеводством, пчеловодством. Объемы поставляемой с такого хозяйства продукции вполне годятся для небольших рынков. Руководство ФСИН идет и дальше — оно предлагает бизнесменам осваивать также перерабатывающие производства на территории тюрем и колоний. Это означает, что вскоре петербуржцы и жители Ленобласти смогут не только лакомиться свежими огурчиками, но и увидеть на прилавках варенья и соления. 

Наша
справка

По данным УФСИН, за I квартал 2019 года произведено товаров по заказам малого и среднего бизнеса на 92,5 млн рублей (в 2018 году — на 90,6 млн). Всего колонии Петербурга и Ленобласти с января по март 2019 года оказали услуг бизнесу на 178 млн рублей, это на 30% больше чем в прошлом году.

Пока владельцы фермерских хозяйств относятся к предложению уголовно-исполнительной системы настороженно. С одной стороны, проблема прохождения семи кругов административного ада для получения земель под частное сельское хозяйство снимается напрочь. Но с другой стороны, бизнесмены практически не смогут контролировать такое производство, да и спрашивать качество с ФСИН будет весьма сложно. Кроме того, бизнесмены осторожно произносят слово «откаты». Как пишут старожилы на предпринимательских форумах, никто не может дать никакой гарантии, что за обслуживание государственных заказов высокие чины УФСИН не будут трясти фермеров как грушу. 

«Ты тюрьма ходи» 

Эпическая идея зарабатывания на дешевом труде заключенных бродит в умах высших чинов исполнительной системы уже не первый год. Прошлой весной, например, колония-поселение № 3 ФСИН (Архангельская область) вообще оказалась впереди планеты всей, заключив контракт с ОАО «Архангельский морской порт» на поставку рабочих рук. Теперь осужденные активно осваивают стивидорный бизнес, работая в контейнерном терминале. Один день труда зэка, таким образом, обходится порту в 810 рублей. В эту сумму входят все налоги, которые обязан выплачивать работодатель государству. Это в 4 раза дешевле труда наемного портового работника. Таким образом, заключенным начисляют зарплату исходя из минимального размера оплаты труда, что в 4–5 раз ниже, чем на обычном рынке труда. 

В целом ФСИН активно осваивает науку сдачи в аренду рабочих рук осужденных. Уже есть позитивный опыт труда заключенных на переработке твердых коммунальных отходов, мебельном и столярном производстве. Также, по данным ФСИН, зэки заняты на производстве металлических изделий, машин, пошива одежды и обуви, а также в традиционном для этого сектора бизнесе — лесозаготовке. Всего услуги бизнесу сегодня предлагают 8 учреждений: исправительные колонии №№ 2, 3, 4, 5, 6, 7, а также «Кресты» и производства на базе Колпинской воспитательной колонии для несовершеннолетних. 

фсин1.jpg

«Кресты»

Наша
справка

Ежегодно исправительные учреждения производят продукцию, выполняют работы и оказывают услуги в объеме более 32 млрд руб. Всего в исправительных учреждениях Петербурга и Ленобласти содержатся более 12 тысяч осужденных, из них трудятся за зарплату 3595 осужденных.

Но серьезно пенитенциарная система в этом вопросе активизировалась лишь в последние месяцы. Именно сейчас учреждения ФСИН стали усиленно предлагать бизнесу свои услуги. С чем связана такая активизация — пока непонятно. Но некоторые источники связывают это с реально нависшей возможностью полной реорганизации пенитенциарной системы, которая себя давно изжила.  

Пятилетка в три года 

Сегодня ФСИН по Петербургу и Ленинградской области предлагает городскому бизнесу освоить 17 тысяч квадратных метров производственных площадей без арендной платы. Правда, предпринимателям самим придется платить за электричество, коммунальные услуги и обеспечивать логистику по доставке сырья, отгрузке готового товара, а также выплачивать зарплату осужденным и налоги государству. В этом случае, впрочем, не очень большие. Профит для бизнеса прямо-таки прямой. А вот есть ли выгода для самих заключенных — большой вопрос.

фсин2.jpg

Как известно, осужденные, особенно те, кто отбывает срок в колониях-поселениях, отказаться от работы не могут. Об этом гласит ч. 1 ст. 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. В противном случае заключенному могут изменить меру пресечения с ограничения на лишение свободы. Это означает, что если колония заключила контракт с какой-нибудь фирмой, то выбора формы труда у зэка не будет, будь он хоть лингвистом со знанием языков, он пойдет грузить вагоны вместе со всеми. Этот пункт закона, вне всякого сомнения, огромный плюс для ФСИН. Зато пункты Трудового кодекса тут, как правило, не работают. Контролировать соблюдения условий труда зэков не будет никто. Как пишут на правозащитных форумах, посвященных заключенным, это новая узаконенная форма рабства. 

«Никто не может быть уверенным, что деньги, которые он заработал за годы заключения, не превратятся в тыкву при выходе из колонии, — пишут там, — пока ты в тюрьме, ты не получишь ни копейки. Всей бухгалтерией ведает ИК. С зарплаты зэка снимается плата за одежду, обувь, электричество и прочее, отсюда же списываются штрафы за плохое поведение, и пр. Свою зарплату можно увидеть только освободившись или уйдя на УДО. Никто не ведает, как там ведется эта бухгалтерия, и шансов получить шиш вместе денег очень много». 

Кроме того, остро встает проблема «авторитетных» людей на зоне. «Они никогда не работали и не работают. За них будут заставлять пахать других. Таким образом, простые зэки будут бесплатно работать не по 8 часов, а по 15 на ФСИН, чужого дядю и авторитета».

фсин4.jpg

Но есть и сторонники такой активизации сотрудничества ФСИН и бизнеса. «Это шанс для многих получить профессию, пишут на форумах, и, если хорошо себя зарекомендовать, можно выйти и не остаться без работы, а продолжить трудиться в том же хозяйстве, например. Работодатель уже будет тебя знать и не выгонит за наличие судимости». 

Впрочем, общественность в виде Общественного же совета при ФСИН, уже давно предлагала ведомству повысить эффективность использования труда осужденных. По мнению комиссии, работающие заключенные получат возможность возмещать долги по исковым требованиям и возмещать моральный и материальный ущерб потерпевшим. Насколько удачным окажется совместный труд ФСИН и фермеров, а фрукты-овощи съедобными, мы сможем узнать уже нынешней осенью.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3