Почему глава Иркутской области решился на политическое самоубийство? 

Почему глава Иркутской области решился на политическое самоубийство?
Чем был занят губернатор Иркутской области, когда регион начал уходить под воду? Отправился на банкет в честь празднования 75-летия Геннадия Зюганова Фото: Преступная Россия

Пока Иркутская область уходила под воду, губернатор региона Сергей Левченко оставался в Москве. Обивал пороги высоких кабинетов, выпивал и закусывал на 75-летнем юбилее своего партийного босса Геннадия Зюганова. А в родной регион вернулся лишь к визиту президента Владимира Путина. И в тот же день в залитой водой области вспыхнул заказник «Туколонь», вырубка которого привела к уголовному делу министра лесного комплекса региона Сергея Шеверды.

Совсем недавно «Преступная Россия» писала, что над губернатором Иркутской области Сергеем Левченко впервые всерьез нависла угроза уголовного преследования. Материалы дела о зверском убийстве спящего медведя прямо в берлоге затребовали в Москву. Одновременно активизировались силовики и надзорные ведомства, начались аресты и отстранения от должностей по суду в ближайшем окружении Левченко. А жители региона в очередной раз начали собирать подписи под обращением к президенту с просьбой наконец-то отправить губернатора-живодера в отставку. И похоже, на этот раз глас народа услышали. 

Как поступает нормальный губернатор в подобной ситуации? Пробует доказать, что все претензии к нему необоснованны, что он грамотный руководитель, который не щадит себя ради блага региона. Но к Левченко это не относится. У него свой стиль. 

Когда Иркутская область из-за катастрофического наводнения оказалась в центре внимания всей страны, губернатора на месте вообще не оказалось. Левченко заранее предупредили, что метеосводка неблагоприятная. Еще 23 июня гидрометеорологи сообщили правительству Иркутской области и управлению МЧС России по Иркутской области, что приближается циклон, в горах ожидаются затяжные ливневые дожди. А в Иркутской области даже дети понимают, чем это чревато: вода с Саян хлынет на равнину, реки выйдут из берегов, надо ждать наводнения. 

24 июня прогнозы начали сбываться. ГУ МЧС России по Иркутской области сообщило, что из-за обильных осадков уже повысился на 20–25 см уровень воды в реках Иркут, Белая и Бирюса. Спасатели начали патрулировать берега и регулярно делать замеры. Метеорологи заявили: дожди только набирают силу и будут идти до конца недели. В регионе объявили экстренное предупреждение. 25 июня спасатели приступили к первым эвакуациям: начали вывозить детей из детского оздоровительного лагеря «Заря». Что сделал Левченко, узнав об угрозе? Спокойно сел в самолет и улетел в Москву. Стихия подождет, когда у иркутского губернатора есть дела поважнее. Какое еще там наводнение, когда уголовное дело министра лесного комплекса Сергея Шеверды грозит вот-вот перерасти в дело губернатора Левченко. 

шеверда.jpg

Сергей Шеверда

Источник «Преступной России» в местных правоохранительных органах рассказал, что арестованному судом министру очень не понравилось в СИЗО. Пока он только начал давать показания, но уже довольно пространно отвечает на вопросы следователей. Имена куратора лесной сферы и правой руки губернатора Дмитрия Чернышова и самого Левченко пока не прозвучали, однако Шеверду уже «начали раскручивать, скоро он заговорит». 

Возможно, о чрезмерной податливости министра стало известно Левченко, поэтому он и вылетел в Москву настолько спешно. В иркутской администрации говорят, что губернатор надеялся попасть на личный прием к главе СК РФ Александру Бастрыкину. Глава региона рассчитывал договориться, чтобы Шеверду выпустили под домашний арест, но пробиться к Бастрыкину не получилось. По неизвестной причине сорвалась и заранее намеченная встреча с главой Рослесхоза Иваном Валентиком. 

валентик.jpg

Глава Рослесхоза Иван Валентик

26 июня реки Большая Белая и Уда вышли из берегов и затопили первые приусадебные участки. Режим ЧС объявили в Нижнеудинске и поселке Соляная Тайшетского района. 27 июня вода в Нижнеудинске и Тулуне начала затапливать первые этажи домов. К вечеру Нижнеудинск превратился в Венецию, а всего в регионе ушли под воду более 700 домов. Режим ЧС ввели уже во всей Иркутской области. Начали эвакуировать жителей Нижнеудинского, Тайшетского и Тулунского районов. 

Чем был занят губернатор Иркутской области, когда регион начал уходить под воду? Отправился на банкет в честь празднования 75-летия Геннадия Зюганова. Пока жители Иркутской области теряли крыши над головой, ее глава выпивал, закусывал и произносил тосты за здравие лидера коммунистической партии, выдвинувшей его на пост губернатора. 

левчнко2.jpg

К утру 28 июня ситуация стала катастрофической. Вода поднялась на два метра выше критических отметок, затопила 20 населенных пунктов, более четырех тысяч домов и приусадебных участков, повредила 13 автомобильных мостов. Под воду ушли 16 дорог местного значения и шесть километров федеральной трассы «Сибирь». Движение по единственной магистрали, соединяющей запад и восток страны, фактически было остановлено. Возникла угроза, что скоро встанет и Транссиб. К обеду стихия забрала первые жизни: в поселке Евдокимовский течением унесло 86-летнего мужчину и восьмилетнего мальчика. Вскоре стало известно еще об одном погибшем. 

А губернатор Иркутской области узнал куда более важную для него новость: Валентик публично объявил, что подал Дмитрию Медведеву заявление об отставке по собственному желанию. Ранее глава Рослесхоза пытался оправдать «санитарные рубки» в Иркутской области, чем заслужил славу покровителя Шеверды. И то, что после ареста иркутского министра Валентик поспешил покинуть пост, стало для Левченко предупреждением: ситуация серьезная. Вместо одиночного уголовного дела в отношении Шеверды стоит ждать полномасштабного расследования «лесных преступлении» в Иркутской области. Левченко необходимо было срочно разработать план, как не стать одним из фигурантов новых уголовных дел. Наверное, поэтому губернатор и не успевал следить за событиями в родном регионе. 

у1.jpg

у10.jpg

у4.jpg

После обеда 28 июня вода прорвала дамбу в Тулуне, построенную после мощного наводнения 2006 года. Когда ее сдавали в 2009 году, жителей города заверили, что дамба защитит город на «ближайшие 100 лет». Но столетняя гарантия, данная чиновниками, почему-то не сработала, большая вода прорвалась в город. И лишь после этого жителей Тулуна начали эвакуировать. А из воды стали вылавливать первые трупы людей. 

у3.jpg

у5.jpg

у7.jpg

Беспрецедентный масштаб катастрофы в Иркутской области осознали все, кроме ее руководителя. Премьер-министр Дмитрий Медведев созвал экстренное совещание и поручил главе МЧС Евгению Зиничеву срочно вылететь в Иркутскую область. Стало известно, что и президент страны намерен отправиться с саммита в Осаке в зону бедствия. Владимир Путин счел необходимым лично проконтролировать ситуацию в Приангарье. В подобной ситуации даже самый недогадливый губернатор поймет: оставаться в Москве, когда в твоем регионе вода затапливает города, а президент летит, чтобы на месте разобраться, что происходит, — значит совершать политическое самоубийство. Левченко все же пришлось отвлечься от размышлений о деле Шеверды и покинуть столицу. 

Губернатор вернулся в Приангарье лишь 29 июня. Успел в последний момент: в Братске уже ожидали приземления самолета президента. Все, что губернатор сделал для Иркутской области за четыре дня, прошедших с начала природной катастрофы, — это лично встретил Владимира Путина у борта № 1. 

77.jpg

Вероятно, из-за спешки Левченко не успел сориентироваться и на собранном президентом экстренном совещании путался, сбивался, а иногда и вовсе нес околесицу. Например, пообещал Путину, что денежную компенсацию пострадавшим будут переводить на карты. «Так у многих нет ни карт, ни документов. Банкоматов тоже нет», — удивился Путин. 

По всей видимости, даже президент понял, какой губернатор достался Иркутской области. Иначе зачем бы он стал напоминать Левченко о том, что и так сделает любой адекватный руководитель региона? А именно, что нужно лично посетить пострадавших, причем не какой-то один населенный пункт, для галочки, а все пункты временного размещения без исключения. И еще нужно «поговорить с людьми», настоятельно и несколько язвительно посоветовал иркутскому губернатору Владимир Путин. А потом фактически отстранил Левченко от руководства ликвидацией последствий паводка, поручив эту задачу вице-премьеру Виталию Мутко. 

29 июня наводнение достигло пика. За время отсутствия губернатора стихия унесла жизни не менее 14 человек, пострадали более трехсот. Затопило половину Тулуна. Вот как описал ситуацию в городе председатель заксобрания Иркутской области Сергей Сокол, который, в отличие от Левченко, счел нужным приехать в Тулун: «Полтора часа мы ходили на лодках там, где раньше были улицы Тулуна. Дома либо затопило с крышами, либо вообще унесло. Только по столбам можно догадаться, где раньше шли улицы. На мост федеральной трассы сейчас давит масса из снесенных построек, ширина этой полосы примерно 150 м». При этом Сокол вынужден был констатировать, что не видит «четкой и слаженной работы со стороны региональных органов исполнительной власти». Завалы никто не разбирает, снабжение пострадавших едой и предметами первой необходимости не организовано. А эвакуированным приходится спать прямо на полу, матрасов и раскладушек нет.

И в этот самый момент Левченко наконец-то показательно взялся руководить спасением Иркутской области от водной стихии и последствий наводнения. А чтобы ни у кого не осталось сомнений, чем он занят, надел отглаженную форму спасателя МЧС с нашивкой «Губернатор Иркутской области». 

лев77.jpg

И пока губернатор-спасатель позировал перед камерами, а внимание всех журналистов было приковано к наводнению, произошло еще одно событие, имеющее непосредственное отношение к делу Шеверды. В день возвращения губернатора в промокших насквозь после затяжных ливней иркутских лесах начался пожар. Безусловно, по чисто случайному совпадению пламя охватило природный заказник «Туколонь» — тот самый, из-за варварской вырубки которого арестовали Шеверду. Вспыхнули штабеля вырубленного леса — результат той самой деятельности, которую инкриминируют министру. Причем огонь неестественно быстро распространился по огромной площади, что сразу заставило предположить: это не случайность, а поджог. Меньше чем за два часа площадь возгорания увеличилась в 50 раз, до 25 га. За считанные часы пламя уничтожило всю древесину, которая могла стать для следствия доказательством коррумпированности Шеверды и его высоких покровителей.

тулоконь.jpg

Туколонь

1 июня, через два дня после слишком «удобного» пожара, природоохранная прокуратура начала проверку в заказнике «Туколонь», чтобы выяснить, могли ли вызвать пожар порубочные остатки леса. Возможно, именно прокурорская проверка, а не масштабы трагедии, случившейся с регионом за время отсутствия Левченко, заставили его потерять самообладание. Губернатор внезапно утратил самоконтроль и под прицелом камер накричал на журналиста федерального издания. Корреспондент «Известий» осмелился спросить у Левченко, почему людям не предоставили временное жилье или не разместили в гостиницах. А в ответ услышал: «Почему вы врете? Сначала ответьте на вопрос, потом будем отвечать на ваши вопросы! Почему вы это делаете? Вы приехали из Москвы сеять здесь панику, врать людям». 

Интересно, какие именно «вопросы, на которые ему придется отвечать», имел в виду Левченко? И кто их будет задавать губернатору? Может, не журналисты, а следователи, которые «приедут из Москвы сеять здесь панику»? Источник «Преступной России» говорит, что местные правоохранители уже в ближайшее время ждут коллег из столицы. Ожидается, что в Иркутск прибудет группа следователей из ведомства Бастрыкина, отказавшегося принять и выслушать Левченко.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3