Переговорщики Акопян и Бозиев: хотя бы не убивать

Переговорщики Акопян и Бозиев: хотя бы не убивать

Убийство Эдуарда Акопяна, мгновенное раскрытие.

Руководство МВД поздравило детективов, губернатор Дрозденко выдохнул – к чиновникам это не имеет отношения. Армянской диаспоре не стыдно – задержанные не от них. И осталось второе тело в морге – при задержании умер предполагаемый заказчик Марат Бозиев. А это был талантливый переговорщик. Так что никто ничего не понял.

Детективы «заказного» отдела навряд ли придут к журналистам рассказать тонкости расследования. Чиновники Всеволожской администрации поступят так же, если их спросить о правилах подледной игры вокруг земельного банка района. Близкие к бизнесу Марата Бозиева не готовы раскрывать карты путаных взаимоотношений между его земляками с Кавказа. Ведь самые важные дела решались в разговорах, а потом только на бумаге оформлялись. Для проформы.

Дело не в том, верим ли мы версии Следственного комитета области, своему опыту или готовы сложить конспирологическую картинку о смерти Бозиева. Дело в том, что Эдуард Акопян не только давно знал Марата Бозиева, не только был с ним в теплых, доверительных отношениях, а в том, что Бозиев и Акопян были, пожалуй, одними из лучших переговорщиков области и города.

Марат Бозиев в Ленинград приехать не успел. Он тогда заканчивал школу в Кабардино-Балкарии. А о его старшем брате - Мурате - город уже знал. Мурат был близок к Куанчу Бабаеву. А это и к 1988 году в Ленинграде было имя.

Еще не гремел Владимир Кумарин, признанный в 2007 году прокурором России Юрием Чайкой гангстером №1, только вышел после очередного срока Александр Малышев, объявленный в 2008 году испанским судьей Бальтасаром Гарсоном мафиозо №1, а все центровые, фарцовщики, ломщики, цеховики Невского проспекта уважали три прозвища – Кванч, Миша Резаный, Давид Сухумский.

За их традиционным столом в ресторане гостиницы «Ленинград» можно было наблюдать и Бозиева. (Хотя не только его. Например, был там и Вячеслав Энеев – тот, кто в последние годы проходит свидетелем обвинения по процессам над Кумариным.)

Автор статьи знал Кванча, Резаного и Сухумского и по фамилиям: Куанч Бабаев, Мушег Азатян, Давид Тертерян. Бабаев только что стал звездой дзюдо, но перестройка и новые кооперативные веяния уже начали вовлекать талантливых спортсменов в силовое предпринимательство. Вскоре появился термин «крыша», а Бабаев обеспечивал ее незыблемость, если предприниматели не скупились оказывать ему уважение.

Азатян после был застрелен в Баку, Бабаев стал национальным лидером в Кабардино-Балкарии и погиб в автомобильной катастрофе в 2003 году, а Давида Тертеряна убили в нашем городе в 2011-м. Мурат также погиб в капиталистических войнах, а до этого был недалеко от Мирилашвили.

Его младшего брать Марата в Петербурге знали многие. Если он заходил в лобби-бар гостиницы «Гранд Отель», то ему трудно было пройти мимо столиков без приветствий и обниманий. Формально он был председателем правления дачного некоммерческого партнерства «Сосновый бор» во Всеволожском районе, фактически бизнес был заточен на решение вопросов. Практически любых, если это не касалось масштабов газа и нефти.

В перспективе он должен был получить доход со своих 10 гектаров земли в «Сосновом бору». Земля им была приобретена не без участия главного архитектора Всеволожского района Эдуарда Акопяна, а для того, чтобы начать распродавать по кускам, не хватало пары формальностей. Оптовая стоимость территории – примерно миллион евро.

А операционные доходы у Марата Бозиева складывались по-другому. Он знал многих, многие знали, что с ним можно говорить доверительно. Среди многих – круг от гангстеров до чиновников. Он вникал в суть проблемы, сводил, мирил, гарантировал, порой отвечал (есть разница), с этого и получал процент. Кому с оформлением земли помочь - и не обязательно, что только во Всеволожском районе, кому – зайти к руководителю полиции районного уровня.

Если с Кавказа приезжали ответственные люди, то он был лучшим проводником по Петербургу. Так, например, за день до убийства Эдуарда Акопяна он сидел за столом с выходцами с Кавказа и дочерью могучего в прошлом Романа Цепова, отравленного, как известно, в 2004 году. Предмет беседы – наследство девушки.

Марата Бозиева редко можно было видеть не улыбающимся. Такой характер, такая вот дипломатическая работа. Сам он закончил платное отделение Университета МВД.

Особые отношения у него были с представителями армянского бизнеса. Можно сказать, любовь. Он знал армянский, разбирался в истории Армении. При этом молодых мусульман из Кабардино-Балкарии часто воспитывал в духе интернационализма.

Частые поездки в Москву говорят о том, что и столичные решалы с ним считались. В Нальчике и Ростове-на-Дону ему всегда накрывали стол.

При этом особенных денег у него не было. А если появлялись, долго не задерживались. Хватало, конечно, на белый «Лендровер Спорт», на ремонт квартиры на Невском, который он так и не закончил.

Давид Тертерян, пока не был убит, оставался его старшим товарищем. На его похоронах он был, на похороны Акопяна не пришел.

Эдуард Акопян был таким же, но в другой весовой категории. Эдуард Акопян не только был главным архитектором Всеволожского района в течение четверти века, но и человеком, который мог найти компромисс с любым.

Бозиева задержали утром, в начале десятого, 3 февраля в аэропорту Пулково. Он со своим приятелем направлялся на Ставрополье на день рождения к товарищу.

Привезли его в полицейский главк на Суворовский около десяти утра. А в начале одиннадцатого, когда оперативники еще толком и не приступили к сложному разговору, Бозиев повел себя неадекватно – пытался покончить с собой. Примерно в 10.25 у него случился сердечный приступ. Где-то в 11 его не стало.

Сегодня следствие ищет мотивы.

У Эдуарда остались две дочери, у Бозиева - два сына. Когда погиб Акопян, жене звонили многие высокие люди. Когда умер Бозиев, жене позвонили тоже. От авторитетного в Петербурге Владимира Кулибабы до друзей Рамзана Кадырова.

Дочери у Эдуарда Акопяна взрослые. Они страдают молча.

Сын Марата Бозиева спросил у мамы, где отец. Мама ответила, что у папы заболело сердце. Пацан принес тысячу рублей - деньги, которые он скопил себе на игрушку, - и сказал, что это на лекарства.

Это мне рассказал друг Марата Бозиева. Человек, которого я знал еще по работе в уголовном розыске в 80-е годы. Он не из романтиков, бывал в переделках, но при этих словах еле сдержал слезы.

- Как ты думаешь, способны ли мы хотя бы перестать убивать друг друга? Я ничего не понимаю... – спросил собеседник.

© «Фонтанка»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3