«Я сказал "турбазовским" – в городе не должно быть разборок и стрельбы...»

«Я сказал "турбазовским" – в городе не должно быть разборок и стрельбы...»

Мэр с криминальным прошлым - об ОПГ, тюрьме и подставах силовиков.

Челябинскую область сотрясают один за другим коррупционные скандалы. Попадаются региональные министры, мэры и сити-менеджеры, сотрудники городских и районных администраций. Регулярно преподносят сюрпризы Озерск, где один за другим сели два градоначальника; Троицк, мэр которого обвиняется минимум в четырех взятках; Аша, где главам города и района выражают недоверие жители; Миасс, сити-менеджер которого арестован по обвинению в двух заказных убийствах и участии в банде... О «турбазовской» ОПГ, их жертвах, Викторе Ардабьевском и других чиновниках, которые находятся сейчас под следствием, корреспондент Znak.com побеседовал с бывшим мэром Миасса, первым крупным чиновником Южного Урала, осужденным за взятку, Владимиром Григориади.

- Владимир Стилианович, в Миассе о группировке «турбазовских», с которыми, по версии следствия, сотрудничал Ардабьевский, знают многие. Вам приходилось пересекаться с ними? Что думаете об инкриминируемом Ардабьевскому сотрудничестве с бандой?

- Я стал председателем исполкома Миасса в 1990 году, «турбазовские» тогда только начинались. Еще жив был Олег Георгицу, который управлял этими процессами. Я передал «турбазовским» свою просьбу: чтобы в Миассе не было ни разборок, ни расстрелов. И их действительно не было, пока я не ушел в Госдуму. А потом в 1998 году Георгицу погиб, в банде, как я понимаю, начался дележ власти, да плюс лидеры в начале 2000-х снимали свои малиновые пиджаки, переводили бизнес на более цивильные рельсы. А участие Ардабьевского в этих бандитских делах мне комментировать сложно. Ему предъявлены очень серьезные обвинения – убийство двух человек, бандитизм... Такие обычно не создаются на пустом месте, видимо, те, кто уже давно под колпаком у следствия, что-то рассказали о сити-менеджере. Словом, следствие разберется.

- Одна из жертв, которая есть в деле «турбазовских» и Ардабьевского, – Андрей Падучин, очень известный в Миассе человек, создатель и директор ПО «Трек», фанат парусного спорта. Он в свое время не стеснялся критиковать действия властей. Как считаете, мотив его убийства был политическим или из разряда бизнес-разборок?

- Наверняка бизнес. Падучин был очень талантливым, современным руководителем. Мог создать очень мощное предприятие. Да оно и сейчас котируется по всей России! Приезжаешь в Ставрополье, смотришь – а запчасти для «Жигулей» производства миасского «Трека». У Падучина уже в конце 1990-х весь документооборот предприятия был переведен в электронную форму, это о чем-то да говорит! Так что, считаю, его убийство – происки именно бизнес-конкурентов. Как и убийство Павла Сидорова, работавшего в той же сфере, но этого предпринимателя я практически не знал.

- Обвинение в убийстве – это все-таки исключение из правил. Большинство чиновников попадаются на взятках, на превышении должностных полномочий. Неужели им так плохо живется?

- Самый простой ответ: им слишком мало платят. Другое дело, я не могу понять людей, которые попались в последнее время на аферах и взятках. Неужели мало примера тех, кто уже прошел этим путем, как я, например? Ладно, я - особый случай, первый раз, «подставка» сработала, следствие полтора дня – и все. Просто была команда убрать Григориади, чтобы не мешал разворовывать город Миасс.

- Давайте вспомним ваше дело. Кто вас посадил?

- Со мной в 2004 году была настоящая «подстава», мое задержание было инициировано местными влиятельными людьми, заинтересованными в том, чтобы меня убрать. Не зря же привлекли ФСБ из Екатеринбурга. Нашли повод: некий предприниматель Зайцев обратился в органы и заявил, что я вымогаю взятку. Этот Зайцев в период правления Жмаева (Михаил Жмаев, глава Миасса в 1996-2000 годах – прим. ред.) фактически украл находившиеся в муниципальной собственности магазины «Молоко» и «Ветеран», украл методом прямой продажи за смешные деньги, нанес ущерб бюджету в 2,5 млн рублей. Став главой города, я разобрался в ситуации и потребовал у Зайцева возместить хоть половину давнего ущерба, хотя бы миллион. Он согласился и даже официально перечислил в городской фонд финансовых ресурсов сначала 50, потом 70 тыс. рублей. А сам написал заявление, что я вымогаю у него какую-то взятку, не даю сдать в эксплуатацию магазин «Техноленд». Тогда, в мае 2004-го, он пришел ко мне в кабинет, с порога начал орать, что принес 150 тысяч. Я к деньгам не прикасался, говорил потом об этом на суде – но судья предпочел меня не услышать. А когда ворвавшиеся силовики вскрыли принесенный Зайцевым пакет, оказалось, что там 155 тысяч. Тут все просто: взятка до 150 тысяч – семь лет максимум, больше – уже 12 лет. Я в итоге «уехал» на восемь лет. Следствие было проведено просто молниеносно: один допрос, растянутый на два дня, и дело уже передали в суд. И сегодня я удивляюсь, почему другие-то главы не оказались разумней!

- Кого вы имеете в виду?

- Я хорошо знал осужденного главу Озерска Сергея Чернышева (осужден за злоупотребление должностными полномочиями – он организовал кредиты Южно-Уральскому спиртоводочному заводу, в результате бюджет потерял около 300 млн – прим. ред.), еще когда был депутатом Госдумы – старался помогать ему. В то время, в 1990-е, Озерск были своего рода островком экономического благополучия. Им давали совсем другие условия жизни, и они старались привлекать к себе предприятия, регистрировать их у себя в ЗАТО, так налоги приходили в местный бюджет. Я тоже старался притащить Чернышеву из Москвы предприятия. А потом уже оттуда наблюдал – одного мэра выбрали, другого, третий умер через два дня после выборов... Вот как Миасс последние девять лет лихорадит, так и Озерск. Прямо проклятые какие-то места.

С Щекотовым тоже непонятно. Я приезжал к нему (глава Троицка Виктор Щекотов, с июля под следствием по четырем эпизодам взяточничества – прим. ред.) после своего «санатория», обсуждал с ним проблемы, говорил ему: «Виктор Александрович, будь осторожнее!» 290-ю статью УК пересмотрели, вместо четырех частей теперь шесть, вместо конфискации – сумасшедшие штрафы. Миллион инкриминируют – отдашь 60 млн, а еще и впаяют 15 лет». Предлагал ему хорошую бизнес-идею – надстраивать третьи этажи в детских садах, по ним же как раз дефицит. Послушал человек, покачал головой, ну и продолжил заниматься тем, что и привело его в СИЗО. А для Щекотова это очень сложная ситуация, ведь у него... ну, слабенький хребет, да и возраст - уже за 60 лет. Я все-таки угодил «на отдых», когда мне было чуть больше 50 лет, а ему сложнее.

- Неужели не помогут связи?

- Сейчас, после смерти Жидкова (экс-начальник ГУФСИН по Челябинской области Владимир Жидков скончался в феврале 2012 года, прим. ред.), резко изменился климат в этих заведениях. Пришел новый генерал, который отпустил все вожжи. Практически все зоны у нас стали «черными». Одна Кыштымская колония еще как-то брыкается, остальные – всё. У всех осужденных телефоны, через заборы перекидывают алкоголь, наркотики, сигареты, конфеты – словом, криминал управляет колониями. В мое время все-таки к людям относились по-другому, да и сам я, еще будучи председателем исполкома, много помогал Златоустовской колонии, еще в 1990 году покупал за свои деньги одеяла. В ИК-10 много сделал для трудоустройства зэков, ведь работа в колониях – огромная проблема. Готовы люди работать, чтобы не зависеть от «воли», чтобы не было ситуаций, когда не пришла передача – и уже не на что купить что-то в магазине. А тут люди начали получать нормальную зарплату, и это они помнят. А сейчас, когда делом стал заправлять криминал, все очень сложно. Им же до лампочки, мэр ты или нет, могут случиться и побои, и что угодно.

- В некоторых городах и районах ситуация напряженная и без криминала. В Миассе до сегодняшнего дня без всяких уголовных дел тоже кипела нешуточная война между главой города и главой администрации. Сегодня мэр Игорь Войнов может праздновать победу. Но неужели нельзя было найти какой-то компромисс, работать вместе?

- Древние сказали: разделяй и властвуй! И вот наша система двоевластия, которой Миасс схож с Озерском, на то и направлена. Одного человека выбирает всенародное голосование, но он – глава только собрания депутатов, он фактически никаких полномочий не имеет. Он просто проводит заседания совета депутатов. На бумаге – да, сити-менеджер ему подотчетен. Раз в квартал, допустим, наемный глава администрации отчитывается перед собранием депутатов, направляет поступающие в бюджет доходы туда, куда скажет собрание. Только я не думаю, что на самом деле сити-менеджер ждет, пока депутаты примут решение, а принимает его сам исходя из оперативной обстановки. И, в принципе, я бы так же делал.

Вот представьте, вы – городское собрание. Мне на финансирование, скажем, здравоохранения, надо 200 млн рублей. А вы заложили в бюджете только 25 млн. О каком дополнительном распределении доходов может идти речь? Я их сам направляю туда, где нужнее – на медицину, образование, дороги, коммуналку. Я не могу ждать, пока вы кивнете головой, а вы этим, естественно, возмущаетесь! Получается, что война между двумя ветвями власти заложена заранее.

Конечно, если глава города – человек сильный, он может настоять на своем или найти общий язык. Но у нас же во власть приходят люди с гонором, считающие, что все на свете смогут сами! Я такую войну помню на областном уровне, между Петром Суминым и Соловьевым (Вадим Соловьев, губернатор Челябинской области в 1991-1996 годах – прим ред.). Она затронула всю область! Южный Урал был бы лучшим регионом, если бы те усилия, которые они потратили на противостояние, были бы направлены на созидание. Один был председателем областного совета депутатов, второй – назначенный глава администрации области... Та же ситуация, только масштабы другие.

А в нынешних противоречиях между главами городов и администраций заинтересованы те большие люди, которые в областных и краевых центрах уже высосали всё. И теперь они обратили взгляд на города и районы областного подчинения. Им очень выгодно, чтобы всенародно избранный глава города сидел в собрании, а хозяйственника-сити-менеджера они будут рекомендовать губернатору, тот будет кивать, ставить этого человека, а этот человек начинает работать на них.

- Почему же тогда двоевластие не пропагандируется, не продвигается повсюду? В Челябинской области – три ЗАТО, Челябинск и Миасс.

- А больше на Южном Урале никто и неинтересен. Златоуст? Умирающий металлургический завод, который никому не нужен. И плюс машзавод, которым руководит сильный и никак не зависящий от власти Лемешевский. Карабаш? Но «Карабашмедь» входит в РМК со свердловской пропиской. Та же ситуация с металлургическим и химическим заводами в Аше, то же с Магнитогорском. Металлургия вообще сейчас никому не интересна: Китай вытесняет всех с мирового металлургического рынка. Дешевая рабочая сила, низкая себестоимость, современные технологии. А мы, не готовясь к такой ситуации, приходим к 17 млрд рублей дефицита в бюджете области.

- И где выход?

- А прохлопали уже ушами. Слава богу, если верить губернатору Михаилу Юревичу, у нас доходы от пищевой промышленности уже превысили доходы от металлургической. Ну и плюс надо развивать новые технологии, работать на опережение.

- Но ведь за проблемы региона должен отвечать губернатор. Получается, раз все уже «прохлопано», то и Михаилу Юревичу скоро не поздоровится?

- Я думаю, что с Юревичем ничего не случится, как работал, так и будет работать. Конфликты? Они давно бы повлияли на его положение, а он сидит, трудится. Болтают-то много, но я знаю кремлевскую кухню. Если бы было желание у федералов поменять власть в регионе – это делается очень быстро. Вызывают в Кремль, дают бумагу, говорят – напиши быстренько, что ты заболел. И все. А такого, как мы видим, не происходит. Раз не происходит – значит, до 2015 года минимум Юревич будет работать. Там посмотрим – будут ли прямые выборы или опять депутаты будут выбирать главу региона. Если депутаты – то при наличии в Заксобрании председателя Владимира Мякуша они все сделают так, как скажут сверху. У нас ведь, как говорил еще Черномырдин, какую партию ни создавай – получается КПСС, а в ЗСО большинство – единороссы.

- Вы сами недавно заявили о возвращении в политику, намерены продвигать на пост главы Миасса своего кандидата. Но если все голосуют по указке сверху, то на что тогда рассчитывает в 2015 году Владимир Григориади?

- На то, что народ все-таки смотрит на дела, а от говорильни уже устал. Меня помнят, мне верят, а вот следователям, посадившим меня, – нет. Ни одного упрека я не услышал. Если ты вор – у тебя куча акций и долей. А все знают, что у меня ничего нет, кроме пенсии. Вот взять того же Щекотова – как только его арестовали по одному эпизоду, тут же нашлась куча «доброжелателей», которые с упоением заложили мэра еще по нескольким преступлениям. А по моему-то делу нет ни одного заявления – ну не брал я ни у кого. Вдобавок про меня все знали – откручу башку за воровство из бюджета – это воровство у ребенка в детском саду и у учителя в школе. Вот поэтому Миасс в 2015 году, думаю, опять всех удивит и покажет несколько иной результат, чем предполагается «наверху».

© «Znak.com»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3