Ресторатора Алексея Кабанова могут еще раз проверить на вменяемость

Ресторатора Алексея Кабанова могут еще раз проверить на вменяемость

Адвокат обвиняемого в жестоком убийстве столичной журналистки Ирины Кабановой считает, что у следствия возникли сомнения в качественности психиатрической экспертизы его подзащитного.

Неожиданный поворот произошел в истории ресторатора Алексея Кабанова, обвиняемого в убийстве своей жены, журналистки Ирины Кабановой. Его адвокат Михаил Менглибаев утверждает, что по делу, которое на днях планировалось направить в суд, внезапно возобновилось следствие. Он считает, что следователи усомнились во вменяемости Кабанова, поэтому решили еще раз уточнить этот вопрос. Представители СКР опровергают слова адвоката. Эксперты утверждают, что вопрос вменяемости обвиняемого в данном случае является ключевым, поэтому следствие для страховки может доработать дело без лишней огласки.

Защитник Алексея Кабанова рассказал, что дело содержит всего три тома (для сравнения: дело «Кировлеса» содержит 29 томов, а дело «приморских партизан» — свыше 50), но его расследование слишком затянулось.

— С учетом последнего возобновления расследование идет уже девятый месяц, в то время как Сергей Помазун (так называемый белгородский стрелок, убивший в апреле 2013 года шесть человек в центре Белгорода) уже осужден, — говорит адвокат Михаил Менглибаев.

В конце августа этого года сообщалось о том, что расследование дела Кабанова завершено, сам обвиняемый и его адвокат уже знакомятся с материалами, после чего СКР планировал направить дело на согласование в прокуратуру, а затем и в суд. На ознакомление с документами Кабанову было отведено около двух недель.

Однако по прошествии этого срока дело так и осталось в СКР. По данным, несмотря на заключение психиатрической экспертизы, признавшей Кабанова вменяемым, следователи засомневались в его психическом здоровье и решили уточнить этот принципиальный вопрос.

— В материалах дела, которые касаются вменяемости Кабанова, есть противоречия, а сама экспертиза проведена с нарушениями, — пояснил источник, знакомый с делом.

В Следственном комитете эту информацию не подтверждают.

— Кабанов по-прежнему изучает материалы дела, и вскоре оно направится на утверждение в прокуратуру, а затем в суд, — сообщил официальный представитель СКР по Москве Сергей Стукалов.

Ранее Кабанов и его адвокат не согласились с результатами экспертизы. Их позиция состоит в том, что ресторатор убил свою жену в состоянии аффекта. Этим объясняется и то, что Кабанов во время допросов не мог вспомнить отдельные моменты того вечера, когда он расправился с Ириной Кабановой.

Однако у следствия на этот счет было иное мнение. По словам сыщиков СКР, Кабанов действовал расчетливо и хладнокровно. Убив свою жену, он, по версии следствия, аккуратно расчленил ее тело, а затем воспользовался заранее придуманной легендой о том, что она пропала, выиграв время, которое попытался использовать для того, чтобы избавиться от тела.

Таким образом, вменяемость Алексея Кабанова в момент убийства стала главной интригой в деле, потому что от нее зависит тяжесть наказания. В результате конец спорам положил отчет психиатров Московского НИИ судебной психиатрии имени В.П. Сербского, которые признали Кабанова вменяемым.

Как пояснил председатель межрегиональной коллегии адвокатов и бывший следователь МВД Владимир Жеребенков, СКР крайне невыгодно признание Кабанова невменяемым.

— Если его признают невменяемым, то он не понесет ответственности за содеянное и отправится на принудительное лечение, — говорит он. — Через 3–5 лет комиссия признает, что Кабанов выздоровел, и отпустит его домой. В этой ситуации у следователей падают служебные показатели: получается, что они не раскрыли общественно опасное преступление.

Он предположил, что в данном случае следователи действительно решили взять дополнительное время на расследование и укрепить свои позиции перед согласованием дела в прокуратуре и судом.

— Это нередкая практика, когда именно на этом этапе следователь пишет рапорт и просит продлить дело для проведения экспертизы, — говорит Жеребенков. — Ему выгоднее самому ее назначить, если она слабая, потому что если это сделает судья во время суда, то у следователя не будет возможности влиять на экспертов и ставить перед ними нужные вопросы с тем, чтобы признать Кабанова вменяемым.

Аналогичная интрига, когда от экспертного заключения зависел исход дела, была в деле Расула Мирзаева — бойца без правил, убившего студента Ивана Агафонова. Тогда вокруг проведения экспертизы кипели страсти и она назначалась несколько раз. Эксперты неоднозначно оценивали причастность Мирзаева к гибели Агафонова. В итоге Мирзаева осудили за убийство по неосторожности, и уже вскоре он оказался на свободе.

Нашумевшее убийство Ирины Кабановой произошло в ночь на 3 января 2013 года в квартире Кабановых в 1-м Новоподмосковном переулке. Как рассказал следователям сам Кабанов, он крепко поссорился с женой, которая узнала о том, что у него есть другая женщина. Во время ссоры он схватил провод от акустических колонок и задушил им жену.

После этого он затащил тело супруги в ванную комнату, где расчленил его. У Кабанова уже был определенный опыт — в период работы в ресторане он разделывал мясные туши.

После этого он разложил фрагменты тела супруги в сумки и пакеты, перенес их на балкон и тщательно замыл все следы крови в квартире. Чтобы отвести от себя подозрения, он сообщил на своей странице в Facebook о том, что после семейного скандала Ирина ушла из их квартиры и с тех пор пропала. По его словам, с собой женщина взяла небольшую сумму денег и паспорт, поэтому он не исключал, что она уехала в другой город. Лишь некоторых блогеров насторожило очередное сообщение Алексея Кабанова: «Жизнь должна продолжаться, мне завтра на работу».

Как выяснилось, пока волонтеры, друзья и знакомые Кабановых искали Ирину, он развозил по разным районам Москвы фрагменты ее тела. Он также попросил у своей знакомой на время автомобиль Skoda. В багажнике автомобиля Кабанов спрятал пакеты с фрагментами тела жены.

Уже после задержания Алексея Кабанова его знакомые сообщали в соцсетях, что в последнее время их семья постоянно была в долгах, поэтому супруги часто ссорились. Кабанов был одним из соучредителей сети столичных кафе «О.Г.И.», но большинство из них уже прекратили свое существование.

© «Известия»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3