Жена Квачкова оспаривает блокировку денег мужа финансовыми властями

Жена Квачкова оспаривает блокировку денег мужа финансовыми властями

Семья полковника Владимира Квачкова, осужденного на восемь лет за подготовку вооруженного мятежа, не может воспользоваться деньгами с его банковского счета, поскольку он заблокирован финансовыми властями.

Единственная возможность вернуть деньги — закрыть счет, но тогда Квачкову не будет начисляться пенсия. В Росфинмониторинге рассказали, что скоро будет предложен законопроект, снимающий подобные коллизии.

Жена «мятежного полковника» Надежда Квачкова пытается спасти его накопления. Она рассказала, что у ее мужа достаточно большая пенсия — более 50 тыс. руб.: он увольнялся с крупной должности в ГРУ (точное название должности она не знает). Кроме этого, на его счет ожидается перечисление 450 тыс. руб. государственной компенсации за то, что Квачкова держали в СИЗО по подозрению в покушении на Анатолия Чубайса, а затем признали невиновным. Квачкова говорит, что не может найти постоянную работу и находится на иждивении мужа, также на день­ги сидящего «мятежника» живут его 86-летняя мать и дочка, больная ДЦП. Но сейчас семья осталась без средств к существованию: счет «мятежника» заблокирован.

С 1 июля 2013 года вступили в силу положения, ужесточающие ФЗ-115 «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Теперь банковские счета людей, осужденных по «экстремистским» и «террористическим» статьям, могут блокировать, если возникает подозрение, что деньги с них могут использоваться в преступных целях.

Надежда Квачкова потребовала разъяснений в Сбербанке, заблокировавшем счет. Там ей предложили обратиться в Росфинмониторинг и Генпрокуратуру. Из Росфинмониторинга, по ее словам, уже пришла «отписка» с цитатами из закона. Ответ из Генпрокуратуры она пока ждет.

Квачкова говорит, что хочет судиться, но пока не может понять, с кем. Остается неизвестным, кто конкретно и основываясь на каких подозрениях принимал решение о блокировке. Блокировка счета может продлиться 16 лет — тогда закончится срок и будет снята судимость с полковника.

На учете у спецслужб порядка 3 тыс. россиян, осужденных за «террористические и экстремистские» преступления — от участия в терактах до слишком резких высказываний в соцсетях. Надежда Квачкова говорит, что счета многих из них заблокированы. Люди с подобными проблемами сейчас знакомятся между собой, чтобы попытаться выработать общую тактику. Квачковой неизвестны случаи, чтобы по суду людям удавалось разблокировать счета.

«Банки выполняют требования о блокировке и замораживании денежных средств террористов-экстремистов в соответствии с п. 1.6 ст. 7 Федерального закона №115. (Это положение гласит, что банки должны блокировать счета людей, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму). Принять самостоятельное решение о разблокировке средств данных клиентов банки не имеют права», — сообщили в пресс-службе Сбербанка.

Юрист ассоциации «Агора» Сергей Петряков сейчас пытается добиться разблокировки счетов нескольких своих клиентов-«экстремистов». У него другая версия. Г‑н Петряков считает, что решения о блокировках принимаются именно в банках, сотрудников которых правоохранители приучили бояться всего, что связано с экстремизмом. И они считают само наличие судимости поводом для блокировки. «Как правило, банки перестраховываются и замораживают счет. На счет деньги поступают, но снимать их нельзя», — говорит он.

По его словам, у этой ситуации есть неожиданный выход: если «экстремист» придет в банк и потребует закрыть свой счет, ему отдадут все деньги. «Преступные цели», послужившие причиной блокировки, уже никого волновать не будут. Правда, новый счет человеку с непогашенной «экстремистской» судимостью никто не откроет. Соответственно, ему придется договариваться с работодателем или чиновниками о получении зарплаты или пенсии наличными.

«Когда человек попадает в перечень экстремистов и террористов, в отношении всего имуще­ства действует блокировка. Если это недвижимость, он может ею пользоваться, но не может распорядиться», — рассказал заместитель руководителя Росфинмониторинга Павел Ливадный. «Если это средства в банке, то они замораживаются, но при этом п. 10 ст. 7 115-ФЗ предусматривает право воспользоваться ими для личных нужд через механизм приостановления операций. Однако на практике банки этот пункт не всегда учитывают. Сейчас в Думе готовится законопроект, направленный на то, чтобы усилить права лиц, включенных в перечень, в части использования замороженных средств в целях жизнеобеспечения (возможность распорядиться пенсиями, стипендиями и социальными пособиями)», — утверждает он.

© «РБКdaily»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3