За отвертку в сердце ответит уроженец Дагестана

За отвертку в сердце ответит уроженец Дагестана

Началось судебное следствие по делу уроженца Дагестана Александра Мартыненко, обвиняемого в убийстве молодого петербургского строителя Андрея Каткова.

Резонансное дело рассматривает лично председатель Василеостровского суда Николай Шилов.

Напомним, как ранее уже было установлено следствием и судом, Ислам Рамазанов, Гамдулла Сухраев, Заур Исаев, Александр Мартыненко и Казбек Абдулганиев — все уроженцы Дагестана — 8 июля прошлого года возле кафе на улице Одоевского устроили демонстрацию силы. Молодые люди задирали прохожих, оскорбляли их, а тех, кто осмеливался возражать, избивали. За одну из жертв хулиганов вступились 26-летний Андрей Катков и его товарищ Игорь Железнов, ужинавшие в этом кафе. В ходе драки дагестанцы швыряли в противников тротуарную плитку, а затем один из них убил Андрея Каткова, воткнув в его сердце отвертку.

Как рассказывают местные жители, приезжие постоянно приставали к прохожим на этом месте, но полиция не реагировала на жалобы горожан. Накануне кровавой расправы, 7 июля, один из свидетелей звонил в МВД, требуя пресечь противоправные действия хулиганов, но никто не приехал на вызов.

Отец убитого, профессиональный строитель Олег Катков также был недоволен действиями представителей МВД и следствия на начальном этапе — полицейские не потрудились тщательно досмотреть место происшествия и не нашли орудие убийства.

Олег Катков рассказал, что некоторые свидетели драки, которых разыскали через социальные сети друзья Андрея, не смогли дать показания следователям, потому что их не считали нужным выслушать. Создавалось впечатление, что уголовное дело разваливается, тем более что непосредственный убийца, по словам участников драки, сумел сбежать с места преступления.

При этом задержанные вели себя дерзко – это было продемонстрировано на видео, снятом пресс-службой ГУ МВД и показанном на городских телеканалах. Они улыбались в видеокамеру сотрудников полиции и непринужденно шутили.

Родные Андрея Каткова, а также обеспокоенные разгулом этнической преступности петербуржцы в социальных сетях давали очень резкие комментарии по поводу этой ситуации. Националистические организации провели в Петербурге несколько уличных манифестаций, где также критиковались действия полиции и следствия.

Характерно, что районные власти не нашли ничего лучше, чем дать команду дворникам убирать цветы и венки с места гибели Андрея Каткова – с перекрестка улиц Одоевского и Наличной.

Впрочем, следователи районной прокуратуры довели дело до суда, не обращая внимания на выпады общественности. Для начала в январе 2013 года все четверо задержанных на месте происшествия дагестанцев были осуждены Василеостровским судом Санкт-Петербурга по статье 213-й УК РФ "хулиганство" за участие в избиении. Поскольку обвиняемые пошли на сделку со следствием, а ранее были не судимы, суд вынес максимальный в этой ситуации срок – по 1,5 года колонии-поселения каждому.

При этом в отношении убийцы дело выделили в отдельное производство. Поначалу было неясно, кто именно зарезал Каткова. Предполагалось, что это был 26-летний Казбек Абдулганиев, сбежавший с места происшествия и скрывавшийся от следствия. По сведениям из неофициальных источников, когда Казбек был арестован и допрошен, он поначалу дал признательные показания, утверждая, что совершил убийство.

Однако к тому времени следствие располагало двумя видеороликами, которые сумел снять в ходе драки один из случайных прохожих Николай К. Этот мужчина очень правильно распорядился видео – не стал его публиковать в социальных сетях, облегчая задачу адвокатам обвиняемых, а самостоятельно пришел к следователям и передал записи.

Изучив их, следователи предъявили обвинение Александру Мартыненко, который к тому времени тоже отбывал наказание за хулиганство.

В ходе судебного заседания 10 декабря Мартыненко полностью признал свою вину и выразил согласие выплатить родственникам погибшего миллион рублей в качестве возмещения морального вреда. Однако он не произнес ни слова извинения перед родственниками, отцом и братом убитого и всем своим видом давал понять, что не раскаивается в содеянном.

Адвокат потерпевших Владимир Сафронов рассказал, что высоко оценивает работу следствия Василеостровской прокуратуры.

"Следователи смогли решить сложную задачу, ведь подозреваемый практически спрятался за "хулиганкой", предпочитая отсидеть за небольшое преступление, но не ответить за убийство. Хитрую комбинацию разгадали, смогли найти веские аргументы и улики, выйти с ними в суд. При этом обошлись без соглашения со следствием – очень популярной сейчас процедуры, которая помогает преступникам резко снижать наказание, а следствию и суду – практически не работать. Можно сказать и добрые слова в адрес дагестанской диаспоры в Петербурге – как и обещали их представители, не было допущено никакого давления на потерпевших, а сами правонарушители сотрудничали с правоохранителями. Учитывая, как изуродовали нынешние законодатели Уголовный кодекс, считаю, что прокуратура сделала все возможное, чтобы преступники не ушли от наказания", — заявил адвокат.

Отец убитого юноши Олег Катков считает, что за произошедшее должны были ответить все участники драки.

"Среди нападавших было больше пятерых человек – в деле упоминаются неустановленные лица. Кроме того, я не понимаю, почему соучастники отвечают только за то, что они били или кидали камни в моего сына, но не за соучастие в убийстве. Один из них уже вышел по УДО, скоро выйдут и остальные. Не думаю, что это справедливо", — возмутился Олег Катков.

Одноклассник погибшего Игорь Железов рассказал на суде, что хулиганы швыряли камни уже в лежащего на асфальте юношу, фактически добивая его.

Позже он заявил, что Андрей был вынужден вмешаться в конфликт.

"Мы вышли из кафе и увидели, как несколько крепких парней бьют мужчину. Рядом стояла женщина и звала на помощь, но все шли мимо. Андрей первым рванулся на помощь, отшвырнул нападавших, и тогда они набросились на него. Я встал рядом, и удар заточкой едва не задел и меня тоже, просто я сумел уклониться, а Андрей не сумел", — рассказал Игорь Железов.

Юристы отмечают, что подобные конфликты в России происходят все чаще, при этом преступники не получают должного наказания. Проблема в диспозиции статьи 213-й "хулиганство", из которой депутаты Госдумы зачем-то исключили собственно "хулиганский состав", наказывая преступников только за использование оружия или за ксенофобские мотивы. Поэтому уличная драка без мотивов и оружия, не закончившаяся смертью, в России теперь практически не наказывается. Это обстоятельство активно используют этнические банды, члены которых своим вызывающим поведением провоцируют межнациональные конфликты.

Впрочем, в данном случае у подозреваемого русская фамилия. Это обстоятельство также стало поводом для сомнений – не получилось ли так, что дагестанцы избежали ответственности за убийство, убедив сознаться в тяжком преступлении этнического славянина?

Ответ на этот вопрос в ближайшее время даст один из самых опытных петербургских судей Николай Шилов.

© «Росбалт»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3