Одного из опытнейших оперативников наркоконтроля Светлану Гусимову обвиняют в разглашении гостайны

Одного из опытнейших оперативников наркоконтроля Светлану Гусимову обвиняют в разглашении гостайны

На первом суде о мере пресечения «Фонтанка» увидела, как сослуживцы и друзья поддержали сотрудницу числом, комплиментами и цветами, а после ее отправки под домашний арест не последний человек в ФСКН бросил чекистам: "За такие формальности можете закрывать все наше управление".

Букет из роз и хризантем

Вечерний дворец правосудия 12 февраля встретил пустыми гулкими коридорами, едким запахом аммиака. Оперативники УФСБ по Петербургу и Ленобласти привезли в него замначальника 2-го отдела 1-й оперативной службы регионального УФСКН Светлану Гусимову - невысокую рыжеволосую женщину средних лет. Ей избирали меру пресечения по делу о разглашении государственной тайны.

Расследование деяния из 10-го раздела Уголовного кодекса - "Преступления против государственной власти" - началось еще 3 февраля. Утром 11-го, а именно в 7.51, сотрудники ФСБ пришли за Гусимовой. Изъяли сотовый телефон и загранпаспорт. 12-го предъявили обвинение по части 1 статьи 283 - "разглашение государственной тайны без признаков государственной измены". Санкция - до четырех лет.

Следователь следственной службы УФСБ Александр Минин лютовать не стал и принес в суд ходатайство о домашнем аресте Гусимовой в личной квартире с запретом на общение, за исключением адвоката и близких родственников, с которыми даже позволил держать телефонную и интернет-связь.

Казалось бы, не в СИЗО, и ладно. Но в суд стекались сослуживцы и друзья Гусимовой. Букеты желтых роз и хризантем - для Гусимовой. Крепкие объятия, слова поддержки.

Хранить умеет

В 24-м зале традиционно заседал судья Вадим Шидловский. Процесс не закрыл от посетителей и прессы, хотя предпосылки были. Но сделал оговорку, что материалы "гостайного" дела исследовать не будет. А к деталям ходатайства, несмотря на поздний час, отнесся внимательно.

- Гулять ей, получается, не надо? - обратился он к следователю, изучая ходатайство.
- Я так полагаю, если есть балкон... - слегка растерялся Минин.
- Парикмахера посещать? - пытался разрядить Шидловский обстановку противостояния двух структур. - Магазин - тоже нет?

Адвокат Ксения Олейник просила приобщить стопку почетных грамот, благодарностей, характеристик Гусимовой. Судья Шидловский въедливо листал. Озвучил с улыбкой:
- "Табельным оружием владеет уверенно. Государственную и служебную тайну хранить умеет". Смотрели бы, что пишут.

Наркоконтрольная галерка юмора не поняла:

- Вина еще не доказана.

За дверью терпеливо ждал замначальника УФСКН генерал-майор полиции Юрий Лазарев. Он выступил свидетелем и встал на защиту подчиненной, пикируясь с ФСБ:
- Как сотрудник она очень грамотная, раскрыла множество преступлений. Одна из лучших. У меня к ее работе никогда претензий не возникало.

Замначальника 1-й оперативной службы Иван Хапугин, в подчинении которого Гусимова служит с 2008 года, тоже не жалел похвал:
- Характеризую только с положительной стороны. Она пример для других. Не считается с личным временем. Ее работу переоценить очень трудно. За последние несколько лет по ее материалам возбудили уголовные дела в отношении нескольких значимых преступных групп, их ежемесячный оборот составлял десятки килограммов наркотиков. Честный и принципиальный сотрудник.

Когда судья предоставил слово Светлане Гусимовой, та заплакала:

- Не собираюсь скрываться. Прошу по возможности избрать меру пресечения в виде подписки о невыезде. Я и так уже достаточно наказана за более чем двадцать лет безупречной службы...

- Давайте оставим эмоции в стороне, Светлана Львовна, - попросил судья Шидловский. - Вам известно, что между первым обвинением и направлением дела в суд дистанция огромная.

Адвокат Ксения Олейник, не возражая против домашнего ареста, все же добавила в пользу подписки:
- Подзащитная совершила преступление впервые, она женщина...
- Вот и выспится, приведет себя в порядок! - парировал судья. - Оперативный сотрудник, в кои-то веки такая возможность!

Шесть пунктов

В совещательной комнате Вадим Шидловский счел доводы защиты несостоятельными, обвинения - обоснованными. Более мягкая мера пресечения невозможна, так как в суд представили материалы об обоснованном подозрении в преступлении. Также Гусимова обладает глубокими познаниям в оперативно-разыскной деятельности, а потому есть основания полагать, что на начальной стадии предварительного расследования она может воспрепятствовать производству по делу, в том числе уничтожением доказательств. Итог - домашний арест до 10 апреля включительно, с часовыми ежедневными прогулками, личным общением с мужем, дочерью, престарелой матерью. Без телефона, Интернета, почтово-телеграфных отправлений.

Со свойственной ироничностью и снисходительным отношением к превратностям жизни (на самого судью, по версии следствия, готовили покушение за пожизненный приговор скинхеду Воеводину. - Прим. ред.) Вадим Шидловский снабдил свое постановление постпротокольной фразой:
- Отоспитесь, все обдумаете, и вперед, на следствие.

Гусимовой инкриминируют преступление, датированное 22 декабря 2011 года. Связано оно со служебной деятельностью. В то время УФСКН расследовало контрабандные поставки наркотиков из стран Прибалтики и Северной Европы в Россию. Разработку опергруппа, в которую входила Гусимова, вела по линии международной преступности. Наркоконтроль общался с компетентными органами других стран. В уголовном деле есть четыре документа с грифом "секретно" и "совершенно секретно", которые, по мнению следствия, свидетельствуют о причастности Гусимовой к разглашению гостайны. По некоторым данным, сотрудница вроде как сказала лишнее иностранным коллегам, точнее - предоставила бумагу с секретными данными. Вину она признала частично.

- Вы подтверждаете, что сообщили определенную информацию определенному лицу? - уточнил Шидловский.
- Да.

Судачат также, что обвиняемую подвел контракт о доступе к гостайне, который она подписала аж десять лет назад, в октябре 2003 года. В нем наверняка упомянут весь перечень сведений, отнесенных президентским указом № 1203 от 30 ноября 1995 года к государственной тайне. В этом перечне всего шесть пунктов, касающихся ФСКН. Перечислим:

Сведения, раскрывающие силы, средства, источники, методы, планы, результаты оперативно-разыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;
Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность;
Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу подразделений по борьбе с организованной преступностью;
Сведения о сотрудниках, выполняющих или выполнявших специальные задания в преступных группах;
Сведения, раскрывающие мероприятия или результаты оперативно-мобилизационной работы;
Сведения, раскрывающие оперативно-поисковые или оперативно-технические мероприятия, проводимые подразделениями по борьбе с организованной преступностью, специальными оперативными подразделениями.

Нет оснований полагать, что Гусимова сдала внедренного агента или предала интересы службы. Иначе вряд ли бы за нее вставали горой и по-прежнему считали своей. Ходит молва, что сами чекисты отчасти признают формальность преступления, противоречащего, впрочем, подписанному Гусимовой контракту на доступ к гостайне. На что, говорят, получили ответ от не последнего человека в УФСКН:

- По таким формальностям вы можете закрывать все наше управление.

Трудовой статус Светланы Гусимовой неясен. Исполнять обязанности она не имеет физической возможности, но увольнять ее пока не собираются. Возможно, женщина возьмет отпуск.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3