ФСКН против врачей: бой с тенью

ФСКН против врачей: бой с тенью

Трагическая история контр-адмирала Апанасенко привлекла внимание журналистов, общественности, а главное, чиновников к давно назревшей проблеме обезболивания паллиативных пациентов, которые вынуждены страдать от адских болей в отсутствие необходимых препаратов.

Своим поступком контр-адмирал Апанасенко сподвиг чиновников к активным действиям в той сфере, которая годами оставалась без внимания. Вице-премьер Ольга Голодец поручила провести проверку причин отказа контр-адмиралу в обезболивающих препаратах, министр здравоохранения Вероника Скворцова велела проверить все медицинские учреждения в части выдачи указанных лекарств. В регионы были разосланы письма с разъяснениями новых норм, дающих лечащему врачу право единолично выписывать подобные препараты. Буквально на днях депутат Николай Герасименко внес в Госдуму законопроект о доступности обезболивающих, а глава ФСКН Виктор Иванов предложил возобновить в России производство морфия в медицинских целях, которое ранее было свернуто. И все это за пару недель! То, что дело сдвинулось с мертвой точки и проблему начали решать — большой шаг вперед, но будет ли этого достаточно, чтобы ситуация с обезболивающими в корне изменилась?

"Проблема в том, что в течение многих лет ФСКН пытается контролировать всю химическую природу, которая нас окружает. Как только выявляется какое-то вещество, с их точки зрения, способное влиять на психику, ведомство тут же начинает кампанию, быстро переходящую в фарс: кактусоводы, ветеринары, врачи. А помните, как они чуть было не обнаружили аудионаркотики?" — вспоминает российский общественный деятель, к.м.н., доцент, президент Российского благотворительного фонда "Нет алкоголизму и наркомании" Олег Зыков.

"Нельзя записать всю химическую природу в наркотики и получать бюджетные деньги на то, чтобы ее контролировать. Но ФСКН, видимо, иного мнения. Таким образом, ведомство обосновывает собственную деятельность, собственный бюджет. Причем, совершенно очевидно, что весь этот тотальный контроль химической природы на росте наркомании никак не отражается, точнее, наркомания сама по себе, а "контроль за кактусами" — сам по себе", — полагает.

Собеседник отметил, что основная задача ФСКН — объективно оценивать процессы на рынке наркотических веществ и своевременно на них реагировать. Сегодня, по словам эксперта, актуальными для молодежи являются синтетические психостимуляторы ("соли") и синтетические каннабиноиды ("спайсы"). Они составляют 90% употребления всех наркотических веществ. "Причем здесь кетамин, из-за которого ФСКН до сих пор пытается сажать ветеринаров, или маковая соломка, наделавшая столько шума в кондитерской промышленности?" — недоумевает Зыков.

Жертвой такого подхода стали и медики. Дело в том, что, по словам эксперта, все наркотические вещества, которые используются в медицине для обезболивания, вообще не присутствуют на незаконном рынке наркотиков и никому не интересны. "Сегодня популярны совершенно другие вещества, и даже если сейчас какое-то количество ампул медицинского наркотика кто-нибудь украдет и попытается продать, на них не будет спроса. Не те вещества, не те дозы. Но, судя по действиям ФСКН, они совершенно не оценивают реальные процессы, а занимаются наращиванием своей деятельности в логике получения дополнительного финансирования. И вместо того, чтобы обсуждать, как поменять свою собственную политику — с точки зрения контроля за оборотом наркотиков, Иванов (глава ФСКН) начинает делать совершенно популистские заявления вроде возобновления выпуска морфия. У нас есть и другие опиаты, которые производятся в России, теперь будет производиться морфий. Хорошо, но что изменится в плане доступности?" — задается вопросом собеседник.

В прошлом году Минздрав изменил процедуру выписки обезболивающих, однако трагедия контр-адмирала Апанасенко показала, что проблема никуда не ушла, подчеркнул он. По мнению Зыкова, проблема с доступностью обезболивающих исчезнет лишь тогда, когда изменится само отношение контролирующего ведомства. В противном случае, какие бы директивы не принимались, врачи будут по-прежнему бояться. "Это не вопрос бумаг, а вопрос атмосферы, которую создает поведение специального органа. А сейчас из-за страха перед ФСКН многие больницы уже отказались хранить наркотические вещества там, где это было возможно, только бы не привлекать внимание ФСКН и не подвергаться регулярным налетам. Эта атмосфера в большей степени определила поведение многих людей, в том числе ответственных за использование наркотических веществ и их выписку для медицинских целей. Когда врач лишний раз боится выписать наркотик, потому что его могут обвинить в незаконном наркообороте и посадить на несколько лет, это ненормальная ситуация. Но далеко не каждый — герой на своем рабочем месте и подставляться не будет. И вообще, почему от врача нужно требовать геройства при выполнении своего профессионального долга?" — недоумевает собеседник.

По его словам, уже сейчас в лабораториях придумывают тысячи формул различных психостимуляторов, которые в виде веществ еще не попали на рынки. Их запретить невозможно, и это бесконечный процесс. "ФСКН, контролируя рынок и чувствуя актуальность того или иного процесса, должна очень гибко на него реагировать, не отравляя этим тотальным надзором атмосферу в обществе", — заключил Зыков.

© «Росбалт»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3