"Мигалки для России — это абсолютно феодальное зло"

"Мигалки для России — это абсолютно феодальное зло"

"Синие ведерки" собрали 100 тыс. подписей за отмену мигалок.

Об этом сообщается на сайте Российской общественной инициативы. Активисты, которые опубликовали свое обращение еще 4 апреля прошлого года, требуют запретить всем госслужащим пользоваться проблесковыми маячками на дорогах. Координатор движения "Синие ведерки" Сергей Стоянов обсудил ситуацию с ведущими Оксаной Барыкиной и Максимом Митченковым.

В сообществе считают, что это право следует оставить только за автомобилями полиции, МЧС, "скорой помощи". Теперь, согласно регламенту, который президент утвердил своим указом в прошлом году, инициатива активистов должна быть рассмотрена на федеральном уровне.

М.М.: Во-первых, поздравляю вас с тем, что собрали 100 тыс. подписей, я знаю, что стремились к этому и долго ждали.

С.С.: Да, большое спасибо, это для нас было событие вчера.

М.М.: А скажите, пожалуйста, почему вы так против мигалок, и так их мало в последнее время, все уменьшают и уменьшают их число?

С.С.: В принципе, их уменьшают, но это еще полпути, когда их сокращают, но не до конца. В принципе, мигалки — зло, и мы каждый день доказываем это, публикуя всевозможные посты у нас в сообществе, показывая как они ведут себя на дороге, какой пример они нам показывают, поэтому мигалки для России — это абсолютно такое феодальное зло, которое показывает Россию как отсталую и неразвитую страну.

М.М.: Не считаете ли вы, что все-таки есть определенные люди, определенные лица, которым надо оставить эти мигалки, или вы предлагаете их запретить полностью?

С.С.: Я не считаю, что есть какие-то службы, за исключением экстренных служб, которым необходимо вот так вот экстренно ездить. Хотя прекрасно понимаю, что даже если случится чудо, и мигалки завтра возьмут и отменят, то в любом случае останутся еще какие-то привилегии, останутся еще вездеходы, спецномера, спецпропуска, все равно будут еще перекрывать дорогу и для первых лиц, и для не совсем первых лиц государства. То есть проблема сама по себе не уйдет, но, тем не менее, это уже будет большой шаг вперед относительно того, что мы сейчас имеем.

О.Б.: Сергей, вы сказали, что у нас такие правила как в отсталой стране, а какой мировой опыт, что вы знаете?

С.С.: Во многих странах первые лица государства едут со всеми в общем потоке, и то, что у кого-то есть право нарушать правила дорожного движения лишь потому, что он занимает ту или иную должность, это вообще вот дикость. И я когда общаюсь с какими-то друзьями, товарищами из других стран, они действительно удивляются, что есть такой вот феномен у нас. Опять же, слово "мигалка" прямо вот так вот, не переводя, есть такое слово, которое в США, например, узнали, и это уже становится наряду с русской водкой и медведями, и балалайками. Как-то вот так обстоят дела.

М.М.: Сергей, насколько я понимаю, сейчас вы собрали 100 тыс. подписей, и ваша инициатива только будет рассмотрена, то есть гарантии, что мигалки действительно отменят, пока нет?

С.С.: Да, гарантии, к сожалению, пока нет, но это для нас такой серьезный шаг. Во-первых, это подтверждает, ну, скажем так, эффективность и значимость нашей деятельности, то есть 100 тыс. человек, как минимум, сказали, что это проблема их тоже волнует. То есть это не то, что некоторое количество активистов, которые собрались, и это только их проблема, нет. Это проблема волнует гораздо большее число жителей нашей страны. Теперь мы будем, естественно, с большим вниманием смотреть, что будет дальше с инициативой, и соответственно действовать дальше по обстоятельствам.

М.М.: Сергей, насколько я знаю, вы довольно долго собирали, больше года, да?

С.С.: Чуть меньше года на самом деле.

М.М.: Ну, согласитесь, что 100 тыс. подписей для страны с населением 143 млн это не так много, почему так долго вы собирали эти подписи, может проблема не особо-то и волнует наших граждан?

С.С.: Тут еще такой момент, что эти самые подписи собрать было не так уж и просто, то есть тут сама процедура регистрации для того, чтобы проголосовать на сайте, с одной стороны, защищена от каких-то накруток, с другой стороны, сопряжена с некоторыми действиями, которые не каждый человек вот так сразу и пройдет. Я, например, потратил где-то два с половиной месяца, наверное, на то, чтобы зарегистрироваться и собственно уже иметь возможность проголосовать. Многие, может быть, остановились на полпути, не пройдя вот эту процедуру до конца.

М.М.: Сергей, если все-таки закончится действительно успехом, мигалки отменят, дальше-то пойдете, будете добиваться того, чтобы, например, пересаживать наших чиновников на велосипеды, как мэр Лондона вот на велосипеде ездит, или как мэр Нью-Йорка на метро?

С.С.: Вы знаете, одним из первых главных постулатов нашего сообщества, правил, я не знаю, учредительных таких моментов, является то, что наше сообщество самоликвидируется в тот момент, когда мигалки у чиновников исчезнут в России. То есть, если действительно мигалки у чиновников исчезнут, их запретят, объявят вне закона, то мы в этот же день или, если это будет поздно ночью, на следующий день объявим о самороспуске, и больше "Синих ведерок" не будет. Конечно, много активистов, много людей, которые там набрали некоторый опыт, знания, как жить и бороться со всякими бедами, наверное, будут бороться с теми людьми, которые ездят по обочинам, не знаю, громко слушают музыку или перфоратором долбят в воскресенье в 9 утра в квартире выше тебя.

М.М.: Сергей, а если бы вам сейчас мигалку предложили, вы бы отказались от нее или нет?

С.С.: Отказался, однозначно.

© «Коммерсантъ»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3