Криминальный кластер дальневосточной экономики базируется в Приморье и Хабаровском крае

Криминальный кластер дальневосточной экономики базируется в Приморье и Хабаровском крае

Гость редакции - директор АНО "Центр изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ", секретарь Общественного совета по повышению уровня жизни при губернаторе Приморского края Александр СУХАРЕНКО.

- Александр Николаевич, как можно характеризовать сегодня криминальную ситуацию в экономике ДФО? Эта сфера весьма существенно влияет на инвестиционный климат, который в последнее время так старательно пытаются наладить в регионах. О каких тенденциях можно говорить?

- Если опираться на официальную статистику, то криминальная ситуация в экономической сфере постепенно нормализуется. Так, за период с 2007 по 2013 годы число зарегистрированных экономических преступлений в Дальневосточном федеральном округе сократилось в 5,5 раза (с 23,3 до 4,2 тыс.). Причем лишь половина из них относится к разряду тяжких и особо тяжких. Аналогичным образом сократилось количество «предпринимательских» преступлений.

Что касается географической распространенности экономических преступлений, то наибольшее их число выявляется в Приморском и Хабаровском краях, Сахалинской области, Республике Саха (Якутия), а наименьшее - в Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе.

Следует отметить, что по показателю инвестиционной привлекательности, которая зависит в том числе и от криминальной обстановки, субъекты ДФО занимают далеко не первые позиции. По оценкам Национального рейтингового агентства за 2013 год, в общероссийском рейтинге лишь Республика Саха (Якутия) и Приморский край заняли 19-е и 20-е места. Остальные регионы существенно отстали: Хабаровский край - 34-ое место, Сахалинская область - 50-е, Амурская - 66-ое, Камчатский край - 71-ое, Магаданская область - 74-ое, Чукотский округ - 78-е, Еврейская АО - 79-е. Примечательно, что в Приморском и Хабаровском краях, а также Сахалинской области в качестве наибольшего инвестиционного риска был указан криминальный аспект.

- Каковы, по-вашему, основные причины столь динамичного снижения числа зарегистрированных экономических преступлений?

- На мой взгляд, в значительной степени такая статистика - это отражение низкой результативности работы правоохранительных органов округа. И объясняется это перманентным реформированием системы МВД, повышением нагрузки на сотрудников профильных подразделений и, как следствие, снижением наступательности. За пять лет уровень раскрываемости экономических преступлений сократился вполовину. Не изжила себя порочная практика укрывательства преступлений от регистрации. Реальность такова, что ежегодно прокуроры округа дополнительно выставляют на учет сотни экономических преступлений и отменяют тысячи постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел.

Неудовлетворительной остается работа контрольно-надзорных органов, потворствующих совершению преступлений. За минувший год, к примеру, только прокуратурой Приморья было выявлено более 1,4 тыс. правонарушений в лесной и рыбной отраслях, в результате чего к ответственности привлечено около 500 должностных лиц, а по материалам проверок возбуждено 40 уголовных дел.

Нельзя не отметить и непоследовательную модернизацию статей «экономического блока» Уголовного кодекса РФ, затрудняющую работу правоохранителей. В основном речь идет о размере ущерба, необходимого для возбуждения уголовного дела.

Однако главной причиной сложившейся ситуации является коррупция. Так, в июле 2012 года за содействие контрабанде промтоваров был осужден первый замначальника Находкинской таможни Владимир ТЫЩЕНКО (4 года условно против 860 млн неуплаченных таможенных пошлин). Год спустя к 2,5 годам лишения свободы был приговорен начальник угрозыска Чугуевского ОВД, «крышевавший» незаконные рубки леса (ущерб более 14 млн руб.). И это далеко не единственные примеры.

- Какова структура дальневосточной экономической преступности? Насколько велика доля преступлений, совершенных в составе организованных преступных групп (ОПГ)?

- В округе сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на высокую криминализацию природоресурсных отраслей (лесозаготовительной, рыбопромышленной, золото-алмазной), совокупный удельный вес выявляемых в них преступлений незначителен. Подавляющее большинство раскрытых преступных деяний касается финансово-кредитной системы и потребительского рынка. Наиболее часто применяемыми статьями Уголовного кодекса РФ остаются 186 (фальшивомонетничество) и 159 (мошенничество). Причем последний состав применяется неоправданно широко.

Что касается организованной преступности, то в последние годы количество выявляемых экономических преступлений, совершенных членами ОПГ, неуклонно снижается. В ряде субъектов ДФО этот показатель вообще нулевой. И это вовсе не говорит о том, что в этом смысле в регионе все благополучно. Как справедливо заметил на прошлогоднем совещании замгенпрокурора Юрий ГУЛЯГИН: «Уменьшение цифровых показателей является следствием недостаточного профессионализма и пассивности правоохранительных органов округа». Нет ощутимого прогресса и в пресечении деятельности преступных сообществ с коррупционными и транснациональными связями.

Из положительных примеров можно выделить уголовные дела против межрегиональной ОПГ Дмитрия РОДИОНОВА, специализировавшейся на мошенничестве в сфере грузоперевозок, «авторитетных» бизнесменов Евгения РОМАНОВА (Находка, мошенничество) и Александра РАСТОРГУЕВА (Уссурийск, организация убийства), приговоры преступной группе «черных» лесорубов, продававших древесину в Китай (Лесозаводск) и банде рейдеров-убийц под руководством Виктора САНЖАРОВА (Владивосток).

- Исторически наиболее криминогенными для ДФО были внешнеэкономические связи, что сегодня происходит на «внешних» рубежах?

- Это зона ответственности Дальневосточной таможни, по данным которой в 2013 году по фактам невозврата валютной выручки, уклонения от уплаты таможенных пошлин и контрабанды стратегических ресурсов было возбуждено 82 уголовных дела на общую сумму 1,2 млрд рублей. Примечательно, что в прошлом году от дальневосточных таможенников поступило 21 уведомление о склонении их к совершению коррупционных правонарушений. По материалам проверок было возбуждено 18 уголовных дел.

Серьезной проблемой остается контрабанда незаконно заготовленной древесины ценных пород (ясень, дуб, кедр) из южных регионов Дальнего Востока в Китай. В прошлом году по фактам незаконного экспорта лесоматериалов хабаровской таможней было возбуждено 3 уголовных дела. Из них два - по фактам невозвращения из-за границы выручки в 173 млн рублей за поставку лесоматериалов хвойных и лиственных пород (ст. 193 УК РФ), одно - по факту контрабанды лесоматериалов в крупном размере (более 3 тыс. кубометров стоимостью 9,7 млн рублей), совершенной организованной группой (ч. 3 ст. 2261 УК РФ).

Озабоченность вызывает браконьерский промысел и контрабанда валютоемких видов биоресурсов из Дальневосточного бассейна. Ежегодный неучтенный доход, фиксируемый в расхождении данных по физическому объему и стоимости экспортируемой рыбопродукции из дальневосточных регионов и импорта, достигает 1 млрд долларов. В 2013 г. таможенники округа дважды возбуждали уголовные дела по фактам незаконного экспорта водных биоресурсов. В одном из таких случаев нелегально перевозились 4,2 тыс. особей камчатского краба, в другом - более 80 тонн ястычной икры минтая. Общая стоимость изъятых из незаконного оборота биоресурсов составила 42,6 млн рублей.

Помимо этого, наблюдается устойчивый рост объемов контрабанды редких видов растений и животных, находящихся под угрозой исчезновения, и их дериватов. Основная причина - высокий спрос на них в традиционной медицине азиатских стран.

© «ДВкапитал»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3