Супруга Виктора Бута: «Нам пришлось отказаться от адвоката»

Супруга Виктора Бута: «Нам пришлось отказаться от адвоката»

Алла Бут — о финансовых трудностях фонда помощи арестованным за рубежом россиянам «Дорога домой».

Фонд помощи арестованным за рубежом россиянам «Дорога домой» Аллы Бут остался без средств. Супруга российского бизнесмена Виктора Бута, отбывающего в США 25-летний срок тюремного заключения по обвинению в незаконной торговле оружием, учредила фонд в июле прошлого года. Основным источником финансирования некоммерческой организации были пожертвования частных лиц. Однако уже сегодня фонд оказался на мели. Алла Бут рассказала, чем это грозит соотечественникам, оказавшимся в заключении за границей.

— Какой поддержки могут лишиться россияне, задержанные за границей, если фонд не найдет средства?

— На создание фонда меня толкнул собственный горький опыт, полученный, когда мужа шесть лет назад арестовали в Таиланде и затем экстрадировали в США. Я узнала, что люди, попадая в подобные ситуации, оказываются в состоянии полной растерянности и не знают, что делать. Фонд «Дорога домой» был создан, чтобы оказывать, главным образом, информационную поддержку — подсказывать, куда и как обращаться, находить адвокатов для бесплатных консультаций, освещать случившееся в СМИ. Наш узконаправленный фонд уникален, ведь другие организации, занимающиеся соотечественниками за рубежом (например, при МИДе или «Русский мир» Вячеслава Никонова), работают скорее над гуманитарными, языковыми аспектами их жизни. Но, несмотря на всю уникальность, сегодня кроме волонтеров и моего искреннего желания помочь никаких реальных средств в фонде нет. Гранты получить невозможно, на наши обращения к президенту и в МИД ответа по существу нет.

— Кого непосредственно затрагивают финансовые трудности фонда?

— В настоящий момент мы ведем дела около 20 задержанных за границей россиян, в том числе — арестованного в августе в Испании петербуржца Дмитрия Белороссова, обвиняемого Америкой во взломе крупных веб-сайтов. За помощью в фонд уже обращаются как из ближнего зарубежья — Казахстана, Киргизии и Белоруссии, так и из дальнего — США, Китая.

— Сказались ли проблемы со средствами на судьбе вашего мужа?

— У Виктора сложилась критическая ситуация: нам пришлось отказаться от адвоката, который бы представлял его интересы в США. Российские адвокаты не имеют права заниматься практикой вне пределов РФ. И в случае задержания нашего соотечественника за границей необходимо сотрудничество с дорогостоящими юристами из страны задержания. И если в странах Юго-Восточной Азии их услуги стоят в среднем от $15 тыс. до $20 тыс., в Америке цены в три-четыре раза выше. При этом процессом Виктора в связи с его чрезвычайной запутанностью и политической ангажированностью должна заниматься как минимум группа адвокатов, чтобы довести дело до конгресса США. Но для возобновления работы над делом нужен первый транш — $250 тыс. При этом уже в ноябре истекает срок подачи прошения о пересмотре дела и условий содержания Виктора.

— Каково нынешнее физическое и психологическое состояние вашего мужа?

— Виктор держится только благодаря собственной силе воли. Каждый день он начинает с упражнений йоги и медитации. Спортивных залов в тюрьме нет — это не кино. Только одиночная камера и небольшая бетонированная площадка, где нет ни деревьев, ни травы. Кроме неба и солнца, Виктор ничего не видит. Причем даже на просьбу к начальнику тюрьмы завести небольшой садик заключенным ответили отказом — по инструкции не положено. Иногда они получают гамбургеры и жареную картошку, но, учитывая многолетние сроки, им совершенно не хватает овощей и фруктов. Виктор, который является вегетарианцем, получает одно яблоко или апельсин только четыре раза в неделю. При этом передавать ничего нельзя. А в тюремном магазине можно купить только пакетики чая, «сникерсы», орехи и поливитамины. Проблемы с пищеварением, ожирение неизбежны.

— В связи с украинскими событиями отношения между Москвой и Вашингтоном серьезно охладились. Не думаете ли вы, что ваш муж может оказаться заложником внешней политики США?

— Мы понимаем, что, если не найдем средства, решить вопрос заключения Виктора по дипломатической линии будет вряд ли возможно. Тем более что на запрос об отбывании наказания на родине Виктору уже ответили отказом. Такая же ситуация и в деле другого находящегося в заключении в США россиянина, Константина Ярошенко. Да и двусторонних соглашений об обмене заключенными между двумя государствами нет и не предвидится в нынешних условиях.

© «Известия»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3