Адвокат Полонского думал, что работает за деньги. Ошибся

Адвокат Полонского думал, что работает за деньги. Ошибся

Адвокат Вадим Самсонов, представлявший бизнесмена Сергея Полонского во время процесса по мотивам его теледраки с Александром Лебедевым, попытался через суд взыскать свой гонорар за это дело – Полонский не заплатил ему 90 000 евро.

Представитель ставшего с тех пор камбоджийцем экс-девелопера уверял, что юрист просто хотел пропиариться на громком деле, вступив в него, минуя волю самого Полонского. Так это или нет, в деньгах Самсонову первая инстанция отказала.

В прошлом году эксцентричный бизнесмен Сергей Полонский и председатель совета директоров ЗАО "Национальная резервная корпорация" Александр Лебедев разбирались друг с другом в суде после драки, случившейся в студии НТВ 16 сентября 2011 года. Полонский на тот момент был акционером нескольких коммерческих структур, собранных в ООО "Название.нет" после закрытия бренда "Миракс Групп" – крупного девелопера, где ему по состоянию на 2007 года. принадлежали 85% акций.

Во время записи передачи "НТВшники" с лейтмотивом "Кризис – русский вопрос" около 300 зрителей стали свидетелями потасовки между предпринимателями. Тема была горячей, звучало много взаимных колкостей. Напряжение достигло своего пика, когда Полонский заявил, что устал от разговоров о кризисе и у него есть "желание уже просто дать в морду". Затем он сказал Лебедеву что-то на ухо, последний вскочил и несколько раз ударил собеседника. Полонский упал со стула, а после записи пожаловался на обидчика в Следственный комитет.

Лебедева судили за хулиганство по ст.213 ч.1 (до пяти лет лишения свободы) и побои по ст.116 ч.2 (до двух лет). В Останкинском райсуде интересы потерпевшего представляли сразу несколько адвокатов, имена которых фигурировали во всех СМИ, освешавших процесс, – Вадим Самсонов, Диана Татосова и Александр Добровинский. Они утверждали, что Лебедев ударил Полонского вследствие политических разногласий. Защитник обвиняемого Генри Резник доказывал, что драку спровоцировал девелопер личным оскорблением.

Полонский ни на один процесс не явился. Во время процесса он находился в Камбодже под подпиской о невыезде – его обвиняли в нанесении телесных повреждений и незаконном лишении свободы моряков судна, которое предприниматель арендовал вместе с друзьями.

В начале апреля 2013 года его освободили под залог в $50 000. В том же году олигарх получил гражданство Камбоджи, сразу после того, как его объявили в международный розыск по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК, максимальное наказание – лишение свободы на срок 10 лет со штрафом до 1 млн руб.). По версии следствия, бизнесмен, будучи владельцем Mirax Group, похитил более 5,7 млрд руб. у участников долевого строительства ЖК "Кутузовская миля". Следственный департамент МВД обвинение ему предъявил заочно, а суд избрал мерой пресечения арест (тоже заочно), так как Полонский находился в Камбодже, куда Россия обратилась с запросом об экстрадиции. Верховный суд Камбоджи выдавать предпринимателя отказался – вменяемые ему нарушения суд счел предметом гражданского, а не уголовного разбирательства. В этом году МВД предъявило Полонскому новое обвинение по той же статье: речь идет о хищении 150 млн руб. у дольщиков ЖК "Рублевская Ривьера" через подконтрольную Полонскому компанию "Миракс-Билд". Но и второй запрос о выдаче Камбоджа отвергла.

Дело Лебедева длилось около года, а до этого у следователей ушло 15 месяцев, чтобы собрать материалы. В итоге Лебедев был приговорен к 150 часам исправительных работ в медучреждении. Он обжаловал решение судьи Андрея Бахвалова в Мосгорсуде, но апелляция оставила все в силе.

На этом история не закончилась. Как оказалось, Полонский не спешил оплачивать услуги своих защитников. Один из адвокатов Полонского – член Московской областной коллегии адвокатов Вадим Самсонов – 3 апреля этого года подал в Никулинский райсуд иск с требованием обязать бизнесмена выплатить ему гонорар за участие в судебном процессе – 90 000 евро (именно в этой валюте был заключен договор: около 4,3 млн руб. по сегодняшнему курсу), плюс пеня – 51 525 евро.

На этот раз интересы Полонского представлял юрист московской коллегии адвокатов "Карабанов и Партнеры" Вячеслав Мешков. Он доказывал, что с Самсоновым бизнесмен никаких договоров на юруслуги на самом деле не заключал, о его участии в деле ничего не знал, поэтому и оплачивать нечего. Адвокат истца Сергей Самсонов (Московская областная коллегия адвокатов; является дальним родственником доверителя) договор все же представил, но подписан он был не Полонским, а Дианой Татосовой, у которой была доверенность от предпринимателя. Татосова – давняя знакомая Полонского, которая несколько раз представляла его интересы в судах. В СМИ также писали, что Татосову и Полонского связывали не только деловые отношения.

В деле по иску Самсонова она участвовала как третье лицо, в суд сама не явилась, но направила письменный отзыв. Перед тем, как зачитать его, судья Елена Кузнецова сообщила представителю истца, что Татосова, судя по тексту, на его стороне. В отзыве она сообщила, что действительно подписывала договор и сделала это по устному распоряжению Полонского, так как его не было в России. Полномочия на представление интересов с правом подписи ей давала доверенность, оформленная через израильского нотариуса (там бизнесмен время от времени бывал в 2013 году). "Как адвокат, участвовавший в судебном процессе по делу Лебедева, могу добавить, что истец действительно оказал ответчику услуги по договору в полном объеме, ответчик не возражал против оплаты по договору, так как последний был полностью удовлетворен результатом услуг, предоставленных истцом" – зачитала судья написанное Татосовой. Но почему Полонский до сих пор не заплатил Самсонову, она не знала.

– У Татосовой были права на заключение договора? – спросила судья у представителя истца.

– Да, в самом начале доверенности написано: "[Доверяю] быть моим представителем во всех государственных и коммерческих организациях, судебных, административных и других компетентных органах". У нее имеется право представлять интересы Полонского в отношениях как с физическими, так и с юридическими лицами. А как лицо, которому передано право подписи, могла подписывать все документы, – ответил Сергей Самсонов.

Но Мешков утверждал, что адвокат истца неправильно трактовал текст доверенности и полномочия Татосовой. Он пояснил, что фраза, зачитанная его оппонентом, вырвана из контекста, а главные слова содержатся в конце.

– Здесь написано: "[Доверяю] быть моим представителем..." и далее "с правом получения всех необходимых документов и дубликатов, касающихся меня". То есть, речь идет о том, что Татосова вправе получать документы. Она имеет право подписывать документы, чтобы получить, например, дубликат свидетельства о рождении Полонского, но здесь нет упоминания, что она вправе подписывать договор сделки. Она действовала от своего лица, в своих интересах, подписывая этот договор.

По словам Меньшова, эту доверенность Полонский выдал для подготовки различных биографических материалов, справок о нем, в том числе для журналистов. Судья Кузнецова пыталась выяснить, как бизнесмен мог не знать, что Вадим Самсонов был его адвокатом в деле Лебедева, если это было зафиксировано в приговоре Останкинского райсуда: там в качестве защитников потерпевшего перечислены Добровинский, Татосова и Самсонов. "Насколько мне известно, он [Полонский] думал, что Татосова представляет его интересы, – говорил юрист. – Полонский не знал, он был искренне удивлен, что должен платить Самсонову".

Представитель истца спросил, должен ли тогда бизнесмен платить Добровинскому, но вопрос судья сняла как не относящийся к делу. Затем Сергей Самсонов заявил, что, исходя из доводов его оппонента, можно сделать вывод о нарушениях уголовно-процессуального законодательства в деле по драке в студии НТВ.

– Если истребовать копию уголовного дела из Останкинского суда, можно увидеть, что на предварительном следствии Полонского представлял либо [Вадим] Самсонов один, либо с Добровинским. Если Полонский считает, что у него не было адвоката в лице Самсонова, то тогда все дело по Лебедеву, возможно, подлежит пересмотру, потому что какое-то неуполномоченное лицо участвовало в следственных действиях в качестве адвоката Полонского, – возмущался Сергей Самсонов.

– [Вадим] Самсонов мог исходить из того, что дело громкое, [он] получит известность, в СМИ покажут. Это хороший пиар для адвоката, который стоит очень дорого, – парировал Мешков, объясняя желание юриста участвовать в деле, а затем неожиданно ходатайствовал о замене ответчика на Татосову, которая якобы подписала сделку от имени Полонского без его ведома. Судья отказала, так как истец это предложение не поддержал.

Затем Сергей Самсонов просил приобщить к материалам дела копию так называемого "последнего слова" Полонского, датированного 26 июня 2013 года. В нем бизнесмен просил оправдать Лебедева, текст был размещен на его странице в Facebook и цитировался многими СМИ. В конце он упоминал и истца в качестве своего адвоката. Судья зачитала эти строчки: "В связи с невозможностью общения с адвокатами Добровинским и Самсоновым, а также игнорированием адвокатской этики, прошу суд зафиксировать расторжения моего соглашения с ними".

– Сергей Юрьевич [Полонский] сегодня дружит, завтра не дружит, а послезавтра может опять дружить... Ну такой он человек. Но в этом документе он фактически признает наличие соглашения с адвокатами Добровинским и Самсоновым, – прокомментировал представитель истца. Мешков был против приобщения, усомнившись в подлинности ксерокопии и подписи Полонского, но Кузнецова ходатайство удовлетворила. Представитель бизнесмена заявил, что это все равно ничего не доказывает: "Даже если был такой документ, то там речь идет о неком одном соглашении с двумя адвокатами, речь не идет о договоре, подписанном Дианой Татосовой".

Судья удалилась примерно на 10 минут, а затем огласила решение: в требованиях взыскать с Полонского 141 525 евро отказать. Вадим Самсонов, скорее всего, будет обжаловать это решение, прогнозирует его адвокат.

© «Право.ru»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3