На Кубани бывшие зеки открывают свой бизнес

На Кубани бывшие зеки открывают свой бизнес

В Усть-Лабинском районе Кубани открылся уникальный реабилитационный центр для людей, вышедших из мест заключения. С бывшими зеками здесь работают психологи, помогая им адаптироваться в обществе. А еще в центре - впервые в России - учат, как можно отрыть свой небольшой успешный бизнес.

Первые выпускники, выйдя на свободу, уже основали пекарню, автомастерскую, станцию шиномонтажа и другие производства.

Какие еще новшества ожидают исправительную систему и как сейчас живут осужденные колоний края? Об этом рассказал врио начальника УФСИН по Краснодарскому краю Константин Книс.

Константин Александрович, у бывших заключенных получается заниматься бизнесом?

Константин Книс: Замечу: организовать реабилитационный центр удалось при поддержке предпринимателей. В России это первый подобный случай государственно-частного партнерства в такой сфере. Дела у бывших осужденных идут в гору, работа востребована и, думаю, что в этом смысле все будет в порядке.

Но главное - не прибыльность их проектов, а то, что люди нашли себя в обществе после освобождения из колоний и не занимаются криминалом. Один и примеров - молодой человек 36 лет по имени Роман. Он недавно вышел на свободу, в местах заключения провел три года. После обучения в реабилитационном центре открыл в Туапсе пекарню. Печет хлеб, хачапури и сдобные булочки с разной начинкой.

Помещение у него расположено довольно удачно: рядом школа и профтехучилище, так что торговля идет бойко. К этому проекту он и всю свою семью привлек.

А вот еще одна похожая история. Тигран после отбытия довольно длительного срока в колонии строгого режима открыл автомобильную СТО в Усть-Лабинске. Трудится вместе с сыном, наемным работникам не доверяет. Станцию организовал в помещении капитального гаража. Еще один наш бывший заключенный - Дмитрий - организовал собственный шиномонтажный цех. Он получил в колонии специальность слесаря-механика и теперь на воле нашел применение своим способностям. Помогла ему и учеба в реабилитационном центре.

Для открытия своего дела, понятно, нужен стартовый капитал. Трудно предположить, что у заключенных он есть. Откуда тогда деньги берутся?

Константин Книс: Во-первых, для открытия бизнеса любому предпринимателю государство дает субсидию размером до 105 тысяч рублей. Для этого, правда, нужно написать и защитить бизнес-план. И в рамках программы реабилитационного центра бывшие осужденные как раз это и делают. Во-вторых, конечно, немного помогают и семьи. Средства хоть и небольшие, но находятся, если родственники видят, что человек хочет кардинально изменить свою жизнь, несмотря на прошлое.

Реабилитационный центр в Усть-Лабинске - это проект государственно-частного партнерства. Он, как известно, организован при поддержке фонда "Вольное дело", основанного известным отечественным бизнесменом, выходцем из этих мест. А в кубанских колониях есть похожие программы?

Константин Книс: У нас действуют две такие площадки. Первая - в колонии-поселении № 12, находящаяся также на территории Усть-Лабинска. Там работа с осужденными сходна с той, которая проводится в реабилитационном центре. Сначала с ними почти три месяца работает психолог. Потом осужденные проходят курсы компьютерной грамотности. Им читают лекции по маркетингу, экономике и бухгалтерскому делу. А по итогам обучения осужденные пишут бизнес-проект по открытию своего дела и защищают его перед специальной комиссией.

Обычно все подобные проекты довольно просты. Возьмем один из последних - создание пасеки. Парень, который его предложил, еще отбывает срок, но уже знает, чем будет заниматься на воле. Это главное. За прошлый год в группах по данной программе отучились 92 осужденных.

Пока не слишком много...

Константин Книс: Но ведь это экспериментальный проект. Будем его развивать. Другая площадка открылась 19 сентября в колонии строгого режима № 2 поселка Двубратского Усть-Лабинского района. Здесь осужденные могут получить дополнительную специальность "мастер общестроительных работ": несколько профессий - от каменщика до штукатура. В стартовую группу на обучение записалось 28 человек, в том числе и те, кто имеет длительные сроки. Рассчитываем, что заключенные получат новую профессию и после освобождения смогут быть востребованы обществом.

Некоторые СМИ написали, будто уже принято решение, что заключенных кубанских колоний привлекут для строительства моста через Керченский пролив...

Константин Книс: Сейчас речи не может идти о том, что осужденные будут находиться на стройплощадке. При возведении моста в Крым понадобится труд специалистов другого уровня. Можно говорить лишь о том, что колонии УФСИН Краснодарского края готовы поставлять для возведения моста ту продукцию, которую они производят: например различные металлоконструкции, решетки, сетки, модульные домики для строителей, кирпич и так далее. Но сейчас пока это разговор больше теоретический.

Кубань - это один из самых больших регионов в системе исправительных учреждений России. Сколько в крае содержится осужденных?

Константин Книс: Сейчас на Кубани действует 17 исправительных учреждений: это колонии строгого и общего режимов, исправительные колонии и колонии-поселения. В них находится около 15 тысяч осужденных. Кроме того, еще 11 тысяч граждан приговорены к такому виду наказания, как ограничение свободы. Сюда включены люди, находящиеся под домашним арестом, а также те, кто находится на воле, но на них наложено ограничение пребывания в общественных местах или одеты электронные браслеты, отслеживающие их местоположение.

Известно, что в кубанских СИЗО содержатся "воры в законе". Насколько велико их влияние на других заключенных?

Константин Книс: У нас сейчас действительно находится несколько криминальных авторитетов. Они ожидают суда. Сколько именно человек - говорить не буду. Но каким бы весом и влиянием они ни пользовались на воле среди бандитских группировок, сейчас эти люди полностью изолированы. Для них созданы специальные условия, исключающие общение не только с внешним миром, но и заключенными наших колоний.

Для "воров в законе" в кубанских колониях созданы специальные условия, исключающие общение не только с внешним миром, но и заключенными наших колоний

Более того, так называемые "смотрящие" тоже находятся в незавидном положении. Например, я недавно посещал одну из наших колоний и там заключенный представился: "Я смотрящий за "приемкой". Он имел в виду - за карантинным отделением. На это я ответил, что у нас нет "смотрящих". И спустя некоторое время ему пришлось отказаться от своего статуса, потому что в противном случае к нему постоянно будут применяться обоснованные меры дисциплинарного воздействия.

Вы хотите сказать, что "воровские понятия" в криминальном мире уже не имеют прежней силы?

Константин Книс: В последние годы действительно вижу, что все больше осужденных перестает их соблюдать. А некоторые вообще о них не знают. Меняются и сами установки: то, что несколько лет назад "по понятиям" было нельзя, теперь - можно. Вот я слышал, что "воров в законе" коронуют по скайпу, что раньше считалось недопустимым. Зато технические возможности позволяют. В этом отношении криминальный мир переживает изменения.

Кубанские колонии производят много различной продукции, в том числе стройматериалы. А ведется учет, сколько именно ваши учреждения региона выдают "на-гора"?

Константин Книс: В пересчете на рубли колонии производят продукции в общей сложности более чем на 360 миллионов в год. Но это не только стройматериалы. Сюда входит и деревянная мебель, окна, металлические двери, оцинкованные решетки и многое другое. Когда я работал начальником одной из колоний в Омской области, то удалось увеличить объем продукции, которую тогда производило это учреждение. Подобного будем добиваться и здесь.

Вы работали в Брянской и Омской областях, в Новосибирске. Чем Кубань отличается?

Константин Книс: Краснодарский край находится на передовых позициях в стране по многим показателям. Может, местные жители это не всегда видят - как говорится, привыкли. А новому человеку такая особенность сразу бросается в глаза.

И в чем это проявляется?

Константин Книс: На Кубани постоянно происходят события, значимые в масштабах страны. Смотрите: в этом году здесь состоялись Олимпийские игры, недавно закончился международный инвестиционный форум в Сочи, совсем скоро пройдет гонка "Формула-1"... И это лишь несколько примеров. Высокому статусу региона наша структура тоже должна соответствовать.

Какие проблемы в вашем ведомстве считаете главными на Кубани?

Константин Книс: Конечно, переполненность изоляторов. Этот показатель превышает норму. По европейским стандартам, в СИЗО на одного человека должно приходиться не менее семи квадратных метров. По российским нормам - четыре квадратных метра. На Кубани получается, что на каждого осужденного остается не более 3,5 квадратного метра. Связана такая ситуация в том числе и с тем, что Краснодарский край - курортный регион. Ежегодно сюда прибывает до 12 миллионов отдыхающих, а это сказывается на криминогенной обстановке и количестве людей, которых задерживает полиция.

И как собираетесь решать ситуацию?

Константин Книс: Сейчас в Белореченске строится новый изолятор на тысячу мест. Он поможет разгрузить остальные учреждения. Планируем ввести его в эксплуатацию к 2016 году. Причем возводится СИЗО с использованием тех стройматериалов, которые производят колонии региона, что удешевляет строительство.

Одна из современных проблем, с которыми сталкивается исправительная система, это попытки заключенных - иногда весьма успешные - совершать мошенничества по телефону. Осужденные звонят на волю, представляются высокопоставленными чиновниками или полицейскими и с помощью разных уловок и угроз вымогают у людей деньги. Как в вашем ведомстве борются с подобными вещами?

Константин Книс: Эффективнее всего просто вычислить на территории исправительного учреждения тех осужденных, которые потенциально могут заниматься телефонным мошенничеством, и разместить их в запираемых помещениях. То есть лишить возможности свободно передвигаться и звонить. Это делаем в первую очередь. Например, сейчас такая процедура выполнена в исправительных колониях № 2 и № 4. Аналогичная работа ведется и в остальных местах. Результат налицо: преступлений с использованием телефона стало на порядок меньше.

Кроме этого, в кубанских колониях развернута специальная программа внедрения аппаратов подавления сотовой связи. Мы тратим около миллиона рублей в год на установку подобного оборудования, которое является очень дорогостоящим.

Существует много технических тонкостей его использования. Например, радиус действия очень мощных аппаратов подавления сигнала таков, что он может выходить за пределы колоний и мешает обычным гражданам, которые живут рядом. А менее сильные средства не устраивают уже нас, поскольку не перекрывают полностью мобильную связь, которой могут воспользоваться злоумышленники.

Тем не менее выход найден - это "глушилки" направленного действия, которые блокируют сигналы на строго определенной территории. До конца года в колониях края планируется установить порядка шести таких аппаратов.

Вы сменили на своем посту Сергея Мороза, который сейчас направлен в Брянскую область. С чем связаны кадровые перестановки в руководстве УФСИН по Краснодарскому краю?

Константин Книс: Сергея Мороза отправили работать на Кубань в преддверии зимней Олимпиады в Сочи. Назначение это было не случайным - он талантливый и опытный руководитель. Планировалось, что будет служить в Краснодарском крае до окончания Олимпиады, поэтому его должность и звучала: "временно исполняющий обязанности".

Насколько мне известно, Сергей Анатольевич блестяще справился с поставленной перед ним задачей наведения порядка в исправительных учреждениях. Сейчас он вернулся на свое прежнее место работы - в Брянскую область. Я замещал его в этом регионе. Соответственно, после его возвращения меня назначили временно исполняющим обязанности начальника УФСИН в Краснодарском крае. Планирую и надеюсь работать здесь долго.

Справка

Константину Кнису 45 лет, он родился 11 ноября 1968 года в Алтайском крае. С отличием закончил Академию ФСИН России, в 2009 году назначен заместителем руководителя УФСИН РФ по Северо-Западному Федеральному округу. Работал в системе УФСИН в Омской области и в Брянске. В августе 2014 года переведен на должность временно исполняющего обязанности начальника УФСИН по Краснодарскому краю. Имеет двоих детей, в свободное от работы время увлекается охотой и рыбалкой, любит читать классическую литературу.

© «РГ»

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3