Следствие отказалось возбуждать дело о ДТП с участием старшего лейтенанта Максима Михалицына ФОТО

Следствие отказалось возбуждать дело о ДТП с участием старшего лейтенанта Максима Михалицына ФОТО

Следственный комитет вернул дознавателю ГИБДД дело о страшном ДТП в Москве из-за отсутствия в материалах подтверждения того, что травмы, полученные пострадавшими, являются тяжелыми. Их родственники опасаются, что таким образом дело пытаются «замять», ведь водителем Audi Q7, выскочившим в тот роковой вечер на «встречку», был старший лейтенант полиции.

Как ранее сообщала «Преступная Россия», ДТП произошло поздним вечером 5 ноября в столице около входа в парк «Кусково», что на улице Юности. Автомобиль «Ауди Q7», за рулем которого находился старший лейтенант полиции 2-го оперативного полка 27-летний Максим Михалицын, вылетел на встречную полосу и столкнулся с автомобилем «Джип Компас», в котором находились пять человек — водитель Алеся Урусова и четверо детей. Удар был такой силы, что «джип» подбросило вверх почти на метр, после чего он рухнул на стоящий на соседней полосе «Рено Логан». Все три машины получили серьезные повреждения. Чтобы выбраться из искореженных салонов, пассажирам и водителям потребовалась помощь спасателей.

В результате помимо самого Михалицына, который был отправлен в 36-ю больницу с вывихом правого плеча, рваной раной века и сотрясением мозга, пострадал 34-летний уроженец Балашихи Алексей Волчек, а также 32-летняя Олеся Урусова, у которой диагностировали множественные переломы. Однако в машине Олеси оказалось еще четверо детей: ее восьмилетний сын и трехлетняя дочь, а также дети ее друзей — восьмилетний мальчик и двухлетняя девочка. Все получили сотрясение мозга и ушибы различной степени тяжести.

mihalz

Предварительная версия о том, что старший лейтенант полиции Михалицын был пьян, не подтвердилась. Мужчина не может пояснить, что произошло, по его словам, у него потемнело перед глазами, он почувствовал себя плохо, в результате чего и случилось ДТП.

Блогосфера взорвалась праведным гневом. Говорят, если у полицейского и потемнело перед глазами, то только от опьянения, в котором он находился во время управления автомобилем. Родственник пострадавших в аварии сообщил, что, заглянув в патрульную машину, в которой сидел и кому – то звонил Михалицын, почувствовал сильный запах алкоголя. На вопрос «пьян ли водитель», инспектор ответил, что тот «на ногах стоять не может».

По факту ДТП было возбуждено административное дело. Однако этого недостаточно, чтобы начать процесс возмещения ущерба в страховых компаниях, поскольку лишь следствие может установить степень вины каждого участника аварии. В постановлении о возбуждении административного дела указано, что произошло ДТП, в котором пострадали шесть человек. Как именно это случилось, в документе не указано, рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей адвокат пострадавшей Олеси Урусовой — Алексей Сурин. В то же время факт выезда Михалицына на встречную полосу подтверждается объяснениями, взятыми у всех взрослых участников ДТП, это зафиксировано и на записи регистратора.

Но Следственный комитет в возбуждении уголовного дела пока отказывает: в материалах, собранных дознавателем ГИБДД, отсутствует заключение экспертов о тяжести полученных травм и документ, подтверждающий, что водитель Audi – сотрудник полиции.

«Уголовные дела возбуждаются в том случае, если причинен тяжкий вред. Дознаватель собрал сведения по заключениям медиков о полученных травмах, но о тяжести вреда заключения нет. Для этого нужна справка, либо разъяснения из бюро судебно-медицинских экспертиз, в котором подтвердили бы, что эти травмы относятся к тяжкому вреду здоровью, — рассказал адвокат. — Только это может быть основанием для передачи материалов дела в Следственный комитет».

IMG 3168

На прошлой неделе Олесе Урусовой провели операцию, в ходе которой выяснилось, что один из полученных ею переломов — очень тяжелый, вместо трех часов операция продлилась семь, сообщил Сурин. На днях проведена еще одна, не менее сложная операция на другой ноге. Адвокат уверен, что на сегодняшний день все необходимые данные о травмах в деле имеются, и объясняет нежелание СКР возбуждать дело банальной ленью.

У родственников потерпевших возникают опасения, что виновник аварии не будет официально установлен и избежит наказания, ведь только следствие может прояснить все обстоятельства случившегося.

Брат Олеси Урусовой Антон Рубанов прибыл на место ДТП, еще когда пострадавших пытались извлечь из машин спасатели. Он утверждает, что водитель Audi Максим Михалицын был пьян – якобы, это ощущалось по запаху и впоследствии было отмечено врачами той же больницы, куда была доставлена Урусова. Однако уже на следующий день Антон выяснил, что из справки о тесте на алкоголь Михалицына все куда-то исчезли.

Впрочем адвокат Сурин уверен, что это легко проверить. «Если бы дело находилось в стадии следствия, я выдвинул бы ходатайство передопросить сотрудников МЧС и скорой помощи, выезжавших на место ДТП, с которыми общался Михалицын, врача, который его осматривал и принимал – на предмет наличия запаха, как они оценивали его состояние. Нам неизвестно, проводились ли какие-то тесты на алкоголь на месте ДТП. Но если проводились, то всегда можно это проверить — в соответствии с приказом Министерства здравоохранения, образец крови должен быть сохранен. Не составляет труда направить его судебно-медицинским экспертам. Но сделать это можно только в ходе следствия, которое не может начаться из-за отказа СК», — пояснил Сурин.

В настоящий момент адвокат ожидает реакции на отказ в возбуждении уголовного дела из прокуратуры Восточного округа столицы, куда на днях он передал жалобу на Следственный комитет.

IMG 3174

IMG 3151

IMG 3149

IMG 3179

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3