«А теперь представьте сами: предложение вам делается в администрации города…» 

«А теперь представьте сами: предложение вам делается в администрации города…»
Сергей Чуваков

Последний неосужденный соратник Кинева – о том, как «разводили» его, бизнесмена из 90-х.

Кировский районный суд Екатеринбурга сейчас слушает дело Сергея Чувакова. Бизнесмен, начинавший еще в 80-х с одним из основателей «уралмашевских» Григорием Цыгановым, уцелел в 90-е и добился процветания в «нулевые». Но сейчас его обвиняют по делу, за которое 16 лет колонии строго режима 3 марта уже получил экс-депутат Екатеринбургской гордумы Олег Кинев, признанный виновным в организации убийства пенсионерки Ольги Ледовской ради ее трехкомнатной квартиры на Ботанике. Чуваков, по версии следствия, участвовал только в отъеме и легализации квартиры, не в убийстве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Но для него, выражаясь на жаргоне, и это «западло». Именно из показаний Чувакова общественности впервые стало понятно, почему по этому же делу вопросы у силовиков появились к главе Екатеринбурга Евгению Ройзману. Долгое время сам Чуваков проходил по делу лишь свидетелем, затем пошел на сделку со следствием. Материалы по нему выделили в отдельное производство, и когда в 2015 году Кировский райсуд отказался рассматривать это дело в особом порядке, это стало настоящим откровением. Все это время Чуваков хранил молчание, отказываясь общаться с прессой. Исключение он сделал только сейчас и только для Znak.com.

— Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Олегом Киневым, кто именно познакомил вас?

— У меня в собственности есть помещение в Новоуральске, ДК «Урал» на улице Ленина, 79. Там расположен ресторан, бильярдная, летнее кафе, букмекерская контора, баня. В этом здании не задействован подвал, порядка 400 квадратных метров. Мне неоднократно поступали предложения сдать подвал в аренду, под магазин, дискотеку и так далее. В Новоуральске, хочу пояснить, в подвалах и подвальных помещениях бизнес разрешен. В одном из разговоров, не помню уже с кем, я озвучил: если мне дадут официальное разрешение, то я готов к сотрудничеству.

В июне-июле 2013 года мне позвонил человек, представился Киневым. До этого звонка мы не были знакомы. Кинев сказал мне, что ему дали мой телефон и что он может решить интересующий меня вопрос в администрации Новоуральска. Предложил встретиться. Мы встретились в Екатеринбурге, и я обозначил интересующие меня вопросы. Я не интересовался, кем Кинев работает, но мне неоднократно было сказано, что он имеет близкие отношения с Евгением Ройзманом очень много лет по фонду «[Город] без наркотиков». Мне было достаточно этой рекомендации. Мы обменялись телефонами и разъехались.

Через неделю или две мне позвонил Кинев и сказал, что интересующие меня вопросы он решить не может. На этом наше общение [тогда] закончилось. Примерно в ноябре 2013 года мне снова позвонил Кинев с незнакомого телефона и сказал, что он выбрался в депутаты и что это его служебный телефон. Предложил мне встретиться в его кабинете в администрации города, сказав мне, что есть много предложений по бизнесу. Я согласился.

znakcom-726164-666x444.jpg

— Из оглашавшихся на суде материалов известно, что, помимо сделок с квартирами одиноких пенсионеров, Кинев предлагал вам другие виды совместного бизнеса, какие именно?

— Ни о каких сделках с квартирами одиноких пенсионеров речи не было. Что касается других предложений по бизнесу, то их действительно было множество: построить крематорий, взять в аренду муниципальную свалку, утилизировать медицинские отходы, открыть платную скорую медпомощь, еще была реализация алкогольной продукции, реализация арматуры, реконструкция хосписа. И между всеми этими предложениями Кинев предложил мне квартиру на ул. Крестинского, 13.

— Что из проектов было отсеяно и почему вы согласились на сотрудничество именно по квартире, какую схему работы с ней Кинев вам предложил? 

— Что-то отсеивалось, что-то нарабатывалось. Ни о каком сотрудничестве с квартирами пенсионеров речи не было, подчеркиваю это еще раз. Мне предлагалась только одна квартира. Впрочем, в разговоре как-то проскочило следующее: Кинев говорил, что при его должности могут возникать предложения и по квартирам одиноких людей. На этом все разговоры на эту тему закончились.

znakcom-726163-666x444.jpg

— Мне кажется, уже одна формулировка «недвижимость одинокой пенсионерки» должна насторожить. Почему у вас не возникло никаких сомнений?

— Квартира предлагалась в администрации города Екатеринбурга председателем комиссии по соцполитике и здравоохранению городской думы (Кинев получил этот пост после сентябрьских выборов 2013 года – прим. ред.). У кого могли бы возникнуть сомнения?

— Встречались ли вы когда-нибудь с Ледовской лично, как происходило оформление этой сделки?

— С Ледовской я ни разу не встречался и ни разу ее не видел. Оформлением этой сделки я не занимался, оформлял ее Кинев.

znakcom-726162-666x444.jpg

— На суде говорилось, что большая часть переговоров по квартире Ледовской проходила в мэрии, это действительно так?

— Абсолютно все переговоры происходили в администрации Екатеринбурга в кабинете Кинева (располагался на четвертом этаже мэрии в правом крыле – прим. ред.), либо там же, но в кафе на первом этаже.

— Исходя из ваших показаний, читавшихся в суде, Ройзман был в курсе сделки по квартире Ледовской, правильно ли мы, журналисты, поняли эту историю?

— Все свои показания в отношении Ройзмана я давал со слов Кинева, с Ройзманом [по этому поводу] я никогда не встречался и не разговаривал на эту тему. Насколько мне известно из материалов уголовного дела, на следствии Кинев признался, что оговаривал Ройзмана.

znakcom-726161-666x444.jpg

— В деле упоминается директор ООО «Юридическое общество» Наталья Кеткина, через которую оформлялась сделка по квартире Ледовской. Откуда вы знакомы с этой женщиной и действительно ли вы покупали у нее ранее чистые бланки для регистрации недвижимости, зачем это делалось?

— С Кеткиной я познакомился лет 14 назад. Она работала в регистрационной палате на улице Малышева, 34. Да, я действительно покупал у Кеткиной чистые бланки по просьбе своего знакомого в 2008 году. Но к этому делу это никакого отношения не имеет. Я могу только предположить, приобретавший эти бланки страдал манией величия и показывал всем эти свидетельства того, что он сказочно богат. Все документы на квартиру оформлял Кинев, но договор дарения я подписывал в присутствии Кеткиной. Ни Кинева, ни Ледовской в это время не было.

— Когда вы поняли, что история с квартирой Ледовской это чистый криминал? Пытались ли вы связаться с Киневым, чтобы расторгнуть сделку?

— Я понял это только после моего задержания 18 июля 2014 года, когда у меня дома провели обыск и допросили в качестве свидетеля. С Киневым я уже не связывался, он был арестован. Сделку я не пытался расторгнуть потому, что уже не с кем было ее расторгать. Я, честно говоря, даже понятия не имел, какие отношения были у Кинева с Ледовской. Лечил ли он ее, или у них были дружеские отношения, мне ничего не известно об этом. До всего происходившего [летом 2014 года] Кинев неоднократно говорил мне, что он лечащий доктор и доверенное лицо Ледовской. Он подтверждал все документами, находящимися у него.

znakcom-726160-666x444.jpg

— Еще один странный момент из дела – это автомобиль Mercedes ML350 Владимира Бедулева. Как он достался вам, как оказался у Кинева? Входила ли стоимость машины в вашу оплату за квартиру Ледовской, и почему пришлось возвращать его семье Бедулевых?

— Понятия не имею, почему Mercedes появился в деле. Эту машину отдал мне Бедулев в счет погашения своего долга. Поскольку автомобиль был мне не нужен, я продал его Киневу. За автомобиль Кинев со мной рассчитался, правда частями и не в установленный срок. Почему Кинев отдал автомобиль, я не имею понятия. Ни о каких взаимозачетах речи не было. Хотя нет, один раз Кинев предлагал мне по телефону сделать взаимозачёт. Я ответил отрицательно.

— Когда и как вы заключали соглашение со следствием, в чем именно вы сознались и кто подписывал этот документ?

— Досудебное соглашение я заключил 23 декабря 2014 года. Подписал его лично [заместитель генпрокурора РФ] Юрий Александрович Пономарев в моем присутствии. Я ни в чем не сознавался. Просто рассказал, как все было и происходило пошагово.

znakcom-726159-666x444.jpg

— Почему вы расторгли сделку со следствием и почему ваше дело теперь рассматривается судом не в особом, а в обычном порядке – это ваше желание?

— Потому что меня просили признаться в том, чего я не делал. Да, это мое желание [рассматривать в обычном порядке]. Я просто хочу, чтобы в этой кошмарной истории разобрались. Если бы я согласился со всем, как хотел Следственный комитет, потом мне с этим позором жить (ранее на суде Чуваков уже заявлял, что не хочет иметь ничего общего с убийцами пенсионерки Ледовской и считает, что с квартирой старушки его так же, как и ее, обманули – прим. ред.).

— Позвольте, как вы – человек, который в бизнесе много лет, который прошел «лихие 90-е», не могли понять подвоха в истории с квартирой Ледовской?

— Подвох для меня в этой истории мог быть только один: я отдаю деньги за квартиру, а на меня ее не переоформляют. [Так я считал тогда] Поэтому я сразу поставил условие, что деньги за квартиру отдам только после ее оформления на меня. А теперь представьте сами: в администрации города в официальном кабинете наряду с другими коммерческими предложениями мне предлагается квартира, предлагается не секретарём и не бегунком каким-то, а предлагается доктором, депутатом, председателем комиссии по соцполитике и здравоохранению. В чем подвох можно было чувствовать? В слишком серьезном, даже пафосном месте происходили эти переговоры и делались предложения. Честно, что вас, находись вы в мэрии, может насторожить? Поставьте себя на мое место! Вы познакомились с человеком, он предлагает вам приехать к нему на работу в Законодательное собрание. В кабинете он предлагает вам купить квартиру… Если был у меня возникли какие-то сомнения, я бы не стал этим заниматься. В худшем случае, если бы я был негодяем, на кого эту квартиру оформляли, знал бы о том, что они делают с Ледовской, то, поверьте, нашел бы, на кого бы её оформить, после чего быстро бы её продал. Я не сделал ни того, ни другого (Чуваков заселил туда квартирантов-гастарбайтеров – прим. ред.).

znakcom-726158-666x444.jpg

Адвокат Чувакова Андрей Володин также считает, что его клиент в ситуации с квартирой убитой Ледовской стал жертвой махинации, излишне доверившись громкой фамилии градоначальника, на которую ссылался Кинев, и депутатским корочкам доктора. «Наша общая задача в суде сейчас сводится к тому, чтобы доказать отсутствие вины моего подзащитного в мошенничестве. Я не усматриваю в данном случае никого преступного сговора между Чуваковым и Киневым. Мы постараемся убедить в этом также и суд», – отметил Володин.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3