Бизнес на крови или как силовики зарабатывают на «сливах» 

Бизнес на крови или как силовики зарабатывают на «сливах»
Снимки Рины Паленковой — лишь малая часть из того, что не должно было утечь в Сеть Фото: Преступная Россия

Три года назад, 23 ноября 2015 года в Уссурийске совершила самоубийство 16-летняя Рина Паленкова. Кто-то скажет, мол, сколько их в наше время, этих подростковых суицидов, и что? Но эта история выделялась среди подобных. Обезглавленное тело Рины нашли на железнодорожных путях. Шокирующее фото с места трагедии разлетелось на городских форумах и в социальных сетях быстрее, чем о смерти сообщили матери девочки. Со дня смерти дочери и до сих пор несчастной женщине не дают остаться наедине со своим страшным горем. Из Рины сделали буквально икону подросткового суицида, на ее могилу ходят как на место паломничества. Как правило, первыми на месте таких ЧП оказываются сотрудники правоохранительных органов, которые не брезгуют сливать кровавые снимки и продавать их падким на сенсации и жаждущим увеличения трафика ресурсам. Кто зарабатывает на чужом горе - разбиралась «Преступная Россия».

Икона подросткового суицида

16-летняя Рената Камболина, в социальных сетях называвшая себя Риной Паленковой, 22 ноября выложила на своей странице в соцсети два селфи на фоне железнодорожных путей с подписью «Ня. Пока». Как выяснилось позже, загадочное послание было адресовано ее бойфренду, с которым она поссорилась незадолго до рокового шага.

Rina-Palenkova.jpg

Рина.jpg

Рина Паленкова

На следующее утро девушка легла под несущийся поезд. Первыми на месте происшествия оказались полицейские и тут же сделали фото с отрезанной поездом головой. В одночасье снимки разлетелись по всем городским группам в социальных сетях. Сотни людей в Уссурийске узнали о юной самоубийце раньше, чем об этом известили родную мать. Вскоре селфи Рины и снимки на железнодорожных путях облетели все подростковые группы Рунета.

паленкова.jpeg

А у Рины появились фанаты и последователи. Сначала неизвестные стали продавать одежду, похожую на ту, что была на девочке в день самоубийства — шапку малинового цвета, шарф, наушники и митенки. Другие участники этих групп рисовали аниме и мемы с погибшей в главной роли. Так называемые «группы смерти» ВКонтакте быстро подхватили и распространили историю девочки. Некоторые подростки совершали на ее могилу «паломничества». Но хуже всего, что у нее появились подражатели, которые, последовав ее примеру, также легли на рельсы. Рину Паленкову даже называли «богиней подросткового суицида». Мать девочки Яна Шевчук не сомневается, что культ «Ня. Пока» возник именно из-за местных полицейских, которые слили в интернет снимки.

«Нашим полицейским было весело. Они между собой рассылали фотографию ребенка с места происшествия. Я еще не знала, что у меня нет ребенка, а полгорода видели снимки, — рассказывала Яна Шевчук. — Самое страшное — эти люди живут безнаказанно. Я хочу подать на них в суд».

Мать Рины Паленковой до сих пор преследуют подростки, пишут ей в социальных сетях, просят рассказать подробности о жизни девочки. Женщина хочет, чтобы ее наконец просто оставили наедине с горем.

Лужи крови и разлетевшиеся мозги

Снимки Рины Паленковой — лишь малая часть из того, что не должно было утечь в Сеть. В ноябре 2016 года вся страна следила за событиями в Псковской области, где 15-летние школьники обстреляли сотрудников полиции, а затем, по официальным данным, покончили с собой. Денис Муравьев и Екатерина Власова из Пскова сбежали от родителей. 

83130351334c8dc995d19fad44b87e84.jpg

Денис и Екатерина

Пара забаррикадировалась в частном доме, принадлежащем отчиму девочки, сотруднику правоохранительных органов, в Стругах Красных в 80 км от Пскова. Взломав сейф с оружием, 14 ноября подростки обстреляли из ружья полицейскую машину. Свои действия они транслировали онлайн в Periscope. После штурма дома бойцами Росгвардии было объявлено, что оба подростка погибли от огнестрельных ранений. По версии следствия, когда дом окружили сотрудники подразделения СОБР отдела Росгвардии по Псковской области, Денис убил подругу, после чего застрелился. Оперативные кадры двух погибших подростков, чьи фотографии без ведома родителей запрещено публиковать СМИ, также мгновенно облетели социальные сети и появились в прессе. Многие публиковали снимки без купюр — с кровавыми лужами на полу. Погибшие ребята стали главными героями российской новостной повестки на несколько дней.

 u_51bc8a829fc5f89db93001914dd2b0a6_800.jpg

Один из последних ярких примеров попавшей в Сеть оперативной съемки правоохранителей, которая не должна была утечь, — кадры с погибшим Владиславом Росляковым, устроившим 17 октября 2018 года бойню в керченском политехническом колледже. Любопытно, что шокирующую видеозапись расстрела Росляковым учащихся колледжа опубликовал государственный телеканал «Вести», а потом зачем-то удалил его из своего аккаунта в YouTube.

Вооруженный дробовиком студент в упор расстреливал студентов и преподавателей, а потом привел в действие взрывное устройство в столовой колледжа. Всего его жертвами стали 20 человек, большинство из которых студенты в возрасте от 15 до 20 лет. Сам Росляков покончил жизнь самоубийством в библиотеке колледжа. Леденящее кровь фото Владислава с простреленной головой также весьма оперативно появилось в Сети.

И совсем недавний пример. 18 ноября в Махачкале чемпион мира по рукопашному бою Шахбан Мачиев и его спутники — Магомед и Хаскил Магомедовы — расстреляли бойца Росгвардии Мурада Рамазанова, который пытался разнять драку в ночном клубе-ресторане Best. Рамазанов получил не менее 10 пуль. Фото окровавленного лейтенанта с разлетевшимися вокруг мозгами молниеносно распространилось в Сети.

 rosgvardeets2.jpg

Еще один шокирующий снимок стал достоянием общественности буквально на днях — из аэропорта Шереметьево, где 25-летний гражданин Армении Альберт Епремян выбежал на взлетно-посадочную полосу и попал под колеса Boeing-737. Его обезображенное тело с оторванной ногой сфотографировали и слили в СМИ. Хотя пресс-служба Следственного комитета опубликовала официальное видео с места ЧП, и на нем нет разорванного человека.

 66.jpg

Наряду со «сливами» силовиков бывают случаи, когда родственники жертв сами выкладывают в сеть страшные фотографии погибших.  Некоторые вынуждены пойти на этот шаг, придавая огласке свое горе. Родственники жертв боятся, что преступление не будет расследовано должным образом и виновным все сойдет с рук. Так произошло в случае с трагедией в Псебае, где в ночь с 13 на 14 мая 16-летний Максим и 20-летний Савелий изнасиловали и зверски убили 40-летнюю мать пятерых детей Наталью Дмитриеву. 

psebai_5.jpg

Наталья Дмитриева

Ее изуродованное до неузнаваемости тело обнаружили в кустах, в нескольких метрах от дороги. Медики рассказали, что Наталью нашли практически голой: на ней была только майка: «Вокруг ноги была обмотана кишка. Много ранений на животе. Кровью залито все. Ни одежды, ни личных вещей рядом с ней не было. А потом, как оказалось, ей палку засунули во влагалище, и все вытащили, и вспороли живот. Рот у нее был порванный. На лице ножевые порезы. Отрезан кусочек уха. Вся голова, весь череп был изломан». 

WmcXh488l8.jpg

Цена эксклюзива

Разумеется, речь идет не только о подростковых убийствах. Любые преступления, природные и техногенные катастрофы с жертвами и кровавыми подробностями становятся достоянием общественности. Очевидно, что оперативные кадры с места трагедий прессе и в интернет могут сливать только сами правоохранители. Причем СМИ получают подробности горячих тем в виде платных услуг. Широко известно о сотрудничестве бывшего телеканала LifeNews, а сегодня Telegram-канала Mash с силовыми ведомствами. 

«Редакции «Мэш», как когда-то и «Лайфу», просто сливают информацию по «силовому каналу». Чаще всего оперативные фото, которые только что сделали силовики, первыми оказываются именно у нее. Видео с камер видеонаблюдения также появляется у редакции первыми. Договоренность о таком сотрудничестве — не результат работы журналистов, об этом договариваются на более высоком уровне. Правоохранители, понятное дело, не за спасибо сотрудничают с «Мэш», — рассказал «Преступной России» один из бывших сотрудников LifeNews.

Life еще в 2013 году открыто заявлял, что платит за эксклюзивные сливы. Любой по заданию редакции мог прислать видео или фото, получив за это гонорар. На «акцию» тратили порядка 10 млн рублей в месяц. Позднее редакция запустила специальное приложение на телефоны LiveCorr, которое также выплачивало определенные вознаграждения гражданским журналистам за эксклюзивы. Справедливости ради стоить отметить, что не все получали обещанные выплаты. В отзывах к приложению в App store много негативных оценок и жалоб на так и не выплаченные гонорары.

 gabrielll.jpg

Арам Габрелянов

Окончательно разрушают концепцию традиционных СМИ методы работы Telegram-канала Mash. В обход законов о СМИ, а также запретов Роскомнадзора, эта площадка публикует самые кровавые подробности трагедий, наплевав на чувства родственников жертв, да и просто на этические нормы. Для функционирования этой площадки и получения горячих эксклюзивов гендиректор Life Арам Габрелянов в свое время выкупил несколько пабликов во ВКонтакте с сотнями тысяч подписчиков, которые «за бесплатно» генерируют инфоповоды.

«Смерть ужасна и без этого»

Очередное кровавое преступление или катастрофа вновь и вновь поднимают вопросы этики в работе журналистов и сотрудников правоохранительных органов.

«Я помню восторженные отзывы журналистов LifeNews в Южной Осетии, для которых большим успехом было снять труп грузинского солдата. Они говорили: «О, смотри, какой кадр мы получили». Такие изображения востребованы в редакции, они точно будут на первой полосе, — делился мнением фотограф Денис Синяков. — Но лично я бы не стал снимать обезображенные тела и, работая в Reuters, понимал, что такого рода фотографии никогда не появятся в нашей ленте. Для меня это не профессиональный успех, не говоря уже о том, что просто по-человечески это неправильно».

Фотограф также отмечает, что люди перестали воспринимать смерть как нечто ужасное: «Чтобы понять это, нам нужно посмотреть на фотографии счастливых людей до того, как они погибли, или на плачущих родственников. Но это праздное любопытство: как в Средневековье, когда люди приходили посмотреть на казни. Смерть ужасна и без этого».

Неэтичным считает публиковать в СМИ изображения жертв преступлений и трагедий и Дмитрий Линников, преподаватель кафедры фотожурналистики СМИ журфака МГУ.

«Во-первых, такие фотографии оскорбляют чувства родственников погибших. Во-вторых, есть огромное количество людей, и я в их числе, которым неприятно смотреть на такие кадры. В-третьих, я не вижу крайней необходимости в публикации этих изображений», — подчеркивает Дмитрий Линников. 

Кровавыми снимками изуродованных тел и выпавших внутренних органов делиться не только неэтично, но и безответственно, по мнению Алексея Скворцова, доцента кафедры философского факультета МГУ. При этом пресса не должна замалчивать трагические события.

«Общество имеет право знать о подстерегающих его опасностях. Разрушения или ущерб, но только без крови и разорванных тел, должны быть показаны, и это может преследовать вполне конкретные цели: сплочение общества перед угрозой, организация помощи пострадавшим, предостережение», — считает Алексей Скворцов.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3

Актуальные сюжеты

Все сюжеты