«Блокировки - абсолютно бестолковое занятие, государству нужно менять стратегию»

«Блокировки - абсолютно бестолковое занятие, государству нужно менять стратегию»
Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев - о действиях Роскомнадзора.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев готовит обращение к российским властям по поводу ситуации вокруг блокировки Telegram. Об этом он заявил в интервью «Коммерсантъ FM». Мариничев добавил, что противостояние Роскомнадзора и Telegram может продолжаться вечно, а попытки заблокировать мессенджер не имеют смысла. Государство должно полностью пересмотреть свою политику в сфере информации, пояснил интернет-омбудсмен.

— Ранее вы заявили журналистам, что Telegram может бесконечно продолжать обходить блокировки, а Роскомнадзор будет вечно с ним бороться. Хотели развить эту мысль: эксперты уже неоднократно высказывали мнение, что Роскомнадзор может заблокировать Telegram, но это сопряжено с определенными рисками для всего рунета. Возможна ли ситуация, когда Роскомнадзор пойдет на самые радикальные меры?

— Вообще без вопросов. В текущем состоянии дел с помощью тех инструментов, которыми обладает Роскомнадзор и которые приняты в качестве инструментария блокировок, заблокировать Telegram будет невозможно. Единственный вариант, при котором можно достичь успеха — это запрет установки приложения на абонентские устройства, находящиеся на территории Российской Федерации, для российских граждан. Никаких других технологических рычагов по блокировке получить будет невозможно. Тотальная блокировка IP-адресов также ничего не даст, потому что можно менять динамически и изменять структуру сети и работу приложения.

Это война мечей и щитов, и в данном случае мечи в виде Telegram будут однозначно выигрывать и всегда находиться на шаг, на два, а то и на три впереди.

Поэтому я считаю, что это абсолютно бестолковое занятие, абсолютно неправильное. Собственно говоря, я свою точку зрения не меняю, я это озвучивал и до момента начала блокировок.

— Вы как омбудсмен какие-то действия предпринимали уже, чтобы как-то повлиять на ситуацию? Роскомнадзор говорит, что у них нет выбора, они исполняют законодательство.

— Да, мы сейчас готовим обращение и пакет документов, я думаю, что в ближайшее время мы сделаем определенные шаги. У нас идет сейчас работа, и в ближайшие дни мы постараемся предпринять активные действия.

— Роскомнадзор ссылается на «закон Яровой», на требование ФСБ передать ключи. Как вы считате, нужно менять этот закон, чтобы не было таких эксцессов в будущем?

— Нужно радикально пересматривать поведенческую стратегию со стороны государства, потому что сейчас она нацелена на то, чтобы оградить от информации непосредственно граждан Российской Федерации, то есть сделать показ информации для россиян недоступным. Но она никак не влияет на самих нарушителей, то есть на тех, кто создает нелегальный контент. Поэтому здесь нужно пересмотреть позицию страны, правоохранительных органов, которые должны взаимодействовать и на международном уровне, пресекать деятельность преступников. Вот, например, возьмем детскую порнографию. У нас обнаруживают эти сайты и блокируют их показ для российских граждан вместо того, чтобы находить тех, кто создает этот противоправный контент, и уничтожать сервисы, непосредственно ту студию, я не знаю, как правильно сейчас это назвать, который производит это. Это гораздо более сложная для исполнения стратегия, но она единственно возможная правильная.

А с точки зрения общества, какая бы информация ни была, наоборот, нужно заниматься предъявлением требований к сервисам — таким, как Telegram и социальные сети, — чтобы они шифровали в обязательном порядке, делали недоступной для злоумышленников коммуникацию. То есть нужно предъявлять обратные требования и наказывать их, если происходят утечки, если происходит ненадежное хранение, ненадежное шифрование. Этим надо заниматься, а не пытаться получить от них ключи. И заниматься, конечно же, цифровой гигиеной, обучать российских граждан, делать такую локальную прививку. Все это очень сильно похоже на обыкновенную медицину — мы же с вами прививаем детей, и у нас не происходит эпидемий оспы или эпидемий еще какого-либо такого заболевания, чем страдали в Средние века. Вот если вы ограничиваете, то возможна эпидемия. Чтобы эпидемии не было, прививка обязательно должна быть, и люди должны сами понимать, как разбираться с информацией, как доверять или не доверять источникам, проверять источники, соответственно, ставить под сомнение — это все культура поведения в цифровом мире, цифровая гигиена.

Сейчас происходит закупоривание ситуации, мы относимся к нашим российским гражданам как к детям неразумным, пытаясь оградить их от всего, не выпускать на улицу гулять, не разрешить пойти в магазин, то есть мы вообще их не готовим к жизни в новой цифровой реальности.

Поэтому я категорически, конечно, против этих трендов выступаю, но они для меня абсолютно понятны. Сейчас первую скрипку диктуют те люди, которые никогда не осознают, что есть цифровой мир, и не понимают, куда мы движемся, поэтому пытаются законсервировать управление интернетом теми законодательными инициативами, которые работали когда-то в мире индустриальном, в индустриальную эпоху. Вот моя позиция. Нужно кардинально пересматривать стратегии, поведенческие стратегии на уровне государства, рисовать новые цели и с помощью экспертного сообщества и общественности понимать тактические линии поведения и то, как мы можем этого достичь.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3