«Часы и телефон Юли выкинул в водоем»: опубликовано признание фотографа Лошагина в убийстве жены ДОКУМЕНТ

«Часы и телефон Юли выкинул в водоем»: опубликовано признание фотографа Лошагина в убийстве жены ДОКУМЕНТ
Лошагина суд оправдал

О том, что Лошагин признался в убийстве уже на первом допросе, журналистам рассказала мать Юли сразу после оглашения сенсационного приговора.

Мать убитой фотомодели Юлии Лошагиной Светлана Рябова подала расширенную апелляцию на оправдательный приговор Дмитрию Лошагину в Свердловский областной суд. Главным аргументом в ней назван рапорт подполковника полиции Павла Прокопчика, который первый беседовал с Лошагиным после задержания и зафиксировал его признания в том, что он избавлялся от тела супруги.

О том, что Дмитрий Лошагин признался в убийстве уже на первом допросе, журналистам рассказала мать Юли сразу после оглашения сенсационного приговора. В распоряжении E1.RU оказался документ с этим признанием – рапорт первоуральского оперативника Павла Прокопчика. Документ есть в  материалах уголовного дела – в 7-м томе на 106-й странице.

В рапорте Прокопчика на имя начальника управления уголовного розыска ГУ МВД Свердловской области Александра Мазаева подробно рассказывается о первой беседе оперативника с Лошагиным. В частности, Прокопчик пишет: фотограф Дмитрий признался, что вывез тело Юлии Прокопьевой в контейнере в район деревни Решеты. Вещи супруги он выкинул в водоём, а свои разбросал по помойкам.

«В следственном кабинете СИЗО N 1 Екатеринбурга состоялась беседа с Дмитрием Лошагиным по факту убийства его жены Юлии Прокопьевой, в ходе которой он пояснил, что 24 августа (через два дня после убийства) вывез тело Юли в пластиковом контейнере в район деревни Решёты, после чего контейнер выкинул в мусорные баки возле стелы "Европа-Азия", телефон и часы Юлии он выкинул в водоём, но в какой точно, не пояснил. Свои вещи, в которых он вывозил труп Юли и находился в день её убийства, разбросал по мусорным бакам в Екатеринбурге в течение нескольких дней. Рассказывать об обстоятельствах убийства жены отказался, сославшись на отсутствие адвоката», – говорится в документе.IMG_9250_2(1)_700x917.jpg

Также в рапорте уточняется, что Прокопчик проверил маршрут, которым ехал Лошагин: сотрудник полиции искал вещественные доказательства, опросил водителя мусоровоза, работающего у стелы, но ничего найти не смог.

Беседа эта состоялась 2 сентября 2013 года, когда Лошагина только задержали. Ему ещё не предъявили обвинение и проводился его опрос.

– Рапорт действительно был, – сообщил корреспонденту издания пресс-секретарь областного Следственного комитета Александр Шульга. – Но Прокопчик проходил оперативником по делу, вёл его оперативное сопровождение, и по закону он не мог быть допрошен в суде в качестве свидетеля. Суд изучал этот рапорт, и ему была дана правовая оценка.

Дмитрий Лошагин рассказал, что из него буквально выбивали показания.

Прокопчик – ключевой свидетель для стороны матери погибшей фотомодели Светланы Рябовой. Её московский адвокат Евгений Черноусов и она сама не раз в последнее время акцентировали внимание на том, что Прокопчик рассказывал им, как Лошагин признавался, что толкнул Юлю, она упала и сломала шею, а потом отвёз её тело в лес и сжёг. В суде они планируют привлечь Павла Прокопчика как свидетеля.

Напомним, в первом интервью после освобождения Дмитрий рассказывал, как из него выбивали эти показания:

– Меня привезли в полицейский участок и сразу же начали меня плющить, отобрали телефон, кинули бумагу, сказали: "Пиши". "Что писать?" – "Всё пиши". "А можно воды попить?" – "Нет, нельзя". Такое хамское, предвзятое поведение оперативников, после чего пришёл следователь и сказал, что по их статистике убийца – это близкий человек убитого: "Ты похож на убийцу, у тебя билеты на завтра в Крым, значит, ты хочешь скрыться, ты убийца". Меня несколько часов допрашивали, я выслушал столько сексуальных фантазий оперов относительно моей персоны.

– Суд дал правильную оценку этому рапорту в материалах дела – он получен с нарушениями требований уголовно-процессуального кодекса, – заявил адвокат Лошагина Сергей Лашин. – Это не допрос, не явка с повинной, поэтому эта бумажка, как правильно отметил суд, не является доказательством. В такой бумажке Прокопчик мог написать всё, что угодно.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3