Чеченских участников двух перестрелок осудили «по-мягкому»

Чеченских участников двух перестрелок осудили «по-мягкому»
Прокурор, учитывая прошлые «заслуги» жителей Чечни, просил назначить им крупные сроки

Фигуранты дела о стрельбе у здания МИД получили наказание за разбой ниже низшего предела.

Как сообщил источник в правоохранительных органах, перед служителями Фемиды предстали два брата - Шамиль и Анзор Чекиевы, Шамиль Албаков, Шахмарз Дзейтов и Умаров. Все они обвинялись по статье 162 УК РФ (разбой). Слушания по данному делу начались еще в мае 2015 года, продлились больше восьми месяцев и сопровождались различным эксцессами. Так, прошлой осенью пятерых уроженцев Чечни доставили из СИЗО в Замоскворецкий суд на очередное заседание. В конвойной комнате при личном досмотре у одного из обвиняемых был обнаружен спрятанный молоток. Опасный предмет изъяли, но для каких целей заключенный пронес его в суд, так и осталось невыясненным.

Кроме того, во время слушаний единственная потерпевшая по данному делу неожиданно отказалась от показаний, данных во время следствия. Она заявила, что оговорила жителей Чечни под давлением оперативников и никаких преступлений в отношении нее они не совершали.

Прокурор, учитывая прошлые «заслуги» жителей Чечни, просил назначить им крупные сроки – от 10 до 13 лет лишения свободы. Однако судья, сочтя, что Чекиевы, Албаков, Дзейтов и Умаров заслуживают более мягкого наказания, назначила им наказание от четырех лет и трех месяцев до шести лет и шести месяцев колонии - ниже низшего предела.

Первый раз Шамиль Чекиев, Шамиль Албаков и их знакомый Шахмарз Дзейтов были задержаны в марте 2013 года. По версии следствия, они были участниками перестрелки в ночь на 8 февраля 2013 года в ресторане «Оливия» на Смоленской площади (неподалеку от здания МИД РФ), во время которой даже использовался автомат. У трех десятков выходцев из Армении возник конфликт с тремя жителями Чечни. Последние пригрозили оппонентам оружием. Те быстро сбегали к своим машинам, достали из багажников автомат Калашникова и несколько пистолетов, после чего открыли по заблокированным в помещении противникам шквальный огонь. Чеченцы, укрывшись за столиками, отвечали одиночными выстрелами.

В ходе перестрелки человек с "Калашниковым" подстрелил своего же знакомого — Артура Хакумяна. После этого армяне, подхватив раненного товарища, уехали. Следом за ними скрылись и чеченцы. Всего перестрелка продолжалась около 20 минут.

При обыске квартиры, где бывали жители Чечни, были обнаружены граната, пистолеты ТТ и Марголина, а также незарегистрированный травматический пистолет. Чекиеву и Албакову предъявили обвинения по статьям УК РФ 222 (незаконное хранение оружия) и 213 (хулиганство), а Дзейтову только по статье 222 УК РФ. Но следователям так и не удалось доказать, что задержанные имели отношение к оружию, изъятому в помещении. В результате обвинения по статье 222 УК РФ с них были сняты, Дзейтов вышел на свободу. А статья 213 УК подпадала под принятую Госдумой РФ в 2013 году амнистию. По заявлению Чекиева и Албакова к ним был применен акт амнистии, а их уголовное преследование прекращено.

Однако как только уроженцы Чечни открыли двери СИЗО «Бутырка», где они содержались все время после ареста, на них налетели бойцы спецназа, скрутили и доставили в расположенное по соседству здание ГСУ ГУ МВД по Москве. Там двум Шамилям предъявили новые обвинения - по статье УК РФ 162 (разбой). Вскоре к ним в изоляторе присоединился и Дзейтов. В начале 2014 года полицейские провели спецоперацию в отношении жителей Чечни, контролировавших различный бизнес у ТЦ «Европейский». Также их подозревали в организации в 2013 году у того же ТЦ «Европейский» побоища со стрельбой. Среди задержанных оказался и Дзейтов, которому предъявили обвинения в разбое.

По версии следствия, в 2012 году Чекиевы, Албаков, Дзейтов и Умаров несколько раз врывались в квартиру женщины, которая занималась торговлей наркотиками. Они избивали потерпевшую и забирали все ценное. Из-за специфики своего «бизнеса» женщина в полицию не обращалась.

В свою очередь знакомые обвиняемых считали обвинения несостоятельными. «Когда наркоторговка дала показания на ребят, она отбывала большой срок. Чтобы улучшить условия содержания и выйти пораньше, была готова говорить что угодно и про кого угодно», - полагали близкие жителей Чечни.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3