«Если бы таксист отказался везти террориста Евлоева, преступления бы не было». Аэропорт Домодедово указывает на логические ошибки следователей в связи с терактом 2011 года

«Если бы таксист отказался везти террориста Евлоева, преступления бы не было».  Аэропорт Домодедово указывает на логические ошибки следователей в связи с терактом 2011 года
Теракт в аэропорту Домодедово произошел в январе 2011 года

Московский аэропорт изложил свои доводы, почему нет оснований для преследования топ-менеджеров Домодедово.

Аэропорт Домодедово не видит оснований для уголовного преследования сотрудников по делу о теракте 2011 года. Об этом говорится в пресс-релизе, опубликованном на сайте аэропорта. Напомним, накануне были задержаны экс-директора аэропорта Домодедово Вячеслава Некрасова,  бывшего управляющего директора ЗАО «Домодедово эрпорт авиэйшен секьюрити» Андрея Данилова и экс-главу российского представительства компании Airport Management Company Limited Светлану Тришину. Все они, по версии следствия, подозреваются в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). 8 и 9 февраля они были арестованы Басманным судом Москвы, хотя против этого возражал представитель прокуратуры. Никто из задержанных свою вину не признает.

Согласно версии следствия, сотрудниками аэропорта, обеспечивающими предоставление пассажирам услуг авиационной безопасности, процедура досмотра граждан в аэропорту Домодедово была необоснованно упрощена, вследствие чего Евлоев М.М. в январе 2011 года беспрепятственно проник в здание аэровокзала и привел в действие взрывное устройство, результатом чего явилась гибель людей. Упрощение процедуры досмотра заключалось в принятии в 2010 году новой редакции Технологии досмотра на входах в аэровокзал (далее – «Технология-2010»), которая, вместо прохождения всех входящих через рамку стационарного металлоискателя, предусматривала выборочный досмотр посетителей.

«Позиция обвинения строится на суждении, выраженном импликацией: «Если бы не Технология-2010, то теракт не произошёл бы». С помощью логической операции (поменяв «знак» с отрицания на утверждение в каждой половине высказывания) следственный комитет строит вывод, на котором затем базируется вся конструкция причинно-следственной связи: «Наличие Технологии-2010 предопределило теракт». С помощью логической операции Следственный комитет строит вывод, на котором затем базируется вся конструкция причинно-следственной связи: «Наличие технологии-2010 предопределило теракт». Между тем, указанная логическая операция выполнена с недопустимой ошибкой… Такой вывод тавтологичен и непригоден для доказывания в уголовном процессе»,— говорится в сообщении.

Так же в Домодедово уверены, что следователи пользуются «приемом вменения альтернативной реальности». По их мнению, событие, произошедшее в действительности сопоставляется с некой гипотетической предпосылкой из альтернативной реальности, которая теоретически могла бы предотвратить то самое последствие.

«Приведём несколько примеров: «Если бы таксист отказался везти террориста Евлоева, преступления бы не было». «Если бы участковый задержал Евлоева на улице Москвы, преступления бы не было».  Анализ выводов, построенных по такой аналогии, обнаруживает абсурдность исходной посылки следствия («Если бы не Технология-2010, то теракт не произошёл бы»), - говорится в сообщении.

В документах следствия к тому же смешиваются понятия: «авиационная безопасность», «транспортная безопасность» и «досмотр на входах». «Таким образом, в действиях сотрудников аэропорта не присутствует ни один из признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ», - утверждают авторы обращения.

К тому же сообщается, что сама статья 238 УК РФ не может применяться, поскольку разработка и ввод в действие технологии-2010 не являются услугой. «Не существует потребителя (заказчика), который бы дал аэропорту задание на разработку и ввод в действие технологии досмотра и заплатил бы за это. Также не является услугой и досмотр посетителей на входах в пассажирский терминал. Гражданско-правовой договор на этот предмет не заключался ни письменно, ни конклюдентно»,— говорится в пресс-релизе.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3