«Это только репетиция!»: полицейские, обвиняемые в избиении нижегородца, угрожают подбросить ему наркотики  

«Это только репетиция!»: полицейские, обвиняемые в избиении нижегородца, угрожают подбросить ему наркотики
Иван Белов сбежал от полицейских, которые избили его Фото: Преступная Россия

Многочисленные травмы и проблемы со зрением, шантаж, угрозы и обыск, спешный переезд в другой город — таковы последствия общения жителя Нижегородской области Ивана Белова с полицейскими. В будничную жизнь Белова стражи правопорядка в буквальном смысле ворвались около года назад, в апреле 2017-го. Ворвались, жестоко избили и унизили, а затем запихнули в багажник и увезли в участок. А когда узнали, что Белов дал показания, порочащие их доблесть и честь, поспешили напомнить, кто здесь устанавливает правила.

На коленях к багажнику

В конце апреля 2017 года Иван Белов и его приятель Павел Якушев согласились «помочь своему другу вынести тракторную запчасть с территории местной пилорамы. О преступных намерениях друга Якушев и Белов, по их словам, не догадывались: «Меня попросили помочь, и я согласился. Я не задумывался даже. На тот момент мы не были знакомы с Павлом Якушевым. Пошли туда, донесли эту запчасть до ворот», — вспоминает Белов.

«Судом их причастность в покушении на кражу не установлена. Белов и Якушев проходили как свидетели, — рассказал «Преступной России» юрист межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» Владимир Смирнов. — В отношении инициатора похода суд вынес приговор. Суд установил, что он никого не ставил в известность о своих истинных намерениях, просто попросил помочь принести деталь. Надо понимать, что это заброшенная пилорама. Что там лежит и кому это принадлежит, не сразу можно разобраться».

В момент «помощи другу» молодые люди услышали крики полицейских, которых знали в лицо (Ветлуга — город небольшой, 8,5 тыс. населения, и многие жители знают друг друга в лицо и поименно). Испугавшись, Белов и Якушев пытались бежать, но вскоре были настигнуты полицейскими в гражданской одежде, которые справедливо рассудили, что помогать друзьям нужно только тогда, когда это не противоречит закону.

По словам юриста, всего на месте задержания было пять полицейских, в числе которых Белов опознал Мерлугова и Смирнова (начальник ОУР и оперуполномоченный ОП МО МВД России «Уренский»). Полицейские на месте постарались разъяснить свою точку зрения несостоявшимся ворам. При этом сами силовики говорят, что они преследовали Белова и Якушева с криками «Это полиция», а потерпевшие утверждают, что никто не представился, — просто догнали и начали бить.

мергулов.jpg

Начальник ОУР ОП МО МВД России «Уренский» Антон Мерлугов.

Так, Иван Белов вспоминает: «Он (Мерлугов. — прим. «Преступной России») сначала уронил меня на живот, избивал сзади, потом перевернул меня и стал избивать по голове и лицу. Я его просил остановиться, потому что начал от крови задыхаться. Он схватил меня за волосы, поднял меня и заставил идти на коленях. Так меня вывели на дорогу, где нас ждал другой сотрудник полиции — Смирнов. Мерлугов нашел какую-то палку, сломал ее ударом о мою спину, после чего сказал мне встать с колен и приказал бежать вдоль дороги. Все это время он меня толкал, бил по ногам, чтобы я упал. После чего они открыли багажник, приказали лечь туда».

Так Белова и доставили в отделение — в багажнике Mitsubishi Lancer.

Как выбить показания с помощью доски и обогревателя 

Павлу Якушеву, который побежал в другую сторону, тоже не повезло. Его догнал полицейский в гражданской одежде с собакой (как оказалось впоследствии, это был начальник полиции, который жил по соседству) и сразу же вызвал подмогу для задержания. Как говорит Якушев, он оступился и упал в канаву, и тогда полицейские достали его оттуда и избили. Полицейские же утверждают, что Якушев долгое время барахтался в канаве и получил все свои телесные повреждения самостоятельно — из-за ударов об лед. Этой версии не верит юрист Смирнов: «Я видел телесные повреждения Якушева — у него там рана на голове огромная была. Не представляю, как ее можно было получить в канаве».

якушев.jpg

Павел Якушев.

Затем Якушева также доставили в отдел полиции (по сравнению с Беловым — с максимальным комфортом, в обычной полицейской «газели»). По словам Якушева, в отделении его заставляли выдать всех причастных. Чтобы раздобыть необходимую информацию, полицейский Мерлугов, который проводил допрос, начал избивать Якушева доской, а когда такой метод не помог — раскрутил над головой небольшой пластиковый обогреватель и ударил Якушева им.

Все это время Белов сидел в соседнем кабинете с другим полицейским. Мужчину спрашивали о том, кто был с ним еще, и применяли насилие не физическое, а скорее психологическое: время от времени в кабинет заходил Мерлугов. Полицейский демонстрировал на своих сапогах кровь Якушева, как бы наглядно намекая на то, что ждет Белова, если он не будет давать показания.

Утром и Белова, и Якушева отпустили. Их вина так и не была доказана. Следствие и суд не установили причастность Якушева и Белова к краже. Оба приняли участие в процессе в качестве свидетелей. Зато тот самый друг — инициатор похода на заброшенную пилораму — был признан виновным в покушении на кражу и приговорен к 250 часам обязательных работ.

Итог ночи таков. Украденные детали — 0. Потерпевших — 2. Раны Якушева в теменно-затылочной области слева и теменной области — 2. Помимо этого, эксперт, снимавший побои, зафиксировал у Якушева многочисленные телесные повреждения: ссадину и кровоподтек надлопаточной области слева, кровоподтеки подвздошной области слева, рана третьего пальца левой кисти, рану правой кисти, ссадину левого коленного сустава, кровоизлияние под ногтевую пластину и в мягкие ткани ногтевой фаланги первого пальца правой кисти. У Ивана Белова были зафиксированы гематома и отек мягких тканей в области века, гематома в области ушной раковины, гематомы и ссадины в области спины. Как рассказал Иван, после ударов по лицу, полученных от сотрудника полиции, у него начались проблемы со зрением. Окулист диагностировал у него регматогенную отслойку сетчатки, эпиретинальный фиброз.

Угрозы, обыск, наркотики. Бутылка водки — понятым

История годичной давности получила новый виток развития относительно недавно, несмотря на то что Белов и Якушев подали заявление в Следственный комитет спустя пару дней после избиения полицейскими. Реальный результат появился спустя полгода, зимой 2018-го: из-за бюрократической волокиты Белов был впервые опрошен как потерпевший по уголовному делу.

«В самом начале, еще в мае прошлого года нами был заявлен ряд ходатайств о том, чтобы провести различные проверочные мероприятия, — рассказывает юрист «Комитета против пыток» Владимир Смирнов. — Часть этих ходатайств была удовлетворена в полном объеме, но часть этих действий не была проведена по сей день — например, до сих пор не было осмотрено место происшествия. Мне сложно говорить прямо о причинах такого вялого расследования, лентяйство ли это или коррупция, — мне неизвестно».

Долгое время уголовное дело не хотели возбуждать вовсе: ранее следователи Уренского межрайонного следственного отдела несколько раз выносили незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, не усматривая состава преступления в действиях полицейских. Однако обращение «Комитета против пыток» к заместителю руководителя СУ СК РФ по Нижегородской области Дмитрию Канонерову заметно ускорило процесс.

кононеров.jpg

Замглавы СУ СКР по Нижегородской области Дмитрий Канонеров.

Когда запахло жареным, к Ивану Белову, который проходит по делу потерпевшим, приехали на работу полицейские, уговаривая его изменить свои объяснения и отказаться от претензий в свой адрес. Иван отказался, аргументировав это тем, что у него после такого «задержания» возникли проблемы со зрением: «Днем мне коллеги сказали, что меня на улице ждет начальник полиции Назаров. Выхожу — там Назаров и Макаров. Они представились и пригласили сесть в их машину. Макаров взял мой телефон, проверить, не веду ли я запись. Они говорили, что заявление мне надо бы забрать, что мы сами там были, что плохого они не желали. Назаров под конец сказал, что в одном городе живем и мало ли что может случиться. Попросили подумать».

На «подумать» полицейские дали буквально несколько часов. В этот же вечер сотрудники полиции связались с Беловым и сказали, что на него написано заявление и что ему нужно проследовать в участок. Белов приехал в отдел, где выяснилось, что на него поступил звонок неизвестного, кстати, сообщающего, что у Белова при себе могут быть наркотики.

Иван вспоминает, что полицейские долго не могли найти понятых, чтобы провести обыск: «В итоге Смирнов и Мерлугов заводят мужчину и женщину маргинального вида. Один из полицейских — Павел Боткин — им говорит, что нужны понятые одного пола с тем, кого обыскивают. Где-то еще полчаса мы ждали — привели мужчину такого же вида. Меня начали обыскивать. После этого Мерлугов сказал: «Ну что, ты понял? Это была репетиция. В следующий раз мы можем что-нибудь найти, поэтому давай решать что-нибудь с заявлением».

Пару лет назад начальник ОП МО МВД России «Уренский» Назаров (дислокация г. Ветлуга) с гордостью писал о своих лучших сослуживцах в социальной сети «Одноклассники» в День милиции: «Как бы ни называли нашу службу — милиция, полиция, самая главная ее ценность — сотрудники. Все — патриоты своего дела. Хорошо зарекомендовали себя молодые сотрудники, которые пришли к нам в 2014–2015 годах, — А.Ю. Мерлугов и А.В. Смирнов. Они активно проявили себя в раскрытии преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков и против собственности». 


Ради самосохранения Иван Белов в тот же вечер им заявил, что якобы заберет заявление. Удовлетворенные полицейские предложили подбросить Павла до дома. «Понятым мужчине и женщине Смирнов сказал: «Приходите ко мне к дому снег чистить — я вам бутылку дам», — вспоминает Белов. — А другого понятого отвезли на машине до дома, он живет через дом — через два от Мерлугова. Ему полицейский также сказал: «Завтра зайдешь, я с тобой рассчитаюсь — бутылку дам».

назаров.jpg

Начальник ОП МО МВД России «Уренский» Александр Назаров.

На следующий день испуганный Иван Белов уволился с работы и покинул город, написав напоследок еще одно заявление о незаконном задержании. По его словам, после переезда его искали всем отделом полиции, спрашивали у друзей и знакомых.

3 марта 2018 года было возбуждено уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Иван до сих пор скрывается в другом городе. «Репетиция» прошла успешно, состоится ли спектакль — пока не известно.  


Документы

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3