Каменщик выбрал расплату

Каменщик выбрал расплату
Владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик

Должен ли собственник платить за теракт? Ряд экспертов считают это справедливым, другие говорят об уходе государства от ответственности и создании опасного прецедента.

Известие о намерении Дмитрия Каменщика компенсировать вред пострадавшим от теракта 2011 года в «Домодедово» вызвало споры среди юристов. Некоторые находят данный порядок правильным, их оппоненты усматривают в этом формирование определенного механизма, который позволит государству переложить ответственность на плечи собственников, и не исключают исков от пострадавших от терактов в разные годы. Между тем Мосгорсуд оставил в среду под домашним арестом совладельца аэропорта «Домодедово, несмотря на заключенное накануне соглашение о намерениях по выплате компенсаций пострадавшим от теракта.

Помеха бюрократии

Постановление Басманного районного суда Москвы о продлении до 28 июля домашнего ареста владельцу аэропорта «Домодедово» Дмитрию Каменщику обжаловалось без участия обвиняемого. Предприниматель соответствующим посланием известил суд, уточнив, что его позицию на заседании изложат трое защитников.

Один из них — адвокат Евгения Ионова — в начале процесса предложила приобщить к материалам дела экспертное заключение заведующих кафедрами уголовного и гражданского права юридического факультета МГУ Владимира Комиссарова и Евгения Суханова. В своей работе ученые констатировали, что в действиях собственника воздушной гавани и ее топ-менеджмента состав преступления отсутствовал, поскольку актуальное в 2011 году законодательство не предусматривало оказание услуг по подробному досмотру посетителей. Никто из присутствовавших против заявления не возразил. «Это очень уважаемые ученые. Это ученые, по учебникам которых мы учились», — поддержал позицию оппонентов представитель потерпевших, адвокат Игорь Трунов.

Однако суд просьбу представительницы Каменщика отклонил, сославшись на то, что предмет рассмотрения — отнюдь не степень вины обвиняемого, а вопрос продления домашнего ареста.

Аргументируя причины апелляции, сторона защиты по-прежнему акцентировала внимание на невиновности своего подопечного. Евгения Ионова ссылалась на судебный вердикт в разбирательстве над организаторами и соучастниками теракта 2011 года. По ее словам, на допросах осужденные говорили, что приказ главаря террористической банды не предполагал выбор наиболее уязвимого аэропорта, а касался именно «Домодедово». Кроме того, отметила юрист, руководство воздушной гавани не экономило на безопасности: «Нами представлены документы, которые подтверждают, что численность службы авиационной безопасности, которая обеспечивает в том числе и охрану аэровокзала, постоянно увеличивалась. С 2009 года по 2011 она увеличилась почти в два раза». Она попросила судью отменить постановление нижестоящей инстанции и освободить Каменщика из-под домашнего ареста — либо заменить меру пресечения на залог в 50 млн рублей.

Затем Игорь Трунов сообщил о подписанном накануне соглашении между Дмитрием Каменщиком и пострадавшими от теракта. Соответствующий фонд помощи будет создан в течение месяца. Чтобы определить конкретные суммы возмещения уже создается рабочая группа. Предположительно, потерпевшие будут разделены на пять категорий: родственники погибших, лица, получившие тяжкий, средний и легкий вред здоровью, а также те, кому был причинен лишь моральный вред. Пока стороны согласовали только перевод первого взноса в размере 150 млн рублей. «Вот это распределение сейчас определенная головная боль для нас и для потерпевших: как сделать так, чтобы это было не обидно и достаточно», — отметил позже в беседе с журналистами адвокат.

Судье Мосгорсуда он заявил, что соглашение позволило потерпевшим пересмотреть свою позицию и изменить отношение к домашнему аресту бизнесмена. «Предприниматель является владельцем крупнейшего в Европе аэропорта, и это сказывается на его эффективности, рентабельности, — сказал Трунов. — Это влияет сегодня на экономику России, поэтому имеет смысл изменить меру пресечения на более легкую, тем более, что многие обстоятельства, которые являются основанием для избрания столь жесткой меры пресечения, на сегодняшний день являются уже неактуальными. Да, потерпевшие еще не получили материальной помощи, благотворительный фонд еще не начал действовать, но, тем не менее, слово предпринимателей — это их честь и достоинство, и мы полностью полагаемся на их порядочность».

Однако следователь выступил против освобождения Каменшика (он, ксати, категорически подчеркивает, что намерение выплатить коменмации не является признанием вины, поскольку новые обстоятельства, по его словам, еще не нашли отражения в материалах дела. «В настоящее время к материалам дела приобщены более 60 исковых заявлений от потерпевших, они признаны гражданскими истцами, общая сумма требований составляет более 1 млрд рублей, — отрезал он. — Очевидно, это свидетельствует о том, что потерпевшие имеют претензии к обвиняемому. Сведений о каких-либо договоренностях, о том, что потерпевшим возмещен причиненный им ущерб, у следствия не имеется. Никаких документов, свидетельств следствию не поступало».

Трунов признал: соглашение о помощи было подписано во вторник вечером, поэтому необходимые бумаги об отзыве исков до следствия действительно еще не дошли.

Несмотря на это, прокурор продолжил настаивать на официальной позиции своего ведомства: задержание и обвинение Каменщика — незаконны. В своем эмоциональном выступлении он обвинил следствие в отсутствии каких-либо доказательств вины предпринимателя. «Я просил суд (первой инстанции): «Давайте озвучим те материалы дела, которые подтверждают доводы следователя». Ни одного документа, фактически подтверждающего доводы следствия, судом не были озвучены, и суду они даже не были представлены, — горячо настаивал он. — Единственный документ, который имеется в материалах уголовного дела, это постановление о привлечении в качестве обвиняемого».

«Досмотр граждан — по состоянию на январь 2011 года — мог осуществляться либо службой авиационной безопасности, если он был предполетным, либо правоохранительными органами, — развивал тему адвокат собственника «Домодедово» Иван Голосков. — Других нормативных актов, которые не просто обязывали бы осуществить досмотр, но и давали право устанавливать порядок проведения таких действий, просто не существовало»

На размышления перед вынесением вердикта судье потребовалось не более 15 минут. «Постановление Басманного районного суда Москвы оставить без изменений», — огласила она.

Для стороны потерпевших такое решение было ожидаемым. После заседания Игорь Трунов пояснил, что изменение позиции следствия в связи с «мировым» соглашением — дело времени. По крайней мере, это дал понять следователь в личной беседе с адвокатом. «На следующем продлении уже будут сделаны надлежащие заявления, уже будет отозвана основная масса исков, на которые ссылается следствие», — добавил он.

Нагрузка на плечи

Пострадавшие в результате теракта в октябре 2002 года в театральном центре на Дубровке обращались в Конституционный суд, пытаясь добиться от властей компенсации за моральный ущерб. Ответ, полученный в марте 2006 года, гласил: государство выполнило свои функции по возмещению вреда путем единовременных выплат, остальные претензии, согласно законодательству, потерпевшие должны предъявлять к исполнителям преступления — террористам.

Однако в том случае, если Дмитрий Каменщик выплатит компенсации всем потерпевшим, появится полноценный прецедент, когда ответственность за трагедию несет и собственник. Недавние события вокруг преследования Алексея Семина, владельца казанского ТЦ «Адмирал», пожар в котором унес жизни 19 человек, сравнить с историей Каменщика можно лишь условно. Следственный комитет Казани закрыл уголовное дело сразу после того, как олигарх пополнил счет специально созданного благотворительного фонда, но, как утверждает председатель фонда, потерпевшим была выплачена лишь мизерная часть обещанного.

«Договор о намерениях — это что? Его можно съесть? На него масла можно купить? Мяч на стороне «Домодедово»: если «Домодедово» выплатит свои обязательства, то, конечно, это будет прецедент», — отмечает Игорь Трунов.

Тем не менее, в ходе пресс-конференции в Москве адвокат заявил об отзыве потерпевшими иска из Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). При этом претензии к судопроизводству по их делу у них остаются. Мотивировку этого решения адвокат объясняет на примере из процесса в среду, когда суд отказался приобщить к материалам дела заключение ученых: «Заявляется ходатайство, все стороны согласны в том, что оно должно быть приобщено и рассмотрено, а суд против. Но не может быть судебное решение самостоятельным, в отрыве от состязающихся сторон!»

Позиция государства в ситуации с уголовным преследованием Дмитрия Каменщика выглядит как попытка переложить ответственность на плечи предпринимателя, комментирует происходящее адвокат Владимир Жеребенков. «Получается такая практика у государства: денег нет, поэтому мы кого-нибудь посадим и заставим заплатить денег. Это негативная практика, она вне правового поля, это незаконно, поскольку вина еще не установлена, — говорит эксперт. — Личная безопасность граждан должна охраняться государством, мы за это налоги платим». Он полагает, что владелец аэропорта таким образом просто пытается защитить свою репутацию и сохранить бизнес.

В свою очередь зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Вадим Соловьев убежден: собственник априори несет ответственность за чрезвычайные ситуации на его территории. «Потерпевшим должно не только государство выплачивать компенсацию, но и собственники. С тем, чтобы они понимали, что они несут серьезную ответственность перед гражданами за обеспечение элементарных условий безопасности. В первую очередь право на жизнь должны обеспечить», — заключает парламентарий.

С ним солидарен адвокат Анатолий Кучерена, который считает случай Каменщика позитивным опытом. «Когда потерпевшие добиваются получения соответствующих компенсаций, то процедуры порой являются достаточно сложными и зачастую неуспешными, поэтому создание определенных фондов и договоренность между сторонами, я считаю, — цивилизованно и абсолютно грамотно», — подчеркивает юрист, характеризуя намерения предпринимателя как благородные.

Подобную позицию Владимир Жеребенков не разделяет: «Сейчас создадим такую практику, что по всем террористическим актам будет отвечать собственник. В кафе взорвали — значит, директора кафе заставить платить ущерб? А ведет это к тому, что государство свои обязанности перекидывает на граждан, а чтобы граждане не возражали активно, просто лишает их свободы — и все». 

А как у них

В Израиле семье, потерявшей одного из своих членов, выплачивается ежемесячное государственное пособие в сумме от 5 до 7 тысяч шекелей (от $1300 до $1800).

Во Франции компенсируют отдельно моральный и материальный ущерб. От Гарантийного фонда для жертв террористических актов и других преступлений, в котором аккумулируются и бюджетные, и благотворительные деньги, в качестве морального ущерба родственники погибших могут получить до 30 тыс. евро. Компенсации же в целом, куда входят и ежемесячные пособия семье, могут составить и до 1 млн евро.  

В Великобритании выплаты жертвам терактов  оцениваются по сложной системе и колеблются от 1 тыс. до 250 тыс. фунтов стерлингов. Если пострадавший докажет, что в результате теракта он потерял заработок, сумма пособий может возрасти до 500 тыс. фунтов.

В США Фонд компенсаций жертвам 11 сентября 2001 года был создан спецактом конгресса сразу после теракта. Было подсчитано, сколько каждый человек мог получить за всю жизнь, если бы не пострадал. В итоге общий размер выплат составил около $7 млрд. Иждивенцы погибших получили от $250 тыс. до $7 млн. Средняя выплата —  $1,6 млн, не облагаемых налогами. Однако стоит отметить, что до 11 сентября 2001 года государство выплатами пострадавшим от терактов не занималось, также не как не участвовало в компенсациях жертвам теракта Бостонского марафона: более $60 млн было собрано с помощью добровольных пожертвований.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3