Карельский ГУЛАГ. Пытки и убийства заключенных − результат коррупции во ФСИН 

Карельский ГУЛАГ. Пытки и убийства заключенных − результат коррупции во ФСИН
Заключенный Ильдар Дадин заставил вновь поднять вопрос о пытках в колониях Фото: Преступная Россия

О пытках в российских тюрьмах было известно всегда, эта тема остается актуальной для нашей страны уже на протяжении многих лет. Однако в большинстве случаев тюремные чиновники излагают свои, не всегда правдоподобные версии о самоистязаниях и несчастных случаях, произошедших с заключенными. Таким образом руководство и сотрудники УФСИН избегают реальных наказаний за зверства, которые творятся за высоким забором с колючей проволокой. С новой силой скандал вокруг пыток в пенитенциарной системе России вспыхнул после публикации откровений заключенного карельской тюрьмы Ильдара Дадина.

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) проведет повторную проверку по сообщениям о пытках в колонии ИК-7 Республики Карелии, о которых рассказал заключенный Ильдар Дадин. Об ее проведении в исправительном учреждении города Сегежи распорядилось руководство ФСИН, несмотря на заявления замглавы ФСИН Валерия Максименко о том, что в деле «поставлена точка», сообщил источник «Преступной России».

Такое решение может быть связано с распоряжениями, поступившими из администрации президента РФ Владимира Путина после встречи главы государства с членами правозащитного Совета (СПЧ) 8 декабря. Во время разговора Путина с правозащитниками была затронута тема сегежской колонии, где успели побывать члены СПЧ Игорь Каляпин и Павел Чиков. Ранее они опубликовали доклад, в котором сообщили о системе насилия в колонии. А председатель организации «Комитет за гражданские права» Андрей Бабушкин даже передал лично в руки президенту подробное послание от заключенных с описанием пыток.

Валерий Максименко

Замглавы ФСИН Валерий Максименко

Историей пыток в ИК-7 заинтересовались и за рубежом. Речь идет не только о резолюции Европарламента, в которой европейское правительство потребовало расследовать жалобы заключенных, но и о негласных дипломатических контактах. В ближайшее время руководство ФСИН планирует провести встречу с Бабушкиным и другими представителями правозащитного сообщества, указывают источники «Преступной России».

В настоящее время Следственный отдел города Сегежи проводит проверку по нескольким заявлениям от заключенных ИК-7, которые касаются пыток и избиений. При этом не исключено, что на потерпевших будет оказано давление: как стало известно, к одному из них под надуманными предлогами несколько дней подряд не пускают адвокатов.

Сегежская колония ИК-7 не впервые попадает в фокус внимания правозащитников. В организации «Гражданское содействие» это исправительное учреждение регулярно возглавляло списки самых неблагополучных колоний, где издевались над заключенными. Жалобы на немыслимое поведение сотрудников ИК-7 поступают с 2010 года, однако хода им не давали.

«Сотрудники колонии – охранники и надзиратели <…> систематически наносят осужденным телесные повреждения. Они бьют их ногами и дубинками по жизненно важным органам, растягивают им ноги и используют другие методы пытки», − говорится в жалобе супруги заключенного Владимира Давидовича Никурадзе, размещенной на сайте Gulagu.net. «Били, растягивали, сажали на шпагат на глазах администрации», − указывает другой з/к, Мамедов Эльшан Ровшанович. О нравах в колонии рассказал под видеозапись освободившийся Денис Силонов. «Заводят в сушильную комнату или в туалет, начинают бить руками, ногами», − говорит заключенный. 

Таких показаний в сети еще полгода назад набиралось с десяток − более чем достаточно для проверки. Которую, однако, тогда так и не провели.

В 2014 году за дело взялись правозащитники, которые сообщили об избиении Лом-Али Гелогаева. Чеченца, осужденного за вымогательство, подвергли изощренным издевательствам − нахождению в холодной камере, подвешиваниям. Пресс-конференции и жалобы в уполномоченные органы не принесли никаких результатов − Гелогаева просто перевели в другую зону. 

После письма Ильдара Дадина, которое было опубликовано 1 ноября 2016 года порталом «Медуза», подобных заявлений в прессе появилось довольно много. Комментарии дают бывшие заключенные, а родственники нынешних осужденных собрались на пресс-конференцию в Москве. 

«Избивали, растягивали, били по пяткам, били по голове, у него потерян на правое ухо слух от избиения», − рассказывает брат одного из осужденных ИК-7.

«На самом деле, там жесточайшие пытки. Жесточайшие. У него были разрывы всех связок. Когда он поступил в Верхнеуральск, в эту крытую тюрьму, у него сразу был эпилептический припадок», − объясняет мать другого.

«Его били очень страшно, две недели подряд, он говорит, «на ужин, на завтрак, на обед», у них это в порядке вещей. У них есть такая дубинка там, она обшита такой какой-то тканью, она тяжелая – по голове ею били постоянно, он говорит: «У меня даже ощущение, когда я вот так поднимаю брови, что какие-то гематомы в голове, потому что у меня постоянно головные боли», − свидетельствует мать третьего.

Подробные свидетельства пыток в ИК-7, найденные правозащитниками, собраны на специальном сайте

«Последний раз я был избит 14-го или 12-го февраля 2016 года. Насилие ко мне применяли около 10−12 сотрудников дежурной смены. Избивали руками и ногами. Ставили на растяжку до такой степени, что нагибали мою голову к полу, ноги растягивали в разные стороны, били по голове различными предметами. Затем завели в кабинет к начальнику ИК-7, который высказал угрозу, что меня голым закроют в прогулочном дворике, где я умру от холода, «как собака». После избиения я ощущал сильную боль в грудной клетке, а также испытывал боль в правом боку груди, в этом месте до сих пор при ощупывании чувствуется, что выпирает сломанное ребро».

«Во время вечерней проверки 11.03.16 меня начали пытать посредством растягивания на шпагат. После окончания проверки я зашел в камеру и разрезал себе вены на руках и живот с целью совершить суицид. <...> 13.03.16 при проведении утренней проверки я вновь подвергся физическому насилию со стороны сотрудников администрации исправительного учреждения. Так, ко мне повторно применили пытку посредством растягивания на шпагат, после чего меня повалили и начали избивать руками».

«Непосредственно 15.08.15 вечером примерно в 18:15−18:30 на проверке я вышел из камеры, мне сказали встать к стене, целовать стенку. Мои ноги растянули − стали делать растяжку, прижимали мои колени к стене, били по пояснице, применяли болевой удар к правому колену, затем выворачивали руку, выбили плечо (до настоящего времени характерный хруст выбитого плеча). И это продолжалось минимум 20 минут. Сотрудники кричали: «Ты здесь сдохнешь, мы тебя повесим».

Это – только небольшая  часть показаний заключенных ИК-7. Но примечательно, что жалобы на пытки, избиения и вымогательства касаются не только колонии ИК-7, но и других «зон» − ИК-1, ИК-9, ЛИУ-4. Последняя − туберкулезная больница, куда отправляют особенно упорных и непримиримых узников. Заключенные сообщают, что были случаи, когда в диспансер с целью устрашения засылались совершенно здоровые люди.

Дурная слава ходит и про ИК-1 и ИК-9: и в той, и в другой колонии до смерти забивали заключенных. История смерти одного из заключенных в 2015 году даже попала в СМИ.

Однако травмы погибшего списали на его неадекватное поведение.

«Он начал возмущаться и размахивать руками. Конвоиры попытались урезонить заключенного, но тщетно. Тогда сотрудники УФСИН повалили его на пол и надели наручники. Тот продолжил кричать и бился головой об пол», − описывает версию ФСИН пресса.

Известно и о смертях в ИК-1: в частности, одна из них произошла в мае 2016 года.

Арсенал пыток во всех карельских колониях − один и тот же: запирают в холодной комнате, подвешивают на «дыбу», сажают на шпагат, насилуют дубинками. Известны случаи, когда сотрудники ФСИН вымогали у заключенных крупные суммы денег − якобы уплата «дани» гарантировала защиту от пыток и избиений.

Это не единственный способ зарабатывания денег в карельских местах лишения свободы: другой − использование труда заключенных, иногда незаконного. В частности, в колонии ИК-9 используется труд рабочих на бумагопрокатных станках. И об этом производстве нигде официально не сообщалось.

По документам ИК-9 производит только пищевые продукты (макароны, выпечку, кроличье мясо), а также железные ограды и светильники. После жалоб, поступивших в следственные органы со стороны родственников заключенных, руководство колонии было вынуждено внести изменения в ЕГРЮЛ и узаконить в колонии производство бумаги и картона. Соответствующая запись появилась только 30 ноября 2016 года.

Считается, что подобная ситуация в Карелии сложилась после того, как главой регионального управления ФСИН стал Александр Терех. Нынешний начальник карельского УФСИН окончил школу в селе Надвоицы. Начинал службу пожарным в исправительной колонии ЛИУ-4 в п. Верхний Сегежского района, потом стал оперуполномоченным Надвоицкой ИК-1. С 2004 по 2006 год он возглавлял ИК-1, затем ИК-9.

Александр Терех

Руководитель УФСИН России по Республике Карелия Александр Терех

Покровителем Тереха, которому тот обязан продвижением по службе, стал бывший глава МВД, нынешний заместитель секретаря Совета безопасности России Рашид Нургалиев. Интересная деталь: отец Рашида, Гумар Нургалиев, был главой исправительной колонии ЛИУ-4 в п. Верхний, когда на службу туда поступил Александр Терех.

Прослеживается связь данных персонажей и с нынешним главой ФСИН Геннадием Корниенко: уроженец карельского поселка Лахденпохья, земляк Тереха и Нургалиева, Корниенко до службы во ФСИН служил в ФСБ и ФСО. Службу в аппарате Федеральной службы безопасности в это время проходил и Нургалиев.

Бывший сотрудник ФСИН, капитан в отставке сообщил, что будучи начальником ИК № 1 Карелии, а затем начальником ИК № 9, Александр Терех оказывал покровительство питерскому бандиту Сергею Часовских. Часовских предоставлялось право проживать в отдельном помещении, пользоваться сотовым телефоном, друзья доставляли ему наркотики. «Когда Терех с должности нач. ИК-1 (Надвоицы, Сегежский р-н) был переведен в начальники ИК-9 (Петрозаводск), Часовских был этапирован из ИК-1 для отбывания в ИК-9 вслед за Терехом, где продолжал работать главным нарядчиком производства и был влиятельнее в зоне, чем кто-либо из старших офицеров», − пояснил он.

Близким другом Тереха в то время был Николай Александрович Гавриленко. В 2004 году СБ УИН Карелии было установлено, что, являясь заместителем начальника по безопасности и оперативной работе ИК-7, Гавриленко оказывал покровительство питерскому преступному «авторитету» Блонских. Гавриленко не был  ни осужден, ни уволен, а переведен на равнозначную должность в ИК-1, где начальником тогда был Терех. В настоящее время Гавриленко является начальником ИК-9, под его началом работает оперативником сын Александра Тереха.

Гавриленко

Начальник ФКУ ИК-9 УФСИН России по Республике Карелия Николай Гавриленко

Как сообщили «Преступной России» источники во ФСИН, в 2006−2007 годах в отношении сотрудников ИК-9 прокуратура возбудила уголовные дела по факту коррупции. Однако потом расследование странным образом было прекращено, а главного фигуранта − заместителя по безопасности и оперативной работе ИК-9 Алексея Морозова − сняли с должности и перевели в Управление уголовно-исполнительной инспекции, где он дослужился до полковника. К слову, предполагаемый коррупционер Морозов был сыном другого Морозова, Сергея − тогдашнего замначальника УФСИН Карелии.

Заместителем главы УФСИН Карелии в настоящее время является Алексей Федотов: ранее он служил начальником и ИК-1, и пресловутой ИК-7, а помощником его был Сергей Коссиев, получивший прозвище «главного садиста Карелии». 

Причиной нынешнего скандала в СМИ, изрядно попортившего кровь сотрудникам карельского ФСИН, по мнению правозащитников, стала определенная известность Ильдара Дадина. Администрация ИК-7, привыкшая к безнаказанности, не сделала исключения и для столичного жителя. Но источники «Преступной России» полагают, что дело не только в этом.

Коссиев

«Главный садист Карелии» Сергей Коссиев

Дадин, начавший политическую активность в 2012 году на волне протестов, был осужден за серию одиночных пикетов, которые обвинение сочло «несогласованными акциями». Видеозаписи, размещенные в интернете его соратниками, показывают, что молодой человек не участвовал в массовых протестах, которые упорно вменяли ему в суде. Однако это не помогло ему избежать наказания, не помогло и заступничество известного адвоката Генри Резника.

Несмотря на связи с представителями правозащитного сообщества и прессой, Дадин является выходцем из бедной семьи и не имеет никаких рычагов давления на ФСИН, указывают собеседники «Преступной России». Вполне вероятно, что скандал с его участием поддерживается самими властными структурами, которые являются соперниками «карельского клана». Вероятно, что скоро следует ожидать реакции на происходящее со стороны Государственной Думы и Совета Федерации РФ.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3
«Кремлевский крот» из Иваново: станет ли бегство Олега Смоленкова уроком для российской элиты?
 

«Кремлевский крот» из Иваново: станет ли бегство Олега Смоленкова уроком для российской элиты? 

Шпионский скандал, связанный с Олегом Смоленковым, имевшим доступ в Кремль и располагавшим ценной информацией, ожидаемо стал широко обсуждаемой темой. О том, что осведомитель в 2017 году был вывезен из России, сообщил телеканал CNN, ссылаясь на источники из ЦРУ и администрации Дональда Трампа. Как выяснилось, для определенного круга лиц в России исчезновение шпиона не было секретом, при этом российская элита в унисон с американской «открещиваются» от факта шпионажа. Сейчас семья Смоленкова вынужденно покинула свой роскошный особняк в Виргинии, и на данный момент их местонахождение неизвестно. А патрон Смоленкова, помощник президента РФ по международному сектору Юрий Ушаков продолжает выполнять свои обязанности.