«Хотят повесить нераскрытое преступление». Подозреваемые в убийстве матери сыновья вратаря СКА могут избежать наказания

«Хотят повесить нераскрытое преступление». Подозреваемые в убийстве матери сыновья вратаря СКА могут избежать наказания

По мнению экспертов, хоккеист не хочет, чтобы кто-то из его сыновей попал в колонию.

Эксперты считают, что сторона защиты постарается завести в тупик дело об убийстве жены экс-вратаря СКА Максима Соколова, в котором подозревают ее сыновей.

«Внешне в этой истории выглядит все так, что непонятно, кто убил. Тут есть два сына, оба находятся в обойме подозреваемых. Но получилось так, что два брата так запутали историю, что кажется, будто это вышло непроизвольно. Но у братьев явно есть подсказки со стороны, как выстроить ситуацию так, что еще «попробуйте найти, кто виновен», — считает экс-сотрудник уголовного розыска, юрист Евгений Черноусов.

По мнению эксперта, отец не хочет, чтобы кто-то из его сыновей попал в колонию, поэтому адвокат младшего сына может выстраивать ту линию, которую поддерживает глава семейства.

«То, что старший говорит, что ничего не помнит, — это первый признак того, что он обманывает. Он явно получил подсказку. Потеря памяти — тут такого не может быть. Здесь все осознанно загнали в патовую ситуацию. А кому выгодно, чтобы старший ничего не помнил? И младшему, и старшему, и отцу. Они хотят повесить нераскрытое преступление. Скажут — ищите, кто это совершил. Докажите, что это сделали мы. Не исключаю, что перед этим они посоветовались с бывшими сотрудниками внутренних органов», — отметил Черноусов.

Он подчеркнул, что младший брат вскоре изменит свои показания, если еще не изменил.

«Для них удачно сложилась ситуация. Младший на старшего ссылался. Потом старший пришел в себя и ничего не помнит. Между братьями проведут очную ставку. Но дело в том, что и младший может изменить показания, заявить, что он оговорил брата. Скажет: «Я не знаю, что там произошло, я не убивал». Мотив любой придумает, как подскажут. К этому идет все», — заключил Черноусов.

Адвокат Сергей Жорин заявил, что отсутствие памяти может говорить и о состоянии аффекта.

«Здесь может быть все что угодно. Отсутствие памяти может быть линией защиты, а может, молодой человек действительно не помнит, что случилось. Такое теоретически возможно, если было, например, состояние аффекта. В таких случаях и проводится психиатрическая экспертиза, которая должна установить, отдавал ли человек отчет своим действиям. Здесь не будет труда это сделать. И если все-таки состояние аффекта будет и окажется, что все-таки он виновен, а не брат, то человек может избежать наказания. Тем не менее суд может назначить принудительное лечение», — сказал Жорин.

Бывший сотрудник уголовного розыска, адвокат Юрий Маркелов уверен, что обмануть судебно-психиатрическую экспертизу братьям не удастся.

«Состояние аффекта может установить только судебно-психиатрическая экспертиза. Конечно, нет ничего невозможного. Но маловероятно доказать, что был аффект, если его не было», — пояснил он.

Черноусов придерживается похожего мнения. «Состояние аффекта всегда вызвано раздражающими, унизительными действиями в отношении человека. Какое такое действие мать может оказать на своего сына?» — сказал эксперт.

Специалисты уверены, что самообороны, скорее всего, не было, и избирать такую тактику защиты братья не будут.

«Они могут заявить про самооборону, но, на мой взгляд, это будет достаточно глупая позиция. Здесь явно будет превышение пределов допустимой самообороны», — считает Жорин.

«Версию с самообороной нужно выстраивать с самого начала следственных действий. Один должен подтвердить, что мать сама напала с топориком, отверткой, ножом. А второй оборонялся. А этого же не было заявлено. Они получили подсказки (если такие были) на стадии, когда кто-то уже дал первые показания», — отметил Черноусов.

Прекратить дело по статье «Убийство», ссылаясь на самооборону, Соколовым может не дать и экспертиза.

«Я так думаю, что по делу будет проводиться куча следственных действий. Судебно-медицинская экспертиза установит в том числе и характер получения ножевых ранений. С какого расстояния наносились удары старшему брату, какого роста был этот человек. На эти вопросы экспертиза даст ответы. Характер повреждений, механизм образования», — подчеркнул Маркелов.

По словам Маркелова, полиграф, который проходят братья, не гарантирует точный результат.

«Полиграф обмануть можно. Как это сделать, я не буду рассказывать. Результат исследования или экспертизы на полиграфе зависит и от того, кто его проводил. При этом машина фиксирует реакцию организма, которая может быть вызвана не ложью, а чем-то другим — обманом или же просто психо-физиологическими особенностями конкретного человека. Что именно здесь сыграло свою роль, сказать невозможно», — сказал он.

Ранее 15-летний сын хоккеиста Соколова, подозреваемый в убийстве матери, прошел полиграф. Следствие собиралось предъявить ему обвинение в убийстве матери и покушении на убийство брата. Подросток был отпущен после 72-часового содержания в СИЗО.

Трагедия в семье Соколовых произошла 13 июня в Петербурге. Как полагает следствие, 15-летний Арсений напал с ножом на свою мать Ирину и своего 18-летнего брата Максима. Женщина скончалась на месте, парень в тяжелом состоянии был госпитализирован. Арсений утверждает, что нападение совершил Максим, а ему удалось вырваться за помощью к соседям. Вернувшись, он увидел мертвую мать и несколько раз ударил брата ножом. Близкая подруга убитой заявила, что сыновья вряд ли могли наброситься на Ирину, она считает, что это скорее мог сделать муж убитой.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3