Криминальные войны Ижевска

Криминальные войны Ижевска

«МК в Ижевске» готовит цикл публикаций из книги «Криминальные войны Ижевска». В сегодняшнем материале подробности громкого убийства семьи Перевощиковых в Ижевске.

На следующий день после убийства Перевощикова, в понедельник, 10 октября, было запланировано начало крупномасштабной милицейской операции «Сигнал». К участию в операции были привлечены сотрудники правоохранительных органов Перми и Кирова, Казани и Чебоксар (поговаривают, особо «свирепствовал» Чувашский ОМОН). Это был небывалый период сплоченности милиции. Все понимали, что если убийство Перевощикова останется нераскрытым, если убийц не задержат, это будет большим позором, позором несмываемым. Поэтому работали изо всех сил, на износ. Опера спали в кабинетах, там же всухомятку питались...

КУЛТАШЕВ

Борис Борисович Култашев, 25.02.1970 г.р. Ранее судим за незаконное хранение оружия. Женат, имеет сына 1993 г.р. До ареста числился коммерческим агентом фирмы «Инвис». Активный член банды. Приговорен Верховным судом УР к 13 годам лишения свободы. Впоследствии ему добавили срок за попытку побега. В 1998 году, находясь в заключении, он дал интервью, в котором заявил, что убийство семьи его тестя было заказным, но настоящие «заказчики» остались на свободе, а Малышев с друзьями были всего лишь исполнителями. В сентябре 2007 года Култашев вышел на свободу, но уже в декабре того же года вместе с сообщником совершил разбойное нападение в Санкт-Петербурге. За сопротивление сотрудникам милиции при задержании, а также применение оружия Култашев был снова арестован и в сентябре 2008 года осужден на 10 лет лишения свободы. Отбывал срок в колонии № 11, расположенной в городе Бор Нижегородской области. Затем был направлен в колонию-поселение, расположенную в Пермском крае.

Ранним утром сразу после убийства семьи шокированного Бориса тут же доставили в УБОП.

Когда Боря немного оклемался, он выразил согласие «поговорить». Но в качестве желаемых собеседников он указал двух человек – заместителя начальника УБОП подполковника Виктора Вичужанина или старшего следователя УРОПД СУ МВД УР Галину Корепанову. Только с этими людьми согласился разговаривать Борис Борисович. А дальше было вот что.

У службы наружного наблюдения взяли все адреса, где побывал Култашев за последние десять дней. В рамках расследования уголовного дела были выписаны ордера на обыски по ним. И понеслось. Результаты потрясли! Куча «стволов» с глушителями и без, боеприпасы к ним, снайперская винтовка СВД и много другого криминального барахла… Рассказывают просто анекдотический случай, когда «отрабатывался» один из домов по улице Камбарской, где проживала близкая подружка Бори. В дверь позвонили и на вопрос, кто там, сказали полную правду. За дверью хмыкнули и ответили ровным спокойным дискантом: «Никого нет дома». И... зашлепали тапочки по коридору. А в это время один из оперов стоял под балконом этой квартиры, блокируя возможные пути отхода. И оперу на голову посыпались тяжелые свертки. Они падали на асфальт с тяжелым металлическим стуком, и, когда один из свертков порвался, оттуда вывалились... два боевых «макара». Опер обалдел от неожиданности, но собрался с силами и тут же связался по рации со своими: «Эй вы там, наверху!» Свои среагировали адекватно: вышибли без разговоров входную дверь, и падение свертков прекратилось. Борина подружка очень строго и педантично выполнила все инструкции своего приятеля... Свертки подняли обратно в квартиру и кликнули понятых.

Подруга Култашева отличалась красотой, но не самопожертвованием. Ей не хотелось разделять судьбу Зои Космодемьянской или того хуже – жен декабристов. В результате все «стволы» были переадресованы законному владельцу. То есть Борису.

Култашеву предложили сушить сухари. Боря возмутился: «Вы че? Я же потерпевший!» Тогда ему раскрыли УК РФ и показали там формулировку статьи 218 – незаконное хранение оружия. Боря все равно упирался и негодовал на произвол. Но ему очень вдумчиво и твердо сказали, что, мол, закон есть закон, и следующее утро Култашев встретил в камере следственного изолятора.

ПЕШКОВ

Дмитрий Васильевич Пешков (Жаба), 10.12.1972 г.р. Ранее судим за грабеж. Холост. Нигде не работал на момент ареста. Служил срочную в морфлоте. Комиссован по состоянию здоровья через полгода службы. Активный член банды, участник многих заказных убийств. Приговором Верховного суда УР назначена смертная казнь, но в связи с принятием моратория на смертную казнь приговор был изменен на пожизненное заключение.

…Жабу задержали в этот же день. Он после убийства не успел даже переодеться, сменить обувь и весь вечер 9 октября «проквасил» со своими друзьями. Спьяну поделился откровениями о событиях той самой ночи. Потом обоих дружбанов Пешкова привлекут к уголовной ответственности за недонесение и сокрытие преступника.

На первом допросе Пешков глумливо скалился и очень артистично отрицал все. Внимание привлек ботинок Жабы 44-го размера. Дело в том, что на входной двери квартиры Перевощиковых остался четкий отпечаток «саламандры» большого размера. Ботинок сняли, примерили: он! Точно, он!

И тогда с Жабенком заговорили уже по-другому. Его даже били, наверное. Вторым ботинком и прочими подручными предметами. А под руку попадалось всякое…

Так продолжалось в течение суток. Допустим, в час ночи с Жабой вкрадчиво разговаривает «важняк» из прокуратуры, а уже ближе к трем утра в кабинет заходили гурьбой злющие опера и вынимали свои «саламандры»…

Было больно. Жаба устал. Он хотел есть, пить, спать и в туалет одновременно. А его допрашивали. Жабу поставили «на конвейер». И утром Дима Пешков сдался.

Сначала он согласился дать показания, что его под «стволом» заставил стрелять в квартире некий Дима Малыш. Этого уже было достаточно.

Пешкову дали поспать, попить, поесть и сходить в туалет, а на следующий день все поехали на место преступления проводить следственные действия.

Меры по обеспечению безопасности Жабы были приняты беспрецедентные. По крышам соседних домов улицы Восточной расселись снайперы.

Самого Жабу одели в собровский камуфляж, сверху нацепили бронежилет, на голову – черную маску и взяли в плотное кольцо пятеро одетых точно так же бойцов СОБРа. В квартире Перевощиковых Жаба все показал: кто где стоял, кто в кого стрелял.

А в это время «органы» для результативного поиска преступников создали несколько оперативно-аналитических групп. Штаб составляли «зубры-оперативники» столичного УУРа и ГУБОПа. Аналитическая группа разрабатывала все данные о преступниках и их автотранспорте.

Фильтр, расположенный в помещении местного УБОПа, занимался проработкой всех подозреваемых. Работали на износ. В фильтр попадалось немало людей случайных, к делу вовсе не причастных. Много было обид и понапрасну свернутых челюстей. Но ситуация была нестандартная – убийство первого зама и членов его семьи! Скандал на всю Россию!

Поэтому прокуратура и суд втихушку закрывали глаза на чрезмерное «ментовское» рвение. В течение нескольких дней были установлены и задержаны второстепенные члены банды.

Так, например, по гаишной базе «Заря» аналитики вычислили автомобиль, на котором «рассекал» по городу бывший сотрудник Первомайского РОВД Константин Краснов.

Его задержали на 320-й «бээмвухе», принадлежащей Дмитрию Малышеву. Были перекрыты вокзалы и аэропорт, блокирован соседний Агрыз, «поднята на уши» вся агентура. Оставалось задержать основных членов банды «М&К», принимавших непосредственное участие в убийстве семьи Перевощиковых.

ВЕРШИНИН

Андрей Владимирович Вершинин, 01.12.1966 г.р. Не судим. Женат, имеет дочь 1990 г.р. До ареста числился охранником автостоянки. В банде исполнял функции водителя. Участник убийства семьи Перевощиковых. Приговорен Верховным судом УР к 12 годам лишения свободы.

Официальная версия утверждает, что Андрей Владимирович сдался добровольно при содействии своего адвоката. На самом деле было иначе. Было так.

Адвокат действительно содействовал и по поручению клиента искал выходы на руководство правоохранительных органов. Нашел. «Органы» пообещали адвокату, что «вышку» Вершинин не получит и что стрелять в него при задержании не станут. Адвокат пару дней раздумывал. Он-то точно знал, где прячется клиент…

Клиент, он же Андрюша Вершинин, робко прятал свое тело вовсе не в каких-то там абстрактных утесах. Вполне реально Вершинин скрывался аж в самом центре Ижевска. В одном из частных домов, расположенных в деревянном квадрате пересечения улиц Пушкинской, Кирова и Карла Маркса. Почти напротив здания ИНИТИ «Прогресс». В доме, владельцем которого являлся друг адвоката.

И об этом факте у «органов» уже имелась достовернейшая информация. Руководство намеревалось провести захват, не дожидаясь доброй воли адвоката и его клиента. И пока адвокат, солидный, стильный мужчина при галстуке и пиджаке, своею умной головой прикидывал, что да как, Вершинина (голый торс, спортивные штаны и тапочки на босу ногу) уже выволакивали из избы дюжие парни в камуфляже и черных масках. Октябрь, холодрыга...

Полуголого крепкого парня Андрея Вершинина с трудом впихивают в тесный салон служебной «Нивы».

По одной из версий, местонахождение Вершинина разработала и установила милицейская «наружка». По другой версии, беглого бандита опознала женщина-техник, совершавшая плановый технический осмотр жилых домов частного сектора. Она же и сообщила тем, кому следует.

Уже потом Вершинину оформили «добровольную» явку с повинной. Потому как злодей искренне осознал, раскаялся и помог следствию.

На допросах, говорят, искренности Андрея Владимировича не было границ. И благодаря ему удалось узнать то, о чем, к примеру, скромно умолчал гражданин Пешков.

О некоторых дополнительных «подвигах» банды «М&К». Еще двое основных «стрелков» пока гуляли на свободе. Наступила очередь следующего.

ГРИШАЕВ

Александр Викторович Гришаев, 05.04.1972 г.р. Женат, имеет сына 1995 г.р. Ранее не судим, участник боевых действий в Югославии. До ареста числился менеджером фирмы «Соллар». Активный член банды. Приговором Верховного суда УР назначена смертная казнь, которую также заменили на пожизненное. По стечению обстоятельств он отбывал наказание в той же колонии, что и Малышев с Пешковым. Сокамерником Гришаева вплоть до своей смерти был известный чеченский террорист Салман Радуев, который умер при очень странных обстоятельствах.

В 2000-е годы умер и сам Гришаев, находясь в «Белом Лебеде» (официальное название – ФКУ «ИК–2 ОИК–2 ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю») – исправительной колонии особого режима для пожизненно осужденных в городе Соликамске (Пермский край).

Гришаев скрывался где-то в городе. Оперативная информация была такая. Родители Гришаева, люди пристойные и приличные, были в полном потрясении, когда увидели по телевизору среди подозреваемых в убийстве полковника Перевощикова и членов его семьи фотографию своего Сашеньки. Отец Саши – бывший сотрудник серьезной правоохранительной организации (в отставке), мама – интеллигентнейшая, добрая, милая женщина. Родители отчаялись и уже просто не рассчитывали увидеть сына живым.

А в это время оперативникам поступает информация, что с Гришаевым активно контактирует его жена, что Гришаев остро нуждается в деньгах и сочувствии. Деньги и сочувствие быстро нашли.

Разработкой занялась ФСБ. Жену киллера пригласили на Пушкинскую, 187. Поговорить и выпить кофейку. От такого предложения отказаться трудно. Жена Гришаева пришла «на кофе» минута в минуту.

В приемной одного из руководителей ей предложили снять верхнюю одежду. Неприлично к руководству заскакивать в пальто. И пока дама вела душеспасительные беседы и прихлебывала из кружечки кофе, ушлые орлы из технического отдела ФСБ воткнули в воротник ее пальто махонькую «иголочку» – спецсредство «Алькор» 2А11–500ХМ.

«Иголочка» представляла собой литиевый стержень-передатчик размером чуть меньше спички стоимостью 2800 долларов радиусом действия до 500 метров. «Алькор» был дорогой, но одноразовой штучкой.

Активированный передатчик действовал только в течение 48 часов (двое суток), а потом «игрушку» можно было смело выбрасывать. «Алькор» специально доставили из первопрестольной. «Большой брат» разорился, не пожалел денег для помощи брату «младшему».

Дело в том, что литиевый передатчик чекисты использовали только в самых исключительных случаях – для оперативной разработки резидентов иностранных разведок. И вот эту «штучку» втыкают в воротник пальто гришаевской супруги.

Девушка, насладившись кофе и душевной беседой, уходит. В тот же день с ней «случайно» встречается некая подруга, которая живо интересуется судьбой беглого мужа. Жена Гришаева сетует на безденежье… и через час-полтора вдруг получает взаймы довольно крупную сумму.

Подруга жены Гришаева – солидная коммерсантка. Она вроде как понимает и сочувствует беде. У жены Гришаева поет душа – деньги для любимого уже в кармане!!! (Деньги, между прочим, казенные.)

Жена, наивная душа, сломя голову мчится на свидание к любимому. А спецсредство «Алькор» действует! Из 48 осталось 39 часов!

За женой Гришаева наблюдают несколько бригад «наружки» ФСБ и МВД, работают сразу три мобильных станции дальней пеленгации «Вектор» QL-POU, стационарно закрепленные на неказистых грязненьких микроавтобусах «Фольксваген».

Микроавтобусы хоть и выглядели внешне неопрятными, но внутри были оборудованы по последнему слову техники, в каждом имелся биотуалет. Станции пеленгуют сигнал «Алькора».

«Объект» активно путает следы. Перескакивает из одного трамвая в другой, садится в «тачку». Наивная девочка.

Дважды «наружка» теряет визуальный контакт с «объектом». Дважды спасает «Алькор». По сигналу датчика пеленгатор засекает точное местонахождение «объекта» – жены гражданина Гришаева.

Осталось 36 часов! Наконец около полуночи «объект» выводит «наружку» к одному из частных домов на «Болоте». В наушниках слышен разговор с мужчиной, какой-то непонятный звук, кашель. Срочно привозят мать Гришаева, чтобы могла послушать запись. Мама Александра уверенно определяет в наушниках голос сына. Есть! В доме Гришаев!

СОБР оцепляет периметр, спецподразделения ФСБ и МВД готовятся к штурму. Гришаев может быть вооружен, не исключено, что у него имеются гранаты. Приезжают две пожарные машины, ставят прожектора.

5 часов утра. В наушниках тишина. Супруги Гришаевы угомонились. Спят. Вдруг включаются прожектора! Дом ярко освещен! Вперед с мегафоном выдвигается старший операции – подполковник ФСБ Сергей Соболев. Он говорит: «Внимание! Александр Гришаев! Дом окружен и блокирован. Рядом со мной – ваша мать. Мы знаем, что вы здесь! Выходите, сдавайтесь! Сопротивление бесполезно!» – и так далее, и в таком духе.

Три раза повторялся текст. ФСБ продемонстрировала великолепный образец оперативной разработки, установки и задержания особо опасного преступника.

Утомленный, разбуженный светом и усиленным мегафоном голосом, Гришаев сломлен.

Ему давали на размышление 10 минут. Через три в свете фар и прожекторов показалась фигура с поднятыми руками. Гришаев был без оружия...

<…>

1994 год так насыщен криминальными событиями, что очень сложно соблюсти их хронологию. В то время как безумствовал вооруженный отморозок Безруков и направо и налево «валил ментов», параллельно, одновременно и безнаказанно, вершила свои грязные дела банда «М&К».

Пока занимались расследованием и поимкой Безрукова, упустили из поля зрения свежие новости криминального уголовного мира. Вышел из тюрьмы вор старой формации Ворон, был убит один из лидеров ОПС (организованного преступного сообщества) Гоша. Но логическая последовательность развития событий порой бывает важнее хронологической. И потому закончим с последним – главарем банды «М&К».

МАЛЫШЕВ

Дмитрий Алексеевич Малышев 1970 г.р., уроженец Ижевска. Малышев отбывал свое наказание в колонии «Белый лебедь». В 2011 году он обращался к соликамскому городскому прокурору с заявлением о незаконном нахождении в этой колонии, но Соликамский городской суд отказал ему в удовлетворении заявления. Дмитрий Малышев скончался от рака в конце сентября 2015 года в Соликамской колонии особого режима «Белый лебедь» (Пермский край).

…По одной оперативной информации, Малыш скрывался в Москве вместе с Касимом. Другие источники сообщали, что главарь затаился где-то в окрестностях города, на огородном массиве. Третьи убеждали, что Дима благополучно пересек государственную границу и отсиживается в ближнем зарубежье.

Уже были задержаны все основные и второстепенные фигуранты по делу об убийстве семьи полковника Перевощикова (и прочих преступных деяниях), уже общественность позабыла подробности ужасного убийства на улице Восточной, 32. И вдруг весной 95-го «вяжут» Дмитрия Малышева...

Информацию о том, что Малыш объявился в городе, получила ФСБ. Якобы он скрывается в квартире 63 дома № 3 по улице Гагарина. Серая кирпичная пятиэтажка, аккурат на развилке. Налево – на вокзал, направо – в автопарк.

«Наружка» выявила двух контактеров. Парни входили в квартиру, приносили еду и кое-что по мелочи. Судя по всему, в «хате» кто-то был. Оптика слежения засекла за занавешенными шторами некоторое движение. Пару раз мелькнула красная футболка. Приложили ухо к двери. Шаги, шум, вздохи. «Наружка» засекла, что квартира «живая».

Было принято решение контактеров задержать. Обоих. Одного поместили в кабинет с «добрым» следователем, другого, в соседнем, допрашивал «злой». Конечно, меньше всего не повезло тому, который попал к «злому».

Его для начала слегка побили резиной по ребрам. Молчит. Потом «поговорили по душам». Молчит, не колется. И опера сильно разозлились: «Снимай ботинки!» – «Зачем?» – «Снимай, тебе говорят!»

Парень недоуменно развязал шнурки. Обувь бесцеремонно схватили и «протопали» ботинками по поверхности письменного стола. Отпечатки особенно четко были видны на бумагах. «Надевай! Быстро!» Ошалевший контактер послушно исполнил команду и между делом поинтересовался: «А че это вы тут сделали?»

Опера цинично осклабились и сказали: «Мы тебя сейчас пристрелим, падлу. При попытке к бегству. Видишь, следы на столе. Бросился в окно». Потом задержанного взяли за руки и за ноги два дюжих собровца, а за спиной грозно щелкнул затвор «макара» (магазин с патронами заблаговременно был извлечен).

Махонький, стандартный кабинет. Стол, оконный проем. Два дюжих бугая в камуфляже раскачивают безвольное тело. Головой к окну. «На счет «три» бросайте!» Задержанный слышит щелканье пистолетного затвора (без снаряженного магазина), чувствует затылком туполобый ствол боевого пистолета и очень сильно переживает за свою жизнь. Когда наступает счет «три», он свинячьи визжит: «...Не убивайте! Все расскажу! Все!»

Через минуту контактер признался, что в «адресе» действительно засел Малышев, и даже доверительным шепотом сообщил, что от «хаты» имеется ключ. «У него» – кивок в сторону соседнего кабинета. А в соседнем под чашку кофе и сигарету шел «мягкий» допрос. Контактер номер два, вальяжно развалившись на стуле, травил байки «Венского леса».

Что, мол, в дом по улице Гагарина он зашел совершенно случайно, что никакого Малышева знать не знает и вообще на него напраслину возводят. В кабинет ворвались злые опера и, не говоря ни слова, стали больно бить по ребрам. Потом вывернули карманы. Выпал ключик. «Не мой! – истошно заорал задержанный. – Не мой! Подкинули!..» Обоих «закрыли» на 30 суток. Для профилактики.

Захват Малыша спланировали по всем правилам. Спецназ ФСБ, МВД, на всякий случай – «огнетушитель» (пожарная машина) и «аптечка» (реанимобиль «скорой помощи»).

В квартиру ворвались под утро. Малышев спал. Били спящего. Ногами. Здоровенные камуфляжные парни под два метра ростом. Малыш упал на пол. Его продолжали «месить» и на полу. Рассказывают, что один из оперативных сотрудников ФСБ в горячке даже пальнул из короткоствольного «Кедра». Не попал, к счастью, ни в кого, зато перепугался чуть не до смерти. Патрон был в патроннике, нервы напряжены, палец на спусковом крючке. В темноте мог зацепить своих...

Так был задержан самый активный член банды, ее лидер и вдохновитель – Дмитрий Малышев. За год до этого из тюрьмы освободился вор в законе Ворон.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3