Медведя обвинили во всем тяжком

Медведя обвинили во всем тяжком
Михаил Константинов (Медведь)

Закончено дело бывшего ополченца, расстрелявшего полицейских в Подмосковье.

Как стало известно, ГСУ СКР по Мособласти завершило расследование громкого уголовного дела об убийстве двух офицеров ДПС, совершенном, по версии следствия, бывшим снайпером батальона "Призрак" самопровозглашенной Луганской народной республики Михаилом Константиновым (Медведь). При этом обвиняемый, утверждавший, что на войне он лично уничтожил несколько десятков врагов, не получил наград, благодарностей и даже простой положительной характеристики от своих бывших командиров. Теперь ему грозит пожизненный срок.

В окончательной редакции Михаилу Константинову, его однофамильцу Денису Константинову и Роману Дуке следователем ГСУ СКР были предъявлены обвинения в посягательстве на жизнь правоохранителей, бандитизме, приготовлении к разбою, незаконном обороте оружия и попытке дачи взятки (ст. 317, 209, 162, 222 и 291 УК РФ). Сейчас они знакомятся с материалами своего дела, которое затем будет направлено на утверждение прокурору.

По данным следствия, в ноябре 2014 года Михаил Константинов, воевавший до этого в ополчении ЛНР, вернулся домой, в поселок Архангельское Красногорского района Подмосковья вместе со своим товарищем по оружию Денисом Константиновым. По словам приятелей, они приехали в отпуск, однако следствие установило, что на самом деле оба были уволены из "Призрака", а в столичном регионе решили создать банду для совершения разбойных нападений на уличные точки организованной проституции. Для этого предполагаемый лидер группировки — Медведь — привез с юго-востока Украины автоматический пистолет Стечкина, взял у отца УАЗ-"Патриот", а также привлек к разбойному промыслу своего соседа по Архангельскому Романа Дуку.

Однако, когда троица отправилась на первое дело, их машину на автодороге, ведущей от Ленинградского шоссе к Перепечинскому кладбищу, остановили сотрудники ДПС. Заподозрив водителя (Медведя) в употреблении алкоголя — подельники, по их словам, действительно "взбодрились" перед налетом пивом,— офицеры задержали весь автоэкипаж и начали составлять протокол. Ополченец, не желая расставаться с водительским удостоверением, предложил полицейским сначала взятку в размере 5 тыс. руб., а получив отказ, попросил подельника Дуку подать свою сумку, в которой якобы находились документы, подтверждающие "героическую роль" Медведя в событиях на юго-востоке Украины. Выхватив из саквояжа пистолет, ополченец расстрелял обоих офицеров.

Учитывая, что расправа происходила поздней ночью на пустой дороге, налетчики планировали поджечь патрульный Ford Focus вместе с трупами, уничтожив таким образом улики: заполненный наполовину протокол с данными водителя и видеорегистратор автомобиля. Однако один из полицейских, как выяснилось, успел сделать несколько ответных выстрелов, ранив в живот Романа Дуку. В связи с этим на зачистку места происшествия у нападавших не осталось времени — им пришлось сначала везти раненого в больницу, а затем разбегаться. Полицейские, таким образом, ценой своих жизней пресекли деятельность опасной преступной группы, отмечают в СКР.

Раненого Дуку и Дениса Константинова задержали тогда в течение нескольких дней; предполагаемому главарю банды Медведю удалось скрыться от следствия почти на целый год. Ополченца искали тогда и в его родном Подмосковье, и в Луганской области; по одной из версий, набожный снайпер мог прятаться послушником в монастыре, однако все это время скрывался он, как выяснилось, в Абхазии. На российско-абхазской границе его и задержали.

Оказавшись в итоге под арестом и трезво оценив свои перспективы, Медведь пошел на сотрудничество со следствием, подробно рассказав о своих преступных замыслах и изложив в деталях обстоятельства разыгравшейся возле Перепечинского кладбища трагедии. Он даже согласился добровольно выдать спрятанный при бегстве пистолет, однако в дальнейшем, видимо, передумал. Во всяком случае обнаружить оружие в поле возле Архангельского, в котором якобы его закопал предполагаемый убийца, не удалось.

Не смог ополченец предоставить следствию и обещанные сведения о наградах и благодарностях, якобы полученных им в ЛНР. Бывшие командиры не стали давать снайперу даже традиционную в подобных случаях положительную характеристику. Таким образом, единственным смягчающим вину Медведя обстоятельством в суде может стать наличие у него трех несовершеннолетних детей.

При этом понимая, что один только факт отцовства вряд ли спасет его от пожизненного заключения, ополченец и вовсе замкнулся. Подписывая протокол обвинения в окончательной редакции, он заявил, что признает вину лишь частично, а от дальнейших контактов со следствием отказался, ссылаясь на 51-ю статью Конституции РФ, позволяющую не свидетельствовать против себя.

Не менее активно пытался избежать наказания и вероятный подельник главаря Роман Дука. Он, правда, апеллировал не к юриспруденции, а к медицине. Обвиняемый воспользовался тем обстоятельством, что врачам, оперировавшим Дуку после ранения, так и не удалось вытащить застрявшую между позвоночными дисками пулю. Узнав об этом, Дука изложил следствию новую версию событий, согласно которой он не помогал убийце полицейских, а наоборот, прикрывал стражей порядка своим телом. И ранение ему якобы нанес не сотрудник ДПС из табельного ПМ, а Михаил Константинов из Стечкина. Однако назначенные следствием ситуационная и баллистическая экспертизы убедительно доказали, что Дука во время конфликта действовал на стороне нападавшего, а не оборонявшихся.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3

Актуальные сюжеты

Все сюжеты