МВД не будет искать похищенные деньги Жанны Фриске 

МВД не будет искать похищенные деньги Жанны Фриске
Жанна Фриске

Родственники по-прежнему возлагают вину за пропажу 21 млн рублей, собранных Русфондом через Первый канал на лечение певицы, друг на друга. Однако накануне годовщины со дня смерти Жанны Фриске в официальном ответе МВД сообщает, что оснований для возбуждения уголовного дела по поводу пропажи денег не найдено.

Летом прошлого года произошла большая трагедия для мира отечественной поп-музыки и мира российского шоу-бизнеса в целом – скончалась певица Жанна Фриске. Артистка умерла 15 июня 2015 года после борьбы с раком мозга. После смерти Жанны в «желтой» прессе началась ожесточенная борьба между ее родственниками: муж и отец певицы постоянно обвиняли друг друга во всех смертных грехах. Одним словом, внутренние разборки, неинтересные никому, кроме, собственно, родственников погибшей. Однако, пару месяцев спустя вскрылось куда более темное дело с оттенком криминала.

Дело в том, что во время развития у Фриске болезни Первый канал, известный своими благотворительными акциями, открыл сбор средств для страдающей от болезни певицы. 19 октября 2014 года благотворительная организация Русфонд заключила с Жанной Фриске договор, одним из главных пунктов которого был пункт об обязательной отчетности о всех потраченных средствах. Благодаря сопереживающим российским телезрителям на счету Русфонда удалось собрать сумму в размере практически 70 млн рублей. Часть денег (примерно 11,7 млн) были отправлены на счета американской клиники, в которой лечилась артистка. Порядка 33 млн, по просьбе Жанны, были отправлены на лечение детей, больных раком. Остальные 25 011 790 рублей были перечислены на карточку певицы. Жанной были предоставлены чеки о затратах на лечение на сумму 4 120 959 рублей. Судьба оставшихся средств в размере 20 890 831 рублей осталась неизвестной.

Согласно вышеупомянутому договору, за каждый потраченный рубль из собранных денег родственники артистки должны были отчитаться. Спустя полгода после смерти певицы Русфонд, в соответствии с законом, потребовал документов о расходах. Однако, о затратах 21 млн рублей никакого отчета не поступило. В связи с этим, руководство Русфонда в лице президента фонда Льва Амбиндера 20 января 2016 года подало заявление с просьбой возбудить уголовное дело по факту хищения в Следственный комитет РФ.

Версии

Версий того, кто мог присвоить собранные средства, не так много. Доступ к деньгам имели муж певицы, телеведущий Дмитрий Шепелев, семья певицы в лице отца Владимира Фриске и матери Ольги Копыловой и, собственно, Русфонда.

Говорить об «освоении» денег Русфондом странно и глупо. Во-первых, для такой крупной благотворительной организации, как Русфонд, средства в размере 21 млн рублей – это не та сумма, ради которой стоит рисковать своей репутацией и партнерскими связями с такой крупной структурой, как Первый канал. Во-вторых, история с известной на всю страну певицей слишком громкая, чтобы можно незаметно «нагреться» без каких-либо последствий. В-третьих, для фонда было бы глупо инициировать какое-либо расследование, которое в итоге выведет на самих себя. Все тонкие намеки СМИ на причастность фонда к исчезновению денег, проскользнувшие в первых публикациях, быстро исчезли, показав свою несостоятельность. Поэтому версия с похищением денег фондом рассматриваться не будет в связи с ее полной бездоказательностью.

Дмитрий Шепелев  
Подпись к фото 
1 / 3
Становится ясно, что деньги забрал кто-то из близких людей артистки. В потенциальных «освоителях» остаются два враждующих лагеря: муж и родители певицы. В связи с этим, бесконечный поток взаимных обвинений пополнился обвинениями в краже собранных средств. Стоит отметить, что в открытых источниках находятся основания подозревать обе стороны конфликта. Вполне возможно, что все ссоры, раздутые СМИ, являются лишь игрой на публику.

Особенно противоречиво выглядят высказывания отца певицы, Владимира Фриске. Life собрал краткий список комментариев близких Жанны Фриске относительно пропавших денег. По нему можно проследить непоследовательность позиции Владимира Фриске. Сначала он категорически отрицал свою причастность к исчезновению денег и обещал подать в суд на Русфонд за подобные объявления. Отец звезды жестко прокомментировал ситуацию. 

«Русфонд», что, знает, что там дело уже закончилось? Идите вы куда подальше со своим «Русфондом»! Ещё даже суда не было, а они такую фигню пишут! У меня чеков больше, чем на 50 миллионов! Когда нужно будет, я в суде всё выложу. У нас дело наследственное ещё не закончилось. В «Русфонде» одни твари сидят!

Затем, несмотря на утверждения Русфонда о многочисленных запросах документов о расходах, отец певицы утверждал, что ничего не знал о необходимости отчитываться перед фондом. Позже он обвинил в хищении денег гражданского мужа певицы.

Дмитрий Шепелев не так часто мелькает в СМИ, ограничиваясь короткими и корректными комментариями

«Я благодарен «Русфонду» за инициативу и рад, что наконец от слов мы перейдем к делу. Не подлежит обсуждению, что благотворительные средства, оставшиеся после лечения Жанны, должны быть возвращены Фонду и направлены на спасение жизней, для чего, собственно, и были собраны. Все имеющиеся у меня документы и чеки о затратах на лечение в сентябре были переданы мной в Фонд. Судьбу же оставшихся средств нам всем предстоит узнать, так как счёт находился в распоряжении и доверенности родителей Жанны».
 

В апреле этого года Life, пристально следящее за ситуацией, предъявило результаты собственного расследования. Издание выяснило, что за две недели до смерти певицы все деньги были сняты. Согласно найденным журналистами Life документам, Жанна выписала у столичного нотариуса Леонида Стрюкова генеральную доверенность на 3 года на все операции по этим счетам на свою мать — 64-летнюю Ольгу Фриске.

Копия доверенности

Получается, что операцию по снятию денег могла произвести только Ольга Копылова (Фриске). По данным издания, все деньги были переведены на счета «Тусарбанка», который был признан банкротом 25 ноября 2015 года. Соответственно, все деньги сгорели там, и семья Жанны может рассчитывать лишь на установленную законом компенсацию в 1,4 млн рублей.

Выложенную информацию прокомментировал отец певицы, заявив, что снятые со счетов деньги – личные деньги семьи, а собранными средствами распоряжался муж покойной. «Что это за доверенность вообще? Которую дочка дала в декабре 2013 года? А деньги Русфонда были переведены через год. Как на этих счетах могли быть деньги Русфонда? Это всё обыкновенная липа! Это деньги Жанны и только ее. Во-первых, деньги мы не получали, их получал Шепелев, и он заключал с ними договор. Он снял около 50 миллионов – на дом и еще на что-то, я не знаю. Мне известно, что это было с одного счета, к которому у него был доступ», – возмутился Владимир Фриске.

Комментарии

По поводу ситуации высказывались многие публичные люди. Одним из первых в истории с пропавшими деньгами простых зрителей заинтересовался депутат Государственной Думы от партии КПРФ Вадим Соловьев.

Первый запрос в фонд Вадим Соловьев сделал в ноябре 2015 года. В организации ответили информацией, уже известной СМИ: часть денег ушла на лечение, часть денег переведена в пользу больных раком детей, а упомянутая сумма в 25 млн – родственникам. В январе 2016 года депутат повторно обратился в фонд с требованием отчитаться о потраченных средствах, а уже 19 января Русфонд сам подал заявление в Следственный Комитет.

«Мы готовим запрос в фонд, который собирал деньги на лечение Жанны Фриске в Америке. Там зависло 25 млн рублей, которые были собраны. Деньги были перечислены уже после смерти артистки ее родственникам. После этого никакого отчета, куда делись эти деньги, нет. Мы просим Русфонд проинформировать нас о том, на что ушли эти деньги и представили ли родственники отчет о расходовании. Эти деньги собирались всем миром. Кажется, в этом вопросе должна быть полная прозрачность. В ноябре мы делали запрос в Русфонд, но тогда наследники, как нам там объяснили, еще не вступили в наследство. В декабре они вступили, и им нужно было отчитаться об этих деньгах. На сегодняшний момент у нас нет информации, что они отчитались» - рассказал депутат.

Вадим Соловьев пояснил, что сумел пообщаться с отцом Жанны. Их разговор подтверждает информацию о том, что отец обвиняет в хищении средств Дмитрия Шепелева. «У меня как-то была встреча с отцом Жанны Фриске, я его спросил про эту ситуацию. Он мне сказал, что всеми карточками, на которые переводили деньги, распоряжался Шепелев. И когда он потребовал у него отчета, Шепелев передал ему две карточки, на которых были 30 рублей. И больше, со слов отца, никаких денег они не получали. И если верить словам отца, то отчитаться о расходовании денег должен господин Шепелев», передал итоги беседы политик.

Владимир Фриске  
Подпись к фото 
1 / 3
Соловьев считает крайне важным найти собранные средства из соображений доверия к самой системе благотворительности. «Наши люди откликаются на просьбы о помощи и зачастую жертвуют даже необходимым им. Они должны быть уверены, что каждая копейка, которую они перечислили, находится на контроле фонда, депутатов, правоохранительных органов. Если мы допустим сбой, это может запустить эффект домино. Это может подорвать доверие, и десятки и сотни людей пострадают от того, что никто не откликнется на просьбу о помощи», – отметил депутат.

Эту точку зрения поддерживает и коллега Соловьева, председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов (ЛДПР).

Парламентарий заявил, что из-за подобных скандалов под удар попадает репутация благотворительности в России. Депутат обратился к Первому каналу с просьбой приостановить на время расследования партнерские отношения с Русфондом, однако Первый канал отказался сделать это и поддержал своих коллег из благотворительной организации. «Что касается сложившейся ситуации, мы поддерживаем обращение фонда в правоохранительные органы. В 2014 году мы попросили Русфонд, как нашего надежного партнера, помочь в сборе денег для лечения Жанны Фриске. Прозрачность и честность действий этой благотворительной организации не вызывала и не вызывает у нас сомнений», – говорится в сообщении пресс-службы канала.

Комментатором также выступил известный российский адвокат Александр Добровинский. Адвокат заявил, что знает, кто увел собранные средства, но называть конкретные имена отказался. «Деньги исчезли при участии очень близких для Жанны людей, но я не хотел бы вмешиваться в это дело», - сказал Добровинский. Также адвокат добавил, что вся история похожа на классическим пример мошенничества и способна вылиться в серьезное уголовное дело.

Итоги

Пару недель назад история получила новое, неожиданное развитие. МВД дало официальный ответ Русфонду, в котором сообщило, что каких-либо оснований для возбуждения уголовного дела по поводу пропажи денег не найдено. Примечательно, что запросы МВД по поводу расследования были проигнорированы практически всеми опрошенными: сотрудниками банка, онкологического центра, родственниками покойной. В ответ на пренебрежение к следствию сотрудники МВД лишь пожали плечами, сослались на «превышение установленного законом срока» и отказались возбуждать уголовное дело.

Ответ на обращение

Русфонд уже обжаловал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Хочется лишь присоединиться к высказанной парламентариями надежде, что подобные грязные истории не подорвут веру россиян в благотворителей и в то, что некоторые люди действительно готовы бескорыстно помогать другим. Хотя, может, в некотором плане, россиянам стоит быть в этом плане избирательней.

Документы

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3