Охота пуще неволи. Сойдет ли с рук губернатору Иркутской области убийство спящего в берлоге медведя? 

Охота пуще неволи. Сойдет ли с рук губернатору Иркутской области убийство спящего в берлоге медведя?
Губернатор Иркутской области Сергей Левченко Фото: Преступная Россия

Скандал с охотой Иркутского губернатора Сергея Левченко в очередной раз доказал сразу несколько простых истин. Нельзя убивать беззащитных животных, если ты состоишь в КПРФ, а не в «Единой России». Неразумно оставлять неопровержимые доказательства того, как ты нарушаешь закон. Не стоит нанимать целый штат некомпетентных сотрудников, которые утопят тебя еще глубже, пытаясь спасти. Так кто же подставил Левченко? И кто заказал медийную атаку на «красного губернатора»?

3 сентября некий Дмитрий Ларин выложил в сеть видеозапись, всего за пару дней набравшую десятки тысяч просмотров. Действие трехминутного ролика происходит в заснеженном лесу. В центре событий — Сергей Левченко, действующий губернатор Иркутской области с осени 2015 года и член КПРФ. Сначала глава региона пристреливает ружье, потом в сопровождении эскорта из нескольких человек подходит к берлоге. «Вон голова, бей по голове!» — советует губернатору один из спутников. Звучат выстрелы, спящего зверя расстреливают в упор. Другой охотник пожимает Левченко руку и спрашивает: «Ну что, достигли вы цели?» А свита радостно поздравляет «с почином» и подобострастно восторгается: «Мы вам сейчас такие фотографии сделаем — мама дорогая!» Потом на труп медведя набрасывают петлю и вытаскивают его из берлоги наружу с комментариями: «Ух ты! Вот это красавец!» Напоследок, чтобы окровавленная туша зверя хорошо смотрелась на фото, медведю собираются «навести марафет».

Одним из первых на появление видеоролика с губернаторской охоты отреагировал Николай Николаев, член партии «Единая Россия», председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Госдумы РФ. 4 сентября Николаев сообщил на своей странице в соцсети, что уже направил запрос в Генпрокуратуру и МВД, в котором попросил правоохранителей дать оценку факту убийства животного. Собственное отношение парламентарий выразил так: «Поступок, на мой взгляд, не достойный ни губернатора, ни сибиряка, ни мужчины». И добавил, что считает Левченко виновным в нарушении не только норм морали, но и закона: «Ни в одном законопроекте, ни в одном действующем законе нет ни слова о разрешении на убийство спящего в берлоге медведя».

levchenko-na-okhote.png

Левченко на охоте

Действительно, по инициативе Международного фонда защиты животных зимняя охота на медведей, спящих в берлогах, законодательно полностью запрещена с 2011 года. Соответствующий Приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ N 512 «Об утверждении Правил охоты» был подписан 16 ноября 2010 года.

Зверская расправа над беззащитным животным возмутила не только Николаева. На иркутского губернатора посыпались тысячи обвинений в жестокости. 5 сентября некто в костюме медведя провел одиночный пикет у здания Минприроды РФ. Взяв в руки плакат «Губернатор Левченко убил моего брата, пока он спал», активист потребовал отставки главы региона. А десятки комментаторов в соцсетях вдоволь поглумились над символизмом ситуации: «красный губернатор» Левченко убивает спящего медведя — символ партии власти.

40831266-0d70-4889-9fce-321eefd47759_png_460x1000_q85.jpg

Одиночный пикет

Высокопоставленные российские чиновники не в первый раз оказываются в центре скандала из-за истребления животных. Так произошло, к примеру, в 1997 году, когда премьер-министра Виктора Черномырдина со свитой обвинили в убийстве двух медвежат во время охоты. Спровоцировать резкий всплеск негатива в адрес премьера помогали трогательные описания трагической гибели маленьких зверят. Не так давно со схожими обвинениями в свой адрес столкнулся и депутат Госдумы РФ Николай Валуев. В 2013 году он опубликовал в Twitter фотографию, на которой позировал вместе с убитым медведем. И хотя парламентарий позже удалил пост, снимок успел разойтись по сети, вызвав глубокое негодование пользователей.

Валуев на охоте.jpg

Валуев с убитым медведем

И Черномырдину, и Валуеву удалось замять скандал одним и тем же способом — доказав законность охоты. Возмущение зоозащитников не утихло, но им пришлось замолчать. Из-за полного запрета на убийство медведей в берлоге Левченко, выстреливший в спящего медведя в упор, выглядел виновным в нарушении закона. Отрицать сам факт просто не имело смысла. И тогда сотрудники пресс-службы иркутского губернатора решили использовать проверенный временем рецепт — представить убийство медведя как легитимное. Но лучше бы они этого не делали. Вышло буквально по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось…  

После недолгой паузы начальник управления пресс-службы и информации губернатора Иркутской области Ирина Алашкевич заявила журналистам: да, действительно, губернатор на охоте был. И медведя убил. Но! Убил на вполне законных основаниях. И не прошлой зимой, а почти два года назад. «Видео сделано на охоте, которая состоялась в ноябре 2016 года в Нижнеудинском районе в охотничьих угодьях Николая Терещенко, он арендует эти угодья. Лицензия на отстрел животного была, период был разрешенный», — сообщила СМИ Алашкевич.

Почему пресс-служба подчеркнула, что Левченко охотился именно в ноябре? Дело в том, что убивать косолапых в берлоге действительно полностью запрещено. Но в другое время отстрел бурых медведей, не залегших в спячку, допускается — в период с 21 марта по 10 июня, а также с 1 августа по 30 ноября. А значит, чтобы придать губернаторской охоте законный характер, нужно было сделать еще одно заявление: что в разрешенные законом сроки Левченко убил не мирно спящее животное, а опасного медведя-шатуна.

Так пресс-служба и поступила, правда, несколько перестаравшись с деталями. Если верить рассказу Алашкевич, «народный губернатор» охотился не ради собственного удовольствия, а буквально спасал жизни людей. Мол, зверь с наступлением холодов не залег в спячку, как положено, а бродил по округе: «Были жалобы, обращения от жителей на медведя». И Левченко героически избавил их от угрозы.

Оставалось объяснить небольшую неувязочку: почему медведя-шатуна на видео убивают не в тайге, а в берлоге. С этой задачей пресс-служба губернатора также справилась, выдвинув такую версию событий: «Специально обученные собаки загнали медведя в берлогу, и его отстрелили».

По всей видимости, пиарщики Левченко и сами понимали, насколько сложно поверить, что преследуемый сворой собак медведь спрятался не где-то в лесу, а именно в старой берлоге. Причем в логове, по счастливому совпадению оставшемся без хозяина или хозяйки. Поэтому на помощь призвали сторонних свидетелей. Версию пресс-службы с готовностью подтвердил Николай Терещенко, один из участников губернаторской охоты. Владелец угодий начал налево и направо раздавать интервью, рассказывая историю, постепенно обрастающую убедительными деталями. Первоначальный рассказ звучал кратко: «Это был опасный медведь — шатун. Мы вместе с Сергеем Левченко поехали и нашли место, где спрятался медведь. Пришлось застрелить шатуна, чтобы он бед не наделал». В следующем интервью Терещенко появились новые подробности: «Мои охотники мне сказали: есть медведь, ходит по тайге. Мы боимся охотиться. Я говорю: «Не переживайте, мы приедем и добудем, у меня хорошие собаки. Что мы и сделали».

Сам процесс охоты Терещенко описал так: «Собаки взяли след и загнали медведя в старую берлогу. И мы его сверху — раз! — и добыли!». А потом рассказал, что, мол, губернатор проявил себя на первой в его жизни охоте более чем достойно, хотя она и стала «настоящим испытанием». «Пойти на медведя — это удаль и храбрость, не каждый охотник на такое способен. Губернатору подарили ружье на день рождения, и он решил сделать все как надо, как принято в Сибири, — по-мужицки, по-настоящему. Жаль, что среди охотников был человек с грязными мыслями, который снял видео и выложил в интернет. Такой вот щипок губернатору, попытка об… его», — с грустью резюмировал Терещенко.

По всей видимости, неожиданное внимание прессы несколько вскружило Терещенко голову. Охотник явно слишком разговорился, описывая подвиги Левченко. Заодно рассказал, что это далеко не первый высокопоставленный чиновник, приезжавший поохотиться к нему в гости, и даже назвал имена. Так, был упомянут Сергей Ястржембский, приглашенный губернатором Иркутской области Борисом Говориным. «Привозили Ястржембского — мы добыли хорошего медведя, там же, в моих угодьях. Приезжали различные генералы — не будем называть их фамилии», — с ноткой ностальгии припомнил Терещенко. Наверное, он и другие имена назвал, поэтому пришлось резать запись: рассказ охотника на самой середине явно прерывается искусственно. Новый дубль делать не стали: или времени не было, или побоялись, что Терещенко разговорится еще больше. В любом случае, главная цель была достигнута: версию пресс-службы об опасном шатуне свидетель подтвердил.

Далее в поддержку этой версии выступило Министерство лесного комплекса Иркутской области. Сотрудники ведомства подтвердили, что убивать медведя, не залегшего в спячку и появившегося рядом с населенным пунктом, вполне законно. Если зверь представляет угрозу, на его отстрел в период до 30 ноября даже разрешение не требуется, достаточно лицензии.

Наверное, пресс-служба Левченко полагала, что на этом скандал затихнет: раз охота законная, то и говорить не о чем. Но неумелые попытки пиарщиков лишь подлили масла в огонь. Критики с негодованием разгромили версию, представленную администрацией региона. Так, директор Всемирного фонда живой природы России Игорь Честин не обращал внимания на ситуацию, пока его не насторожила нелепость объяснений подчиненных Левченко. «Если у гражданина имеется лицензия на добычу и путевка от охотничьего хозяйства, при этом сроки охоты не нарушены, а запрещенные способы добычи не используются, то закон соблюдается. Другой вопрос, что местным охотничьим чиновником был дан, на мой взгляд, нелепый комментарий, что медведь, уже залегший в берлогу и готовый к нормальной спячке, вдруг был признан опасным шатуном. Это чушь. Еще большая чушь — это то, что медведя собаками загнали в берлогу, чтобы убить из безопасности. Это реальный бред, косвенно свидетельствующий о том, что не все там чисто», — заявил Честин.

KMO_164229_00229_1_t218_092422.jpg

Директор Всемирного фонда живой природы России Игорь Честин

Профессиональные охотники также пришли к единому мнению, что убитый медведь не мог представлять опасность для жителей района. «На видео изображена так называемая «охота на берлоге». Ни о каком медведе-шатуне, я уверен, тут речи быть не может. Медведь явно находился в глубокой спячке», — уверенно заявил Олег Пронин, охотовед-биолог из Черемховского района Иркутской области. В доказательство своих слов охотовед предложил обратить внимание на поведение охотников, которые чувствуют себя в полной безопасности: «Посмотрите, как они спокойно себя ведут, подходят, заглядывают, то есть медведь в глубокой спячке, в состоянии анабиоза. Шатун бы никогда не подпустил людей и собак так близко». Что медведь перед смертью мирно спал, доказывает и сам внешний вид добычи: «Зверь упитанный, когда вытаскивали, заметно, какая у него холка. Шатуна сразу видно, он худой и горбатый». Смысла в такой охоте-убийстве, когда губернатора подвели к берлоге и «он ствол туда засунул и даже не целился», Пронин не видит: «Если хотелось убить животное, поехал бы в деревню, там в ноябре как раз режут скот на мясо, ему бы спасибо сказали».

Другие охотники в комментариях в видео предложили обратить внимание, что берлога давно занесена снегом, и он не притоптан. Так как же собакам удалось загнать, предположим, даже на удивление спокойного и упитанного шатуна в берлогу, не оставив следов? Вторая нестыковка: пресс-служба утверждает, что «медведь был загнан в берлогу специально обученными собаками». Но в кадре появляются всего две собаки, явно не способные загнать взрослого самца. И еще: почему зверь за все время охоты не издал ни единого звука?

А главное, по какой причине на охоту на опасного зверя взяли подростков? Если внимательно просмотреть запись, видно, что среди охотников не просто царит расслабленная атмосфера. Периодически в кадр попадает сын иркутского губернатора Андрей Левченко, а также дети в возрасте 8–12 лет — предположительно, младшие отпрыски высокопоставленного чиновника. Интересно, почему губернатор был настолько уверен, что затравленный собаками, разъяренный шатун не покалечит несовершеннолетних детей? Может, он был уверен, что сможет их защитить? Но большой вопрос, имел ли Левченко вообще законное право стрелять: отсутствуют данные о том, есть ли у главы региона охотничий билет и документы на владение длинноствольным оружием. Судя по видео, обращаться с оружием губернатор не умеет и держит в руках ствол впервые. Детей с такими навыками стрельбы не защитишь.

И наконец последний вопрос: если шатун действительно представлял угрозу для местных жителей, почему его отстрелом решил заняться лично губернатор? Ведь добраться из Иркутска до Нижнеудинского района непросто — от столицы региона его отделяет полтысячи километров. Допустим, Левченко пренебрег трудностями и отправился спасать людей. Тогда почему столь героический поступок проигнорировала пресс-служба? Вряд ли она упустила бы случай подготовить рейтинговый сюжет.

В общем, в законность варварской охоты Левченко поверили лишь самые наивные. И тогда пресс-служба «красного губернатора» попыталась перевести фокус внимания общественности. Мол, не важно, как, где и какого медведя губернатор убил. «Вопрос в другом возникает: почему видео, снятое в ноябре 2016 года, выложили сейчас, накануне выборов в Заксобрание. Это однозначно сделано с целью провокации», — заявила Алашкевич. То есть обсуждать нужно не охоту на медведя, а охоту на губернатора.

Ирина Алашкевич.jpg

Ирина Алашкевич, начальник управления пресс-службы и информации губернатора Иркутской области

Левченко перед выборами действительно оказался под жестким прессингом. Против губернатора-коммуниста развернули полномасштабную информационную войну, в том числе и в федеральной прессе. Например, обвинили в том, что глава Иркутской области сознательно наращивает социальную напряженность, используя административный ресурс и распоряжаясь бюджетом региона так, чтобы пострадали мэры-единороссы. А еще пытается проводить через заксобрание антинародные законы, которые останавливают депутаты «Единой России». Телекомпания НТВ  выпустила сюжет о возможном срыве отопительного сезона в Иркутской области из-за конфликта между губернатором и мэрами, попутно припомнив Левченко грехи членов его семьи. Одновременно появилось еще несколько материалов о том, как супруга и сын губернатора решают бизнес-проблемы с его помощью. Все это, впрочем, не новость: журналисты регулярно сообщают о применении административного ресурса в регионе, рассказывают об успехах в бизнесе жены и сына Левченко. А перед самым началом голосования 9 сентября в YouTube появился еще один ролик «КПРФ как ширма для миллионеров: тайны одного губернатора». Он набрал в десятки раз больше просмотров, чем видео с варварским убийством медведя. Авторы сюжета заявили: Левченко получил свой пост благодаря поддержке местных олигархов-строителей и отблагодарил их, назначив на высокие посты в правительстве.

На негативном медийном фоне активизировалась и прокуратура: 31 августа региональное ведомство отменило решение о прекращении уголовного преследования сына губернатора Андрея Левченко, который баллотируется в Заксобрание от КПРФ. Как гендиректору ЗАО «Стальконструкция» ему инкриминируют совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 145.1, ч. 1 ст. 199, п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (невыплата заработной платы работникам предприятия и уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере). А после завершения выборов, на которых в Иркутской области победила «Единая Россия», в администрацию региона приехала целая группа сотрудников столичного СК, которая провела в числе прочего выемки документов.

Все это многих заставило поверить: видеозапись с охоты опубликовали перед самыми выборами не случайно, это лишь один из эпизодов информационной войны. Нашлись и те, кто согласился забыть об убийстве медведя. Так, член регионального штаба ОНФ Иркутской области Светлана Горбачева пришла к выводу, что ничего криминального в действиях Левченко нет: «На мой взгляд, каждый может отдыхать так, как хочет, если это хотение не запрещено законом». И напомнила: «А рыбалка, кстати, тоже убийство. Однако, помнится, здесь все восхищались видео рыбалки президента в Туве».

Выступление против Левченко рикошетом ударило и по Николаеву. Ему припомнили, что как председатель Комитета по природным ресурсам депутат Госдумы имеет самое непосредственное отношение к охране природы. Однако Николаев не стал писать запросы в прокуратуру, когда его соратник по «Единой России», на тот момент губернатор Ямало-Ненецкого округа Дмитрий Кобылкин занимался браконьерством в заповеднике «Таймырский». Было опубликовано видео, на котором вертолет, на борту которого, возможно, он находился, распугивает краснокнижных бизонов и преследует белых медведей. Так почему же именно охота губернатора-коммуниста заинтересовала единоросса Николаева?

История с охотой действительно создала для Левченко очевидные политические и репутационные риски. Однако кто и зачем топит губернатора — отдельный вопрос. Это не отменяет самого факта: губернатор действительно убил беззащитного зверя в собственной берлоге. Этическую оценку такому поступку должно дать общество. А правовую — правоохранители.

5 сентября прокуратура Иркутской области сообщила, что направила материалы в СУ СК РФ по Иркутской области. Следователей попросили определить, есть ли основания для возбуждения уголовного дела в отношении Левченко и его спутников по ч. 2 ст. 258 УК РФ (незаконная охота группой лиц по предварительному сговору). Санкции по данной статье предусматривают наказание в виде штрафа от 500 тысяч до 1 млн рублей либо лишение свободы на срок от 3 до 5 лет, возможно, с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет. 7 сентября СУ СК РФ по Иркутской области отчиталось, что доследственная проверка начата. Остается надеяться, что история не затихнет, когда антагонисты Левченко добьются своих целей, и губернатор все же ответит за свой поступок.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3