Отечественный искусственный интеллект — бессмысленный и беспощадный 

Отечественный искусственный интеллект — бессмысленный и беспощадный

Российские власти вводят все новые меры, направленные на «суверенизацию интернета» и в целом ИТ-технологий. По большому счету, это несколько противоречит самой природе его развития, но если учитывать, что в самых верхах у нас сидят люди, плохо знакомые и с интернетом, и c современными технологиями, то это мало кого заботит. В идеале Россия должна информационно замкнуться внутри себя — не выдавая ничего наружу, а главное, не получая извне. На этом фоне отечественный ИТ-сектор с радостью готов заново «изобрести велосипед», получая госпреференции и бюджетные деньги.

5 ноября в Госдуме прошел первое чтение законопроекта о запрете продажи смартфонов, компьютеров и умных телевизоров без российского программного обеспечения. Если закон примут, то с 1 июля 2020 года зарубежные производители техники должны будут предварительно устанавливать российские приложения. Какие именно — пока неизвестно, согласно документу, их перечень должно определить правительство. За продажу устройств без российского ПО, предлагается штрафовать на сумму до 200 тыс. рублей.

Законопроект внесли в Госдуму в июле депутаты от всех парламентских фракций: единороссы Владимир Гутенев, Сергей Чиндяскин и Алексей Канаев, представитель ЛДПР Сергей Жигарев, справедливоросс Олег Николаев и коммунист Александр Ющенко. Обычно таким образом утверждают инициативы, спущенные из Администрации президента. А значит, с большой долей вероятности можно предполагать, что закон будет принят.  

Тем более, что эта тема уже обсуждалась. Летом прошлого года ФАС подготовила идентичную законопроекту концепцию поправок к закону «О связи». Мотивировалось это все, во-первых, удобством для пользователей — якобы отечественная продукция более адаптивная, во-вторых, большей защищенностью. Иностранное ПО несет в себе угрозы утечки информации и вероятность отключения от техподдержки российских пользователей в «условиях сложной политической ситуации», — обьясняли эксперты.   

Глава ФАС Игорь Артемьев

Глава ФАС Игорь Артемьев 

Примеры их опасений действительно были — в 2018 году крупнейшая американская компания-разработчик систем управления базами данных Oracle в рамках санкций отказалась обслуживать российский нефтегазовый сектор — предприятия «Газпрома», «Роснефти», ЛУКОЙЛа и «Сургутнефтегаза».

Противники же таких жестких требований со стороны государства, такие как Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК), считали эти меры губительными как раз для отечественной ИТ-отрасли, которые абсолютно не отражают реального положения дел на рынке. По мнению представителей ассоциации, российские пользователи вполне могут самостоятельно скачать те приложения, которыми реально пользуются, тем более что отечественный софт лидирует в рейтингах загрузок. А вот «принудиловка» на законодательном уровне может привести к уходу крупных международных компаний с российского рынка и превращения его ИТ-сегмента в своего рода «стагнирующую резервацию».

Эксперты рынка в свою очередь отметили, что поправки могут привести к новым тратам со стороны производителей, а значит, к росту стоимости устройств для потребителей.

Можно провести аналогию с импортозамещением в продовольственном секторе, когда в условиях отсутствии конкуренции качество российских продуктов снизилось, а цены выросли. И в результате, как подсчитали экономисты, из-за введенных правительством в 2014 году продовольственных контрсанкций российские потребители каждый год теряют по полмиллиарда рублей.

Михаил-Осеевский.jpg

Глава Ростелекома Михаил Осеевский

Без особого энтузиазма восприняли возможные новшества и сами пользователи.

«Если они «предустановят» «Яндекс», «Одноклассники», «ВKонтакте» и т.д. — то это еще ерунда. Но если они впихнут туда всякие чекистские штучки по блокировке «нежелательного контента» — тогда тушите свет. Готовятся, в общем, гады, все-таки к отключению страны от мировой сети», — пишет один из участников обсуждения законопроекта в интернете.

«А может, ФАС просто предложит российским компаниям производить конкурентное ПО? И тогда пользователь сам решит, нужно ли ему такое приложение? Пользователь, он же, зараза, такой, выбирает по удобству и функционалу», — добавляет другой.

Естественно, не рады этому законопроекту и представители иностранных ИТ-компаний, и в первую очередь Apple , которая никогда не предустанавливала на IPhone сторонних приложений. Поэтому в случае принятия этого закона компания в принципе может уйти с российского рынка.

В то же время российские разработчики и операторы связи (Mail.ru, «Лаборатория Касперского», МТС, «Мегафон», «Руссофт») данную концепцию, естественно, поддержали, видимо, рассчитывая на то, что, как и во многих подобных инициативах, вторым дном суверенизации программного обеспечения станет еще и освоение бюджетных средств.

В этом плане у России тоже уже накоплен богатый опыт. После того как в 2015-м был утвержден план по импортозамещению ПО, появился «Реестр государственного ПО», обязывающий госструктуры отдавать предпочтение при закупках ПО именно российскому софту (чтобы попасть в список, программы проходят экспертизу, подтверждающую их отечественное происхождение). Для российских ИТ-компаний открылись широкие перспективы, даже несмотря на то, что более 90% федеральных ведомств и внебюджетных фондов до сих пор пользуются импортными программами. Потому как многие из отечественных программ или не отвечают современным запросам, или же просто представляет собой копии зарубежных. Опять же — одно дело разработки систем от зарекомендовавших себя во всем мире Microsoft или Apple и другое — от российского ноунейма.

Летом 2018 года появилось сообщение, что в 2019 году чиновников и госслужащих начнут переводить на смартфоны с предустановленной российской операционной системой Sailfish. На что должно было быть потрачено 160 млрд рублей. Еще около 2,3 млрд требовалось на завершение создания операционной системы

Sailfish OS — операционная система, с 2012 года разрабатывающаяся финской компанией Jolla. В 2014 году совладельцем Jolla через свою группу ЕСН стал российский миллиардер Григорий Березкин. Он-то и пролоббировал в Минкомсвязи создание российской национальной мобильной ОС на базе Sailfish. Разработкой российской версии системы с 2016 года занимается связанная с ним же компания «Открытая мобильная платформа». В 2018 году она вошла в группу «Ростелеком». В феврале 2019 года русскоязычная версия ОС была переименована в «Аврору», став единственной отечественной мобильной операционной системой. На текущий момент оснащение чиновников смартфонами на «Авроре» пока не начато. Сама ОС пока нигде не используется.

Григорий-Березкин.jpg

Григорий Березкин

Еще более показательна история с «суверенным» интернет-поисковиком «Спутник». В случае с ним упор также делался на то, что поисковик будет продвигаться на государственном уровне, причем чиновники должны были использовать такую систему по умолчанию.

Изначально, по словам представителей «Ростелекома», вложения превысили 580 млн рублей. Это средства, инвестированные в проект до 2014 года. В 2015 году в «Спутник» вложили еще около 800 млн рублей.

Кроме основного продукта, разработчики «Спутника» выпустили несколько других, включая браузер «Спутник» и его мобильную версию.

В 2017 году представители «Ростелекома» заявили о том, что «Спутник» не состоялся, так как не смог занять и 1% поискового рынка русскоязычного сегмента интернета. Если количество переходов с Google и «Яндекс» в 2017 году исчислялось миллиардами, то у «Спутника» этот показатель составил около 100 тыс.

В августе 2018 года стало известно о том, что «Ростелеком» добился признания ООО «Спутник» банкротом.

Или можно вспомнить, сколько «убийц айфонов» и других гаджетов было представлено Путину и Медведеву, –—«первый в мире телефон с чипом ГЛОНАСС», YotaPhone, планшет для школьников, заменяющий все учебники и тетради, на деле оказавшийся обычной устаревшей «читалкой» и т.д .и т.п. Где они сейчас?

К сожалению, российское ПО никак не поспевает за все усложняющейся электроникой и другой высокотехнологичной аппаратурой. Уже то, что самые мощные процессоры Intel и AMD производятся не у нас, не дает возможности создать российскую ОС массового потребления. В этом просто нет смысла.

Медведев Чемезов и YotaPhone

Медведев Чемезов и YotaPhone 

Поэтому в России конкуренция разработчиков за пользователя заменяется конкуренцией за попадание в список правительства для обязательной предустановки.

На вершине этой пирамиды интересантов конечно же сами госкорпорации, такие как «Ростех», руководимый обладателем квартиры за 5 млрд рублей (по данным ФБК) Сергеем Чемезовым и «Ростелеком».

Кстати, и жене Чемезова Екатерине Игнатовой не чужд мир высоких технологий. В 2016 году она приобрела 99% компании «Системные решения». Ее единственный актив — 100% компании «Лаборатория умного вождения», которая занимается проектом умного страхования Smartdriving.io. А позже получила крупный контракт от «АвтоВАЗа» на разработку системы дистанционного управления и мониторинга Lada Connect, устанавливаемого на автомобили Granta. С помощью этой системы можно будет удаленно (с помощью смартфона или компьютера) запускать двигатель, открывать двери, включать фары, отслеживать местонахождение и состояние автомобиля (пробег, уровень топлива, заряд аккумулятора и проч.).

Екатерина Игнатова

Екатерина Игнатова

Ростелеком же имеет в своей структуре множество ИТ-компаний, которые регулярно становятся получателями самых крупных контрактов. Кроме того, госкомпания занимается венчурным инвестированием, поддерживая стартапы.

А «Росатом» недавно заявил о начале работы над созданием своего квантового компьютера. Проект оценивается в 24 млрд рублей. К 2024 году планируется создать четыре типа квантовых компьютеров размером от 50 до 100 кубитов.

Да еще и Путин недавно подписал указ «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации». Этим указом утверждается Национальная стратегия развития ИИ до 2030 года и гарантируется выделение финансовых ресурсов.

Сколько же всего государство тратит на развитие ИТ-сферы, никому не известно. Можно только по косвенным признакам определить, что немало. Например, весной этого года на встрече с представителями бизнес-сообщества премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что государство в ближайшие годы вложит в развитие цифровой экономики около 2 трлн рублей. За такой пирог действительно стоит побороться.   

И если в случае с многочисленными компаниями, аффилированными с государством, все понятно — они во многом и создавались под госзаказ, то с частными и успешными ситуация несколько иная.

ИТ-сектор, в отличие от нефтяного, невозможно просто прибрать к рукам — управлять им условного Сечина не поставишь — сразу все разрушится. Поэтому власти позволяют им развиваться, не забывая и о своей выгоде, — эдакий принцип кнута и пряника.

В вышедшей недавно «Яндекс.Книге», написанной на основе интервью с руководителями компании, рассказывается, что Кремль впервые проявил интерес к компании еще в 2008 году, когда «Яндекс» собирался выходить на IPO. Как рассказывает член совета директоров «Яндекса» Елена Ивашенцева, сразу после объявления о своих финансовых планах, сначала через газеты, а потом и в частных беседах компании дали понять, что акционеры у нее неправильные. Дескать, такая серьезная и стратегически важная компания должна принадлежать другим. Тогда проблему удалось решить вовлечением государства в свое развитие, убедить, что оно выгодно обеим сторонам.

Елена Ивашенцева

Елена Ивашенцева

Однако общий тренд на закручивание гаек в интернете не мог не сказаться и на компании, весь бизнес которой как раз там и сосредоточен.

В апреле 2014 года, выступая на Санкт-Петербургском медиафоруме, организованном «Общероссийским народным фронтом», Владимир Путин выразил свое отношение к интернету. По словам президента, глобальная сеть начинался «как спецпроект ЦРУ США — так и развивается». Поэтому, по его мнению, неудивительно, что «Яндекс» заставили принять в руководящие органы компании американцев и европейцев. Из его слов выходило, что одна из самых успешных российских интернет-компаний работает под внешним управлением. Ранее Путин уже говорил в «крымской» речи о предателях и «пятой колонне», а теперь ясно давал понять, что есть что-то очень неправильное в присутствии иностранцев в «Яндексе».

На следующий день акции Yandex NV, нидерландской компании-учредителя российского поисковика, упали на 16%.

В последующем подобный трюк с «Яндексом» российские политики проделывали еще не раз, своими заявлениями обрушивая акции.

Например, совсем недавно депутат-единоросс Антон Горелкин уже в третий раз внес на рассмотрение в Госдуму законопроект о 20-процентном ограничении для иностранцев на владение популярными российскими сайтами. Это, естественно, вновь привело к панической продажe акций «Яндекса» иностранными владельцами.

Антон Горелкин

Антон Горелкин

Кроме того, власти регулярно вводят ограничительные меры в рамках цензурирования и контроля интернет-пользователей.

Например, в 2016 году внесенные в федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» поправки переложили ответственность на агрегаторов новостей, к коим относится и «Яндекс.Новости», за достоверность всей публикуемой информации. Агрегаторы обязали проверять «достоверность информации» во всех источниках, не зарегистрированных Роскомнадзором в качестве СМИ. «Недостоверные» публикации агрегаторы должны были немедленно удалять из выдачи по требованию Роскомнадзора. За промедление полагался штраф от 600 тыс. до 1 млн рублей. Технически соблюдать эти условия было невозможно, так как все новости агрегатор формирует автоматически. Соответственно, единственным выходом стала необходимость сильно сокращать количество источников, оставляя в выдаче только «правильные» и политически выверенные.

В июне этого года стало известно о требовании ФСБ предоставить ключи для дешифровки данных пользователей сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» в рамках «пакета Яровой». Напомним, ранее именно из-за отказа поделиться ключами по решению суда в России был заблокирован мессенджер Telegram. На вопрос журналистов в «Яндексе» не подтвердили и не опровергли поступление такого требования от спецслужб.

В целом любое упоминание о попытке контроля компании государством сильно бьет по ее имиджу и, как следствие, наносит экономический урон.

Так, очередной обвал акций случился в 2018 году, когда появилась информация о том, что Сбербанк ведет переговоры о покупке контрольного пакета акций «Яндекса».

Как видно, «кнутов» было достаточно, но были и «пряники». И рассматриваемый нами законопроект о предустановленном отечественном ПО — один из них.

Тем более, что именно «Яндекс» уже давно лоббирует эту идею. Еще в 2015 году компания пожаловалась в ФАС на Google, обвинив его в нарушении антимонопольного законодательства. Претензии заключались в том, что Google запрещает предустанавливать приложения и сервисы других интернет-компаний в устройствах, работающих на базе ее мобильной операционной системы Android. Google в свою очередь подал иск в Арбитражный суд Москвы. В итоге спустя несколько месяцев между ФАС и Google было заключено мировое соглашение, а «Яндекс» тогда остался не у дел.

Теперь же стоит ожидать, что предустановленные программы не будут какими-то узкоспециализированными, а просто станут аналогами популярных зарубежных. Например, браузеры Safari и Сhrome заменят на «Яндекс.Браузер», «Спутник» и «Рамблер», почту и облачное хранение на российские аналоги от «Яндекс» и Mail.ru. Альтернативой картам Google станут «Яндекс.Карты», «2ГИС» и Maps.me, популярным соцсетям — наши «ВКонтакте» и «Одноклассники», мессенджеры заменят ICQ и «ТамТам». Apple Music и Spotify предложили заменить на «Яндекс.Музыку», Boom, Zaycev.net и Zvooq. В качестве замены зарубежным антивирусам эксперты назвали Kaspersky и Dr. Web.

обзор.jpg

В связи с чем у данного законопроекта вырисовывается еще один крупный интересант — Mail.ru Group — соответственно, с со своей почтой Mail.ru, соцсетями «ВКонтакте», перешедшими компании после продажи своей части Павлом Дуровым, и «Одноклассники». А также мессенджерами «Там-Там» и ICQ, на которые, как мы помним, активно призывали переходить различные официальные лица после запрета Telegram.

Основной акционер Mail.ru Group — холдинг Алишера Усманова и его партнеров USM. Он владеет 15% капитала и 58% голосов. Южноафриканской медиакомпании Naspers принадлежит 27,5% капитала, еще 7,4% у китайской интернет-компании Tencent, остальное принадлежит частным акционерам.

Генеральным директором Mail.ru Group Limited является сын генерального директора ВГТРК Олега Добродеева — Борис Добродеев. Совет директоров возглавляет бывший генеральный директор компании Дмитрий Гришин. Кроме него в совет входят: Владимир Стрешинский; руководит входящей в USM Holdings Алишера Усманова консалтинговой компанией USM Advisors. Василий Бровко — директор по связям с общественностью корпорации «Ростех» и сооснователь рекламного агентства «Апостол», созданного им вместе с Тиной Канделаки и известного своими многомилионными госконтрактами, которые прекратились сразу же, как она покинула компанию, что в итоге привело компанию к банкротству. И по три представителя от холдинга Naspers и «МегаФон» (еще одного актива Усманова).

В прошлом году CNN обвинил Mail.ru в слежке за пользователями Facebook. Телеканал назвал Mail.Ru Group «связанной с Кремлем» и рассказал, что она собирала данные пользователей Facebook, а два приложения компании получили право сбора данных уже после прекращения этой практики.

Евгений Касперский

Евгений Касперский

Наверняка сочтут «полезным» для россиян и антивирус от «Лаборатории Касперского». Главу компании Евгения Касперского уже давно связывают с силовиками, тем более что он выпускник Высшей школы КГБ. Недавно «Медуза» также рассказала о топ-менеджерах Андрее Тихонове и Игоре Чекунове, которые, согласно материалу, создали в компании некую группу управленцев-силовиков, противостоящих «технарям». В «Лаборатории Касперского» пояснили, что Тихонов действительно имеет чин подполковника, который получил на службе в российской армии, в противовоздушной обороне, а Чекунов служил в погранвойсках КГБ СССР в 1980-е, однако с тех пор ни один из них не имел никаких связей с разведкой или спецслужбами. Что касается противостояния, то конфликт в менеджменте в 2013–2014 годах действительно был, признают в «Лаборатории Касперского», однако, по словам представителя компании, он касался противоречий по поводу стратегии развития.

Добавим, что два года назад власти США обязали все госучреждения страны в течение трех месяцев отказаться от продукции и услуг «Лаборатории Касперского», будучи обеспокоены тем, что Россия может угрожать безопасности США через программы компании. В 2016 году на Северную Америку приходилось до четверти от суммарных доходов компании (за год они составили $644 млн).

Поэтому, насколько все эти предустановки станут полезными для российских пользователей — вопрос открытый. Больше похоже на то, что закон не столько заботится о развитии отечественных ИТ-компаний, сколько о дальнейшем ограничении Рунета. Недаром в последнее время стало крайне модно винить именно его во всех бедах современного общества — от убийства восьми сослуживцев в Забайкальской военной части рядовым Рамилем Шамсутдиновым, до того, что женщины не хотят рожать.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3