Пожароопасные инвестиции. Почему следующих катастрофических пожаров стоит ждать не в Сибири, а на Дальнем Востоке? 

Пожароопасные инвестиции. Почему следующих катастрофических пожаров стоит ждать не в Сибири, а на Дальнем Востоке?
Дальнему Востоку предсказывают большие лесные пожары Фото: Преступная Россия

В Сибири продолжает гореть более 2 млн га леса. Беспрецедентные пожары уже официально признали попыткой скрыть незаконные вырубки. Огонь прошел по территориям, которые ранее были выделены под реализацию инвестиционных проектов. Сегодня территория инвестиций — Дальний Восток. Инвесторы всеми правдами и неправдами пытаются получить лесные участки. Какие схемы для этого используются? И не скрывается ли за громкими заявлениями одно — желание заработать на вырубке леса, а потом скрыть следы в огне?

«Преступная Россия» недавно подробно рассказывала о том, почему главная причина невиданных по масштабам пожаров в Сибири — попытка скрыть незаконные вырубки леса. Одна из прибыльных схем теневой экономики — заявить громкий инвестпроект, получить под него участок в аренду, вырубить деревья, а потом поджечь массовые вырубки и замести все следы. 

Генпрокуратура уже нашла подтверждение тому, что пожарами прикрывают незаконные рубки. Факты поджога выявлены во всех регионах, где горит тайга. Так, в Красноярском крае уже расследуются 15 уголовных дел, связанных с незаконными рубками и должностными преступлениями чиновников в отношении лесов. Но сибирякам от этого не легче: огнем по-прежнему охвачено более 2 млн га. «От дыма задыхаются люди», «происходит настоящая катастрофа», — резюмировал в соцсети Facebook спикер иркутского Заксобрания Сергей Сокол. «Пора прекращать издеваться над жителями области, подвергая их здоровье и жизни риску», — призвал опытный политик. 

пож2.jpg

пож3.jpg

пож5.jpg

пож1.jpg

Интересно, помнит ли Сокол, как в статусе заместителя губернатора Красноярского края Александра Хлопонина курировал деятельность лесного комплекса? Тогда Сокол рьяно ратовал за реализацию инвестиционных проектов в Приангарье, которое сейчас охвачено огнем. «По проектам должны были построить заводы по переработке, заводы по производству материалов из леса. И при одном условии — сразу выделялся лес для рубки. В Красноярском крае было 14 таких проектов — 3 из них закончились, предприятий нет, а лес вырублен», — рассказала глава красноярской Счетной палаты Татьяна Давыденко, лишившаяся должности за свою смелость. 

Davidenko.jpg

Татьяна Давыденко

Сегодня говорить об освоении Приангарья больше не принято. Теперь вектор внимания направлен на Дальний Восток. Инвесторы пользуются появившейся возможностью получить лесные участки в аренду на 49 лет под реализацию инвестпроектов. И, похоже, как некогда в Приангарье, их больше всего интересует сам лес, который можно вырубить и заработать на нем, а потом скрыть следы вырубок, устроив поджог. 

Задачу опережающего развития Дальнего Востока президент России впервые поставил в 2013 году. В 2015 году в макрорегионе начали создаваться зоны с благоприятными условиями ведения бизнеса — ТОР (территории опережающего развития). А уже весной 2016 года разразился первый громкий скандал с раздачей дальневосточных лесов под видом реализации инвестпроекта. Некая «Дальневосточная деревообрабатывающая компания» (ДДК) заявила о намерении запустить проект по производству древесно-стружечных плит для домостроения. Для этого компания попросила передать ей в аренду на льготных условиях лесные участки площадью около 750 тыс. га — 6,5% от всех лесов Приморья и 4,5% от территории всего края. ДДК запросила 825,1 тыс. кубометров ежегодного лимита вырубки — столько же вырубалось на тот момент во всем Приморье. Причем компания намеревалась получить земли лесного фонда для заготовки древесины с 50-процентной скидкой по оплате аренды и без проведения аукциона. 

На Дальнем Востоке тогда любого инвестора встречали с распростертыми объятиями: роста статистики по инвестпроектам необходимо было добиться любой ценой. И, возможно, ДДК получила бы все, что потребовала, если бы не забили тревогу экологи. Они заявили, что на части земель, на которые претендует компания, вообще нельзя вести промышленные рубки, поскольку они относятся к защитным и водоохранным лесам, заказникам и т.д. Экологов могли проигнорировать, если бы не выяснилось еще одно обстоятельство: в штате компании, которая собирается вырубить почти весь свободный лесной фонд Приморья, состоит всего один человек, а ее уставный капитал равен 20 тыс. рублей. То есть ни людей, ни ресурсов у мнимого «инвестора» нет. 

Если бы ДДК удалось получить лес в аренду на льготных условиях, руководитель компании, разумеется, тут же нанял бы людей, которые вырубят деревья. Но эксперты усомнились, станет ли он тратиться на лесовосстановление, противопожарные мероприятия и прочее. А главное, направит ли полученную от продажи древесины прибыль на строительство предприятия по производству ДСП, как обещал? Аргументы посчитали вескими в профильном министерстве, заявка ООО «ДДК» одобрена не была, и уже осенью 2016 года компания заявила о ликвидации. 

Урок был усвоен, и за раздачей лесных угодий на Дальнем Востоке начали следить более пристально. «Мы готовы оказывать поддержку проектам, но это должны быть качественные проекты, которыe дадут стимул развитию Дальнего Востока, а не вырубка и продажа леса», — решительно заявил Леонид Петухов, генеральный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. 

Получить лесные угодья под строительство деревоперерабатывающих производств стало намного сложнее. А с июля этого года ограничения закрепили законодательно: теперь на статус приоритетных могут рассчитывать лишь проекты самых крупных инвесторов. «Если речь идет о новых проектах по созданию лесной инфраструктуры и производства, то минимальный объем вложений идет от 3 млрд рублей» — пояснил Петухов. 

На получение дальневосточного леса под вырубку теперь претендуют в основном проекты, поддержанные иностранными инвесторами. Так, в городе Амурске Хабаровского края запланировано строительство нового целлюлозно-бумажного комбината. Как заявил губернатор края Сергей Фурал, «уже осуществлен подбор лесных участков под будущее производство». В качестве основного заинтересованного лица с китайской стороны выступает компания China Paper, которой уже ищут подходящие земельные и лесные участки. Уже выбирает участки для строительства лесоперерабатывающего комплекса в Приморье и Забайкалье и сингапурская компания Sudima, объединившаяся с индийским партнером KGK. Инвесторы заявили о намерении производить из дальневосточной древесины паркет, мебельные щиты, пиломатериалы и пеллеты. Строить деревообрабатывающие производства на Дальнем Востоке намереваются также компании из Индонезии, Японии и ЮАР. 

66.jpg

55.jpg

Отечественным компаниям, которые не могут предложить нужный объем инвестиций, пришлось придумывать креативные схемы, как получить лес под вырубку. Пример того, как следует действовать, показала компания ООО «Эко Тойс». Она запустила небольшое производство игрушек из натурального дерева под маркой «Куби Дуби». На предприятии в небольшом дальневосточном селе Чугуевка трудится 50 человек, которые выпускают 4,5 тысячи игровых наборов в месяц. Несмотря на небольшой объем производства, чугуевские кубики и пирамидки для малышей представлены на крупнейших федеральных онлайн-площадках, в розничных сетях «Детский мир», «Бубль Гум», «Счастливое детство». А руководство компании заявляет об амбициозных планах начать поставки за рубеж и завоевать мировой рынок. 

игрушки1.jpg

игрушки2.jpg

игрушки3.jpg

игрушки5.jpg

ООО «Эко Тойс» подчеркивает, что у игрушек из дерева масса достоинств. Они экологичны, долговечны и просты в уходе, разработаны с учетом методик обучения, использующихся в детских садах, произведены «в духе и традициях культурно-нравственных ценностей Российской Федерации». А главное, в отличие от импортных игрушек, к качеству которых регулярно возникают вопросы, абсолютно безопасны для здоровья малышей. Ребенок не отравится вредным пластиком, когда решит попробовать игрушку на вкус. Чтобы гарантировать полную безопасность малышам, при производстве «Куби Дуби» используются только ценные породы древесины – липа, дуб и береза. Но компания должна быть полностью уверена, что здоровью детей ничто не угрожает, поэтому хочет построить собственный деревообрабатывающий комбинат. Специалисты компании почему-то сомневаются в качестве покупного сырья, поэтому им жизненно необходимы лесные участки в аренду, где они смогут самостоятельно заготавливать древесину. 

За 10 лет предприятие ООО «Эко Тойс» планирует переработать более 150 тысяч м³ древесины различных пород. Но лишь ценные породы дерева годятся для производства игрушек. Что делать с остальной вырубленной древесиной? Компания заявляет, что сделает дополнительные вложения в переработку. Уже закупается оборудование, чтобы производить пиломатериалы. Как истинные патриоты, сотрудники «Эко Тойс» предпочли бы поставлять доски и брус отечественным покупателям. Но на Дальнем Востоке пока нет потенциальных потребителей, а доставлять грузы в европейскую часть страны очень дорого. А значит, ничего не поделаешь, придется продавать доски и брус в Китай и Южную Корею. Зато хотя бы отходы производства пойдут местным жителям. Компания особо подчеркивает, что запуск производства пеллет поможет обеспечить топливом социально незащищенные слои населения. «Создание современного комплекса по глубокой переработке древесины позволит производить порядка 50 тыс. кубометров сухого строганого пиломатериала, а комплекс по переработке древесных отходов путем производства пеллет будет производить продукцию в объеме 30 тыс. кубометров», — такие цифры озвучил руководитель ООО «Эко Тойс» Евгений Корж. 

Разве можно не поддержать компанию, которая так переживает за здоровье российских детей и благополучие бедных жителей Дальнего Востока? Разумеется, нельзя. Инвестпроект «Эко Тойс» уже нашел поддержку на всех уровнях. Он стал первым проектом в сфере освоения лесов, получившим статус приоритетного. 14 июня 2018 года правительство РФ распоряжением № 1181-р включило проект в госпрограмму «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». 18 июля 2019 года, согласно приказу № 2102 Минпромторга РФ, проект вошел в перечень приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов. Предприятие получило различные налоговые льготы и преференции, в том числе право на заключение договора аренды лесного участка без проведения аукциона и пониженную плату за аренду, а главное — легальную возможность вырубать дальневосточные леса и продавать древесину за рубеж. 

Пример «Эко Тойс» многим подал идею, как нужно действовать. Так, в 2019 году в ТОР «Надеждинская» в Приморье ООО «Стиквуд» запустит производство одноразовых деревянных палочек для еды, которые нужны не только на азиатских рынках, но и россиянам. Потребность жителей Дальнего Востока «в китайских палочках оценивается примерно в 1,2 млн штук ежемесячно». В ТОР «Индустриальный парк «Кангалассы» компания «Вуден Парк» будет выпускать сборные деревянные дома, которые «подходят для проживания в условиях Крайнего Севера, могут возводиться в улусах и удаленных районах Якутии» и будут строиться для детей-сирот и переселенцев из аварийного жилья. В Приморье ООО «Биотопвуд» начнет производить мебельные щиты, шпон и биотопливо на древесной основе, что «позволит снизить напряженность с дефицитом дров в сельской местности». 

Схема оказалась вполне работоспособной. Чтобы получить под вырубку участки леса, достаточно заявить о высокой социальной значимости своей продукции. Так, заявка ООО «Биотопвуд» уже одобрена, «инвестору будут переданы в аренду лесосырьевые участки для обеспечения производственных мощностей сырьем». Предприятие без аукциона и по льготной цене получит 225,393 тыс. га леса, на которых сможет ежегодно заготавливать 103,936 тыс. кубометров древесины. 

Все инвесторы получают участки в аренду на 49 лет. Очевидно, что будет крайне сложно проконтролировать, как они будут распоряжаться выделенным лесом весь этот срок. Ведь незаконные рубки на Дальнем Востоке — наболевшая проблема, и справиться с ней не удается. Так, по информации Минприрды Забайкальского края, ущерб от незаконной вырубки леса в регионе с 2016 по 2019 год увеличился более чем в два раза. А значит, не исключено, что через несколько лет пожарами будет охвачена уже не Сибирь, а Дальний Восток. И поджоги зафиксируют именно на тех участках, которые сегодня выделяют под инвестпроекты.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3
«Кремлевский крот» из Иваново: станет ли бегство Олега Смоленкова уроком для российской элиты?
 

«Кремлевский крот» из Иваново: станет ли бегство Олега Смоленкова уроком для российской элиты? 

Шпионский скандал, связанный с Олегом Смоленковым, имевшим доступ в Кремль и располагавшим ценной информацией, ожидаемо стал широко обсуждаемой темой. О том, что осведомитель в 2017 году был вывезен из России, сообщил телеканал CNN, ссылаясь на источники из ЦРУ и администрации Дональда Трампа. Как выяснилось, для определенного круга лиц в России исчезновение шпиона не было секретом, при этом российская элита в унисон с американской «открещиваются» от факта шпионажа. Сейчас семья Смоленкова вынужденно покинула свой роскошный особняк в Виргинии, и на данный момент их местонахождение неизвестно. А патрон Смоленкова, помощник президента РФ по международному сектору Юрий Ушаков продолжает выполнять свои обязанности.