Приватизация по-кургански

Приватизация по-кургански

Продажа с торгов крупного актива вылилась в конфликт нового собственника с чиновниками, а завершается судами и арестом.

Крахом закончилась приватизация одного из лесхозов Курганской области. Купив предприятие и начав принимать дела, его новый собственник обнаружил, что у лесхоза – огромная задолженность, не хватает имущества и леса. Из-за долгов судебные приставы арестовали основной актив предприятия – право аренды лесов, и сегодня деятельность лесхоза фактически парализована. Новый хозяин винит во всем предыдущее руководство предприятия и областной департамент природных ресурсов, который, по его мнению, пытается забрать у него лес и передать другим лицам. Однако региональные чиновники не согласны с его позицией и заявляют, что тот сам не сумел наладить работу в лесхозе.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд 27 января 2016 года поставит точку в споре между Щучанским лесхозом и судебными приставами, которые арестовали у предприятия право аренды лесных участков из-за долгов. Щучанский лесхоз просит суд отменить решение арбитражного суда Курганской области и признать постановление судебного пристава о принятии результатов оценки права аренды недействительным. Владелец лесхоза Фаяз Нургалин заявляет о необоснованных преследованиях со стороны чиновников и надзорных ведомств, однако региональные власти считают, что нерадивый собственник лишь пытается затянуть процесс, надеясь не потерять лес.

Предприниматель Фаяз Нургалин купил акции ОАО «Щучанский лесхоз», победив в открытом аукционе 25 ноября 2014 года.

За 100% пакет акций он должен был уплатить более 3 млн рублей.

Как рассказал Znak.com сам Нургалин, 5 декабря 2014 года председатель совета директоров ОАО «Щучанский лесхоз» Виктор Банников (он же – начальник управления лесного хозяйства департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области) предложил ему заранее занять должность генерального директора лесхоза и срочно оплатить из своих собственных средств хотя бы 250 тыс. рублей по договору аренды леса за образовавшуюся задолженность 2013-2014 годов. Свое предложение он якобы объяснил тяжелым финансово-экономическим положением предприятия.

8 декабря с предыдущим гендиректором Щучанского лесхоза Ридалем Абдрахмановым расторгли трудовой договор, и новым гендиректором предприятия с 9 декабря 2014 года был назначен Фаяз Нургалин.

Однако при передаче имущества в декабре 2014 года вскрылись неприятные факты. «Я узнал, что не хватает довольно большого количества имущества (почти на 2 млн рублей) и леса», – рассказывает Нургалин. По его словам, из четырех тракторов МТЗ-82 три были разукомплектованы, все противопожарные емкости были демонтированы и вывезены. В помещениях не было даже лампочек, в кочегарке – ни угля, ни дров, на окнах не было стекла, а в производственном помещении, где стоят станки, отсутствовала целая стена.

«Все, что можно было вывезти, вывезли, сдали в металлолом. А что можно было утащить, утащили», – отметил собеседник.

Положение дел в лесу Нургалина ужаснуло еще больше. «В делянах вовсю орудуют черные лесорубы, не хватает леса, и покупатели, уже уплатившие за него деньги, требуют их вернуть, – выяснил новый директор. – При этом большое количество леса продано по заниженной цене, договоры купли-продажи леса подписывались кем попало, без права подписи и полномочий на это. Выписывали 15 кубометров, а выпиливали в разы больше. Очистка делян от порубочных остатков вовсе не проводилась».

Нургалин утверждает, что Щучанский лесхоз за 5 лет не произвел ни одной посадки саженцев – все это делалось только на бумаге. А бывший руководитель ОАО «Щучанский лесхоз», по его мнению, грубо нарушал проект освоения лесов. Так, в 2015 году практически был освоен объем заготовки, предусмотренный на 2018 год, что, по мнению нового собственника, подтверждает объемы хищения в особо крупных размерах.

Узнав об этом, Фаяз Нургалин обратился к Виктору Банникову, предложив ему вместе навести в лесхозе порядок. Но, по словам нашего собеседника, Банников не принял его слова во внимание. А вот сам Нургалин после этого «попал под обстрел» – на предприятии провели целый ряд проверок, обложив лесхоз большим количеством штрафов.

«Цель проверяющих одна – это максимально навредить мне и ОАО «Щучанский лесхоз» и таким образом свести со мной счеты», – считает Нургалин.

Он пытался наладить производство и сохранить коллектив предприятия. Из своих собственных средств Нургалин погашал накопившуюся задолженность по заработной плате за 2014 год, выплачивал текущую заработную плату, капитально ремонтировал технику, провел на территории освещение. Но запустить работу ему не удалось.

По словам Нургалина, до его прихода Щучанский лесхоз уже имел оформленную лесную декларацию на заготовку 24 тыс. кубометров леса на 2015 год, но затем ГКУ «Шумихинское лесничество» неожиданно забрало из нее 20 тыс. кубометров под предлогом неправильной расстановки столбов на делянах при отводе. Декларацию на оставшиеся 4 тыс. кубометров предприятие получило только в апреле 2015 года, но зайдя в деляны, сотрудники обнаружили, что леса нет. «Более детальный анализ показал, что отсутствует более 40 тыс. кубометров леса. Это означает, что при средней цене на рынке 600 рублей за 1 кубометр испарились 24 млн рублей. Где эти деньги, неизвестно», – приводит директор цифры, которые также изложил в своем обращении в прокуратуру.

В апреле 2015 года, как рассказывает Фаяз Нургалин, на совещании с участием директора департамента природных ресурсов Виктора Сухнева и директора департамента имущественных и земельных отношений Эдуарда Гусева ему предложили уплатить сразу всю оставшуюся сумму за пакет акций – 2,7 млн рублей. Нургалин согласился, но поставил условие – выдать ему на руки лесную декларацию, чтобы он мог работать и платить людям зарплату, а также дать отсрочку по старым долгам.

Однако ему отказали, и декларацию на 2015 год Нургалин так и не получил. «Удалось заготовить всего около 150 кубометров древесины. Зато против меня был подан иск в арбитраж по взыскании долга по акциям. А в мае 2015 год меня сняли с должности генерального директора, поставив в вину абсурдные доводы», – вспоминает он. После этого, по его словам, директором предприятия стала Лариса Ермолина.

Нургалина обвинили в том, что лесхоз получил убыток в 1,8 млн рублей по итогам работы в 2014 году (несмотря на то, что новый руководитель принял предприятие только в декабре 2014 года), а также то, что не была подготовлена лесная декларация, не выполнялись обязательства по договору аренды лесного участка.

В июне, по словам Нургалина, ему предложили добровольно расторгнуть договор купли-продажи акций лесхоза. «Я думаю, что таким образом в департаменте решили списать на мой счет все многолетние злоупотребления с лесным фондом, воровство в делянах, прикрываемое затем лесными пожарами (по его словам, пожары происходили с апреля 2014 года, – прим. ред.), незаконный бизнес, в лесных угодьях, уход от налогов огромных сумм, которые оседают в чьих-то карманах вместо того, чтобы пополнять бюджет», – выразил мнение собственник лесхоза.

Не поддавшись, Нургалин оплатил полную стоимость пакета акций лесхоза 27 августа 2015 года.

Когда предприятие перешло под контроль Нургалина, он узнал, что общая сумма кредиторской задолженности лесхоза превышает 6,2 млн рублей.

Кроме того, оказалось, что еще 14 августа 2015 года служба судебных приставов наложила арест на право пользования лесным участком по договору аренды, заключенному между лесхозом и департаментом. «Я заплатил больше 3 млн рублей в бюджет и даже не успел заступить в права, как у меня уже забрали договор аренды леса. Это что же, получается, меня просто кинули?» – возмущается Нургалин.

Арест, по словам Фаяза Нургалина, лишил предприятия возможности осуществлять основной вид деятельности – по заготовке, сбору, переработке и реализации древесины – и тем самым исполнять надлежащим образом свои обязательства перед населением и бюджетом. На сегодняшний день, по словам Нургалина, на предприятии работает 32 человека. Он утверждает, что в среднем здесь можно было бы занять 50-60 человек, а если запустить лесхоз в работу на полную мощность, то и до 100 человек.

Наш собеседник уверен: предыдущее руководство лесхоза пустило на самотек работу по надлежащему исполнению обязательств перед бюджетом, не использовало все средства правовой защиты по обжалованию штрафных обязательств. Задолженность по внесению арендной платы по договору аренды лесного участка возникла, по его словам, ввиду грубых нарушений хозяйственной и финансовой дисциплины предыдущего руководства предприятия. Нургалин называет конкретные фамилии – Ларисы Ермолиной и председателя совета директоров лесхоза Виктора Банникова.

По мнению Нургалина, до аукциона по продаже акций руководство предприятия проводило бесхозяйственную деятельность, «просто разбазаривало имущество», зная, что предприятие выставлено на торги. Он также уточняет, что задолженность по внесению арендной платы возникла в период непосредственного участия в управлении Щучанским лесхозом двух областных департаментов – природных ресурсов и имущественных и земельных отношений.

Усугубляет ситуацию еще и то, что, по словам Нургалина, на предприятии похищены все основные документы вместе с печатью (по этому поводу он уже написал несколько обращений в полицию, но пока результатов нет), а департамент природных ресурсов отказался продлить ему лесную декларацию.

Фаяз Нургалин считает, что истинная цель ареста права аренды лесного участка – скрыть следы незаконной деятельности, найдя нового арендатора, продав имущественное право по договору аренды на торгах.

Он заявил об этом прямо в своем обращении в прокуратуру от 21 декабря 2015 года, добавив, что действия руководства департамента природных ресурсов, на его взгляд, «вызваны его личной заинтересованностью», поскольку оно «участвовало во всех «серых» схемах предприятия».

По мнению Нургалина, у службы судебных приставов были иные способы для взыскания задолженности по арендной плате – к примеру, через недвижимое и движимое имущество предприятия. Оценку права аренды уже произвели, она превысила 2,1 млн рублей.

Несмотря на целый ворох проблем, Фаяз Нургалин уверен: «Будь у меня лес, и дали бы мне нормально работать, я бы все долги закрыл за полгода, максимум – за год. Но мне не дают! Я считаю, что это вредительство. Я смотрю телевизор – президент, премьер одно говорят: надо поддержать малое предпринимательство, не «кошмарить». А тут предприятие просто губят! Я считаю, что это делают не внешние, а внутренние враги».

Однако областные чиновники, о давлении со стороны которых заявляет Нургалин, имеют противоположную точку зрения на происходящее. «Никаких препон мы ему не делали, – заявил в разговоре с Znak.com начальник управления лесного хозяйства Виктор Банников. – В течение года предприятие не работало, договор аренды не исполнялся ни по одной позиции, пока там находился Нургалин».

Банников подчеркнул, что аукцион по продаже акций Щучанского лесхоза организовывал не департамент природных ресурсов, а департамент имущественных и земельных отношений области. «Какое-либо участие в продаже акций наш департамент не принимал, все аукционные дела организовывались именно другим департаментом», – уточнил он.

По словам Банникова, именно Нургалин попросил назначить его директором лесхоза с того момента, как заключил договор купли-продажи акций (последний утверждал, что ему это предложил Банников). «Когда Нургалин выиграл аукцион, заключил договор купли продажи акций, чтобы вступить в права собственности, стать владельцем юрлица, необходимо было провести оплату по данному договору. Господин Нургалин к нам обратился, сказав, что он участвовал в аукционе с серьезными намерениями, и попросив поставить его директором с того дня, когда он подписал договор. Он обратился ко мне, потому что я являлся председателем совета директоров данного юрлица», – объяснил наш собеседник.

Нургалину предложили внести в бюджет определенную сумму для погашения задолженности по арендной плате за использование лесов. Он внес около 300 тыс. рублей, после чего совет директоров назначил его директором лесхоза. После этого, по словам Банникова, Нургалина проконсультировали, как надо вести работу. В том числе предложили провести инвентаризацию имущества, отметив, что результаты хозяйственной деятельности лесхоза нельзя назвать удовлетворительными.

Однако, как говорит Банников, новый руководитель в течение первого квартала 2015 года не смог организовать работу надлежащим образом.

«Он не реализовал ни одного кубометра древесины, не подал ни одной лесной декларации, соответственно, не заработал ни одного рубля, чтобы выправить положение. Неудовлетворительное финансовое состояние юрлица еще более усугубилось», – отметил собеседник.

Когда квартал истек, получив еще и жалобу от коллектива Щучанского лесхоза, на предприятие направили ревизионную комиссию. Было проведено открытое заседание совета директоров. Выводы оказались неутешительными: «Абсолютно никаких действий, направленных на организацию хозяйственной деятельности Щучанского лесхоза, директор за истекший период – практически квартал – не произвел. Единогласно, с учетом мнения коллектива, который присутствовал на открытом заседании совета директоров, приняли решение освободить его от должности и назначить другого человека – Ермолину».

Говорить о том, что департамент не работал с Нургалиным, по его мнению, нельзя. «Наоборот, мы дали ему возможность зайти и работать в качестве главного распорядителя всеми средствами юрлица. Мы даже много форы дали ему в надежде, что вдруг придет частник и найдет инвестиции, ликвидирует задолженность», – утверждает Банников. Банников подчеркнул, что в департаменте ко всем арендаторам относятся одинаково. И Нургалин, по его мнению, став директором, должен был организовать инвентаризационную комиссию. Если бы выяснилось, что на предприятии действительно чего-то не хватает и просматривается правонарушение, следовало обратиться в правоохранительные органы. «Совет директоров – это наблюдательный орган. У совета директоров есть определенные полномочия, но главные полномочия все-таки у директора предприятия. Совет ему ставил такие задачи, а он больше говорил, нежели действовал», – уточнил наш собеседник.

По поводу ареста права аренды лесов Виктор Банников пояснил, что ОАО «Щучанский лесхоз» допустило неуплату арендной платы с большими сроками пропуска (больше 20 сроков).

Департамент подал в арбитражный суд, чтобы взыскать долги, после чего в работу вступила служба судебных приставов.

«Судебные приставы обратились в департамент с просьбой согласовать взыскание на право аренды лесного участка, чтобы взыскать задолженность по исполнительным листам. Мы выразили согласие. Служба судебных приставов провела процедуру по оценке стоимости и должна была бы передать документы для организации аукциона по продаже права договора аренды Росимуществу. Но господин Нургалин, понимая, что близится развязка, мы считаем, что умышленно решил затянуть процесс реализации права аренды, подал иск в арбитражный суд на обжалование независимой оценки величины права аренды», – рассказал Банников. При этом он признался, что в департаменте уже пожалели, что дали согласие обратить взыскание на право аренды – быстрее было бы расторгнуть договор с лесхозом.

На сегодняшний день, по его словам, задолженность Щучанского лесхоза перед департаментом превышает 3 млн рублей, и она продолжает расти. Если решение суда вступит в силу, служба судебных приставов передаст материалы в Росимущество для проведения аукциона, на котором можно будет купить право аренды. Юрлицо «Щучанский лесхоз» принять участие в этом аукционе не сможет, уточнил Банников. «Есть надежда на то, что право аренды приобретет какое-либо лицо, которое будет добросовестно исполнять договорные обязательства, и аренда будет продолжаться», – отметил он.

Поскольку основная деятельность Щучанского лесхоза сегодня базируется на договоре аренды, потеряв его, собственник сможет лишь заняться от имени этого юрлица другой деятельностью или распорядиться имуществом предприятия по своему усмотрению.

Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3