Пять жертв Юрия Мовшина. Избежит ли наказания экс-начальник кузбасской ГИБДД 

Пять жертв Юрия Мовшина. Избежит ли наказания экс-начальник кузбасской ГИБДД

Бывших полицейских не бывает. Уходя со службы, кто-то продолжает жить по закону, честно и без компромиссов. А кто-то, привыкнув использовать привилегии полицейской должности, уверен – его высокий пост, пусть и с приставкой «экс», дает пожизненное право на неприкасаемость. Даже при совершении преступлений.

В Кемеровской области уже четыре месяца не утихают страсти вокруг ДТП, одним из участников которого стал бывший начальник ГИБДД области Юрий Мовшин. В конце апреля 2016 года его автомобиль протаранил другую машину, сворачивающую с трассы на проселочную дорогу. В этой аварии погибло 4 человека. Сам экс-полицейский не получил ни царапины.

Хронологию событий частично удалось восстановить по камерам наблюдения, видеорегистраторам и показаниям очевидцев, оказавшимся у места столкновения через несколько минут.

Вечером 23 апреля Юрий Мовшин на автомобиле Land Cruiser ехал по трассе Кемерово−Яшкино. В нескольких километрах от поворота на турбазу «Космос» он устроил гонки с идущим впереди Range Rover. Поначалу обе машины по «встречке» обогнали несколько идущих по трассе автомобилей. Потом внедорожнику Мовшина удалось вырваться вперед. Вероятно, в азарте водитель продолжал мчаться по встречной полосе и следил только за соперником. Он слишком поздно заметил Toyota Premio, поворачивающую на турбазу. Вместо того чтобы притормозить или уйти на свою полосу, Мовшин вывернул руль влево, на обочину, и протаранил почти завершившую маневр японскую иномарку в заднюю дверь. Доли секунды – и обе машины, несколько раз перевернувшись и пробив ограждения, оказываются отброшенными по разные стороны дороги. Но если водитель внедорожника отделался испугом, то для находившихся внутри старенькой иномарки пассажиров эта поездка стала последней в жизни. Две девушки погибли на месте, еще две умерли через несколько часов в реанимации, не приходя в сознание. Водителя Toyota Виктора Оленина, находившегося в шоковом состоянии, скорая также отвезла в больницу.

Пермякова,Лосева,Гаврилова,Башурова

Пермякова,Лосева,Гаврилова,Башурова

Погибшими оказались четыре «байкерши» − Наталья Лосева, жена лидера кемеровского байкерского клуба Дениса Лосева, и представительницы красноярского женского мотоклуба «Всадницы» Дарья Башурова, Галина Гаврилова и Светлана Пермякова. Девушки буквально 30 метров не доехали до ворот турбазы, где их ждали друзья – в этот день здесь планировали отметить юбилей одного из местных байкерских клубов и гости съехались со всей Сибири. По словам Дениса Лосева, услышав дикий грохот, все, находившиеся на турбазе, выбежали к трассе и попытались оказать помощь зажатым в машине людям. Экс-начальник Кузбасской ГИБДД Юрий Мовшин, выбравшись из машины, принялся звонить по телефону. За все время, пока на месте работали эксперты, машины «скорой помощи» увозили еще живых пострадавших и трупы, он ни разу не подошел к покореженной иномарке, не сказал принятых в таких случаях слов соболезнования и сожаления. Напротив, по словам байкеров, он улыбался. Правда, все время старался держаться поближе к своим бывшим подчиненным. Возможно, опасаясь самосуда.

У байкеров также имелись опасения – они боялись, что факты об обстоятельствах ДТП прямо на месте подтасуют, что исчезнут видеосвидетельства момента столкновения (именно потому они на телефон пересняли съемки с камер видеонаблюдения на турбазе и выложили в сеть), что свидетели из ехавших за «Тойотой» и «Крузером» машин начнут менять показания в пользу Мовшина. Опасения оказались не беспочвенны – спустя сутки мистическим образом исчезла флэшка с видеорегистратора автомобиля, ехавшего следом за поворачивающей «Тойотой». Не исключено, что, если бы запись камер с турбазы не обнародовали, ее постигла бы та же участь. (Позже видео с регистратора все же опубликовали)

Почему же почти все жители региона, кто следил и продолжает следить за этим нашумевшим ДТП, полагают что Юрий Мовшин может «выйти сухим из воды»? Прежде всего, дело в личности самого бывшего полицейского. Точнее, в его высокой должности, для которой в нашей стране приставки «экс» не бывает. И фактор корпоративной солидарности отсюда никуда не убрать. Сотрудники, приехавшие на место ДТП, долгие годы служили под началом этого человека, начальники следователей и экспертных служб вместе с ним были и на совещаниях, и на банкетах. Многих, кто попадался на нарушениях дорожных правил, он выручал одним звонком. Среди властных чинов отношения таковы, что все чем-то друг другу обязаны и порой вынуждены оказывать ответные услуги, пусть и в ущерб закону и морали. А случае с Юрием Мовшиным к этому добавляются еще два фактора – его дочь Наталья Лопатина является заместителем председателя Заводского районного суда в Кемерово, а еще один родственник и по совместительству сосед в коттеджном поселке − бывший начальник ГУВД Кемеровской области Анатолий Виноградов. Последний возглавлял милицию Кузбасса 10 лет и в 2007 году был снят с должности с формулировкой «многочисленные нарушения в работе подведомственной структуры». За этой обтекаемой фразой стоит следующая история: в октябре 2007 года один из офицеров милиции, оказавшись участником ДТП, застрелил водителя другой машины из табельного оружия, а затем, пытаясь скрыться, не справился с управлением автомобиля и сбил насмерть двух девушек. После этого случая Виноградов был уволен.

Юрий Мовшин начал свой трудовой путь в августе 1975 года инспектором ДПС в городе Кемерово. Пройдя практически все ступеньки служебной лестницы, в январе 1999 года он возглавил областную службу ГИБДД и руководил ей вплоть до 2012 года, покинув пост по выслуге лет. Громких скандалов, где он или его подведомственная служба были замешаны, за эти 13 лет не всплывало (при его жестком руководстве «сор из избы» никогда не выносили). Однако «теплое местечко» он покинул якобы не по своей воле. Освободить кабинет главного госавтоинспектора «попросили» после завершения расследования дорожно-транспортного происшествия с участием самого Мовшина. Тогда в результате автокатастрофы погиб человек. Это произошло практически на том же участке дороги, где погибли девушки-байкеры, только на 5 лет раньше. Land Cruiser Юрия Мовшина столкнулся с ВАЗ-2114, за рулем которого был простой работяга Сергей Максимкин. По официальным показаниям очевидцев, имеющимся в уголовном деле, Максимкин стал обгонять автобус и врезался во внедорожник начальника ГИБДД, ехавший навстречу с разрешенной скоростью. Однако есть и неофициальные показания. Сразу после аварии участок трассы был перекрыт и сотрудники ГИБДД переставляли столкнувшиеся машины, затирали и вновь рисовали на асфальте следы торможения внедорожника. Делалось это для того, чтобы ни у кого не возникло сомнений в невиновности Мовшина.

Кадр из видео с регистратора

Кадр из видео с регистратора

Эти неофициальные показания можно было бы отнесли к разряду слухов, если бы не два «но». Через несколько дней после случившегося вдове Максимкина Елене Лавровой позвонили свидетели ДТП с извинениями, что вынуждены были из-за страха потерять собственные водительские права солгать в показаниях о скорости машины, которую вел полицейский, и на самом деле он ехал со значительным превышением. А на 40-й день со дня смерти мужа в кафе к вдове пришел сам Мовшин со своим адвокатом и недвусмысленно намекнули, что если она не примет официальную версию о ДТП, то может лишиться своего бизнеса. Вдова с первого дня знала, кого сделают виноватым, и особо на объективное расследование не надеялась, поэтому ходить по инстанциям и писать жалобы не стала − все равно мужа этим не вернуть.

А Юрий Мовшин, переступив через этот неприятный факт в своей биографии, продолжил движение по карьерной лестнице. Но уже в органах власти, возглавив Департамент транспорта и связи Кемеровской области. Правда, на госслужбе продержался не очень долго. Через два года, в 2014 году, после скандала с необоснованным повышением стоимости проезда в общественном транспорте, губернатор области его уволил. По неофициальным данным, это повышение Мовшин пролоббировал, так как его родной брат – Владимир Мовшин − является директором автоколонны, осуществляющей пассажирские перевозки. Через две недели после увольнения из департамента, экс-чиновник стал руководить предприятием «Кузбасспассажиравтотранс». Но и там продержался чуть больше полугода. И как многие бывшие полицейские с большими погонами, пошел работать в коммерческую структуру.

Общественный интерес к персоне Юрия Мовшина за последние два года сошел на нет и, скорее всего, о существовании этого, когда-то значимого человека, в регионе просто забыли бы, если бы не апрельская трагедия. Сообщество байкеров, чьи подруги погибли, в первые дни после случившегося стало официально через местные СМИ требовать объективного расследования причин ДТП и наказания настоящих виновных. Все опасались, что ответственность за гибель девушек ляжет на водителя Toyota Premio Виктора Оленина. Он вынужден был сбежать из больницы, куда его положили после аварии, и некоторое время скрываться, так как на него и его семью неизвестные люди стали оказывать давление. А пресс-служба МВД поспешила сделать громкие заявления, что автомобиль Оленина не прошел в этом году техосмотр, также у водителя не имелось полиса ОСАГО, а сам он лишен прав за езду в пьяном виде. Правда, какое отношение эти три факта имеют к тому, что автомобиль Оленина протаранили, официальный представитель ведомства пояснить не смог. Стоит отметить, что защитники Мовшина отстаивают версию виновности в ДТП водителя Toyota Premio, который не убедился в безопасности маневра. Да и вообще его там не должно было быть, т. к. он ездил без водительского удостоверения.

На этой волне, предполагая, что крайнего следствие уже назначило, в сети появилась петиция «Привлечь экс-главу ГИБДД Юрия Мовшина к уголовной ответственности за четыре трупа в ДТП». За несколько дней петиция набрала больше 90 тысяч подписей. А через неделю власть Кемеровской области сделала неожиданное заявление. С подачи губернатора Амана Тулеева по решению депутатов облсовета Юрий Мовшин был лишен всех областных наград и звания «Почетный гражданин Кемеровской области». Более того, была создана независимая комиссия по расследованию причин этого резонансного ДТП. Таким образом, областные власти дали понять силовикам, что прикрывать Мовшина они не намерены, и следователи могут действовать в рамках закона. Бывшие коллеги экс-полицейского расценили это как команду «фас» и буквально в считанные дни собрали все необходимые материалы для предъявления Юрию Мовшину обвинения. Хотя сделать это сразу же не получилось. Мовшин предусмотрительно лег в «кардиологию» – обострились проблемы со здоровьем. Чтобы попасть в палату бывшего высокопоставленного полицейского и допросить его, следователям пришлось, согласно закону, направить запрос и ждать письменного разрешения лечащего врача о возможности встречи с пациентом. Из-за подобной бумажной волокиты официальное обвинение в совершении ДТП экс-гаишнику предъявили только через месяц.

Жорин

Адвокат Сергей Жорин

Пока Мовшин отлеживался в больнице, его родственники судорожно искали адвоката – ведущие местные защитники отказались представлять его интересы. Зато «звездный» московский адвокат Сергей Жорин, усмотрев возможность самопиара, срочно вылетел в Кемерово, чтобы встретиться с потенциальным клиентом. Сразу после встречи он заявил журналистам, что взялся защищать Мовшина, так как усмотрел массовую общественную травлю своего клиента. И травля эта, по его словам, носит заказной характер. В качестве тактики защиты Жорин выбрал смещение акцентов со своего подзащитного на других участников дорожного движения, оказавшихся в тот момент на Яшкинской трассе. Так, под раздачу столичного адвоката попал водитель Range Rover, которого обгонял его клиент. Якобы тот не пускал Мовшина обратно в полосу и тем самым спровоцировал ДТП, поэтому его тоже нужно привлечь к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Хотя на имеющейся в уголовном деле записи с видеорегистратора отчетливо видно, что несущийся по «встречке» внедорожник Мовшина даже не предпринимает попыток вернуться в свою полосу.

Вопросы у Жорина вызвала и степень вины в случившемся водителя Toyota Premio Виктора Оленина. Того он обвинил в покидании места ДТП и отказе от медосвидельствования. Видимо, в знакомстве с материалами уголовного дела он не заметил или постарался не заметить, что с места аварии Оленина увезла скорая помощь, в больнице были сделаны все необходимые анализы, и все это подтверждено справками.

медосвидетельствование

Досталось от Жорина и следователям. Их он обвинил в фальсификации доказательств. Однако тактика защиты не сработала – на все попытки обвинений нашлись контраргументы. И следствие уже вышло на финишную прямую –  сейчас происходит знакомство всех участников с материалами дела перед предъявлением окончательного обвинения. Именно в этот момент Сергей Жорин использовал свой последний козырь – потребовал через Генпрокуратуру проведения еще двух дополнительных экспертиз, видеотехнической и автотехнической, которые проводятся только в Московском центре экспертизы и оценки. Причем очередь на их проведение может доходить до полугода. Однако по имеющейся в нашем распоряжении информации, следователям и защите потерпевших удалось ускорить процесс ожидания, и к проведению экспертиз специалисты уже приступили 14 августа. Результат обещают предоставить в октябре. И на затягивание дела, если сторона Мовшина не придумает еще какого-нибудь хода, уже ничто не повлияет.

Главные вопросы, на которые должны ответить эксперты, – с какой скоростью двигался Юрий Мовшин и была ли у него возможность избежать столкновения. Его защита изначально утверждала: превышения скорости не было. Однако сразу же после обнародования видеозаписей аварии кузбасский блогер Алексей Кудря по собственной инициативе сделал такую экспертизу, а затем видеореконструкцию данного ДТП. 

Выводы, к которым он пришел, однозначны: автомобиль Мовшина ехал со скоростью 36 метров в секунду – это 130 километров в час. При этом назвать блогера дилетантом нельзя: подобные расчеты он уже проводил не раз – Алексея Кудрю регулярно привлекают в качестве эксперта для подобных исследований местные полицейские. Блогер уверен, опять же основываясь на своих подсчетах, – если бы скорость Мовшина была в пределах допустимой – а это 25 метров в секунду, Toyota Premio успела бы закончить маневр. Подобные ошибки, цена которых – человеческая жизнь, просто недопустимы для человека с более чем 20-летним стажем вождения, тем более для человека, который всю свою сознательную жизнь в силу профессии проповедовал безопасность дорожного движения.

Мы будем следить за развитием этой истории и не исключаем, что в деле Мовшина могут вскрыться новые факты. Как, к примеру, появление чудом уцелевшего в той аварии свидетеля. На повороте, всего в паре метров от места столкновения автомобилей оказался деревенский парень на мопеде. И он мог бы рассказать еще  что-то о страшной автокатастрофе. Но, насколько нам известно, установить его личность следствию пока не удалось.

 

Подпись к фото Фото: Фото с места аварии
1 / 3
Обсудить

Другие материалы рубрики

Все материалы рубрики

Рекомендуем

1 / 3